Создание дизайн-шаблонов; уроки Photoshop, Illustrator, Lightroom, Gimp; обои для рабочего стола; иконки и headers для блогов.
Главная Фотоальбом Обо мне Карта блога
Подпишись на RSS!

Вирус кавасаки этиология


Болезнь Кавасаки: симптомы, диагностика, поэтапное лечение

Болезнь Кавасаки представляет собой острый, фебрильный системный васкулит неизвестного происхождения, который поражает в основном только маленьких детей. У пациентов с иммуногенетической предрасположенностью один или несколько инфекционных агентов могут играть роль в инициировании клинических проявлений заболевания.

Клинически она характеризуется лихорадкой, полиморфной сыпью, конъюнктивитом, эритемой слизистой оболочки с малиновым языком, индурацией рук и ног и односторонней шейной лимфаденопатией. Заболеваемость и смертность зависят от аневризм коронарных артерий, развивающиеся у 20-25% пациентов, которым не проводят лечение. БК является основной причиной приобретенных сердечных заболеваний у детей в возрасте до 5 лет в США и других развитых странах.

Болезнь Кавасаки обычно поражает только маленьких детей с пиковой частотой в возрасте от 13 до 24 месяцев. Она редко возникает в первые 6 месяцев жизни, и 80% всех случаев приходится на возраст 5 лет. Опубликованные данные о госпитализации в США продемонстрировали показатель в 24,7 случаев у 100 000 детей в возрасте до 5 лет в 2010 году.

Наибольший показатель был среди детей азиатского/тихоокеанского происхождения (50,4 на 100 000 человек), за ними следуют дети афро-американского (29,8) и европейского (22,5) происхождения. В более раннем докладе за 1997-2000 гг. ежегодная заболеваемость составляла 16,9, 11,1 и 9,1 на 100 000 в США для афро-американцев, латиноамериканцев и европейских детей в возрасте 450 000 после 7-го дня лихорадки;

  • альбумин 15 000;
  • моча с >10 лейкоцитов в поле зрения.
  • В отсутствие диагностического теста эти критерии становятся ключевыми при диагностике пациента с БК. Некоторые лабораторные анализы могут быть дополнительными, например, острофазовые реагенты, включая скорость оседания эритроцитов (СОЭ) и СРБ. Они значительно повышаются (в большей степени, чем при обычных вирусных инфекциях).

    Менее распространенные признаки могут включать:
    • ригидность мышц шеи (вторичную по отношению к асептическому менингиту),
    • лицевой паралич,
    • передний увеит (70%),
    • плевральный выпот,
    • легочные инфильтраты,
    • перикардиальный выпот с миокардитом или без него и застойную сердечную недостаточность.

    Среди других признаков: боль в брюшной полости, диарея, гепатит, обструктивная желтуха, растяжение желчного пузыря или водянка желчного пузыря, панкреатит, вовлечение в процесс суставов (артралгия или артрит), меатит, вульвит, уретрит со стерильной пиурией, протеинурия, нефрит и острая почечная недостаточность. Кроме того, могут быть обнаружены гангрена периферической части конечности, пустулы, мультиформная эритема, перианальная эритема (от 50% до 70%), макулы, папулы, коревидная сыпь и скаралатиноподобная эритема.

    Подострая стадия

    Этот этап длится от 2 до 3 недель, при этом имеющиеся признаки и симптомы находятся в процессе разрешения, включая стойкую раздражительность, анорексию и другие острые признаки и симптомы. Может также наблюдаться инъекция сосудов конъюнктивы и трещины губ.

    Однако типичными для этой фазы являются снижение лихорадки, акральная десквамация, образование коронарной аневризмы, снижение маркеров острой фазы и развитие тромбоцитоза.

    Этап выздоровления/хронический этап

    Данный этап длится от 4 до 6 недель. Это фаза выздоровления, когда все признаки болезни исчезли, однако болезнь продолжается до тех пор, пока уровни белка острой фазы воспаления (СОЭ и СРБ) не вернутся к нормальным показателям у тех пациентов с болезнью Кавасаки, у которых в конечном итоге наступает полное выздоровление.

    Однако для тех пациентов, у которых развиваются осложнения со стороны сердца, наиболее значительным клиническим показанием, который сохраняется на этом этапе, является наличие аневризм коронарной артерии. У многих пациентов состояние улучшается, и лишь у немногих — ухудшается. Существует тенденция к самостоятельному разрешению небольших аневризм (60% случаев), но у незначительного количества пациентов аневризмы будут расширяться до больших или гигантских размеров, и могут развиться осложнения, например, тромбоз или инфаркт миокарда.

    Первоочередные тесты

    Пациентам с классическими проявлениями болезни Кавасаки, у которых наблюдается соответствие критериям определения болезни (а именно, лихорадка длительностью 5 или более дней и 4 из 5 перечисленных критериев), необходимо пройти некоторые основные исследования, среди которых развернутый анализ крови и маркеры острой фазы (СОЭ и СРБ). Если результаты указанных исследований подтверждают болезнь Кавасаки, есть все основания диагностировать данную болезнь. Наиболее показательными результатами являются повышенные уровни СОЭ и СРБ, и, в меньшей степени, анемия, повышенное количество лейкоцитов и тромбоцитоз.

    В острой стадии значительно повышаются многие маркеры острой фазы воспаления, например, такие как СОЭ, СРБ, сывороточный уровень ферритина и альфа-1-антитрипсин. Результаты данных исследований, как правило, возвращаются к нормальным показателям в конце подострой фазы при переходе к стадии выздоровления, при этом СРБ возвращается к нормальным показателям быстрее, чем СОЭ. Если СОЭ и СРБ были в пределах нормы или очень незначительно повышались (СОЭ 10 дней с начала заболевания без факторов риска осложнений

    Пациенты с БK, которые поступают после 10 дня без постоянной лихорадки, и когда маркеры острой фазы заболевания (СОЕ и / или CРБ) являются нормальными, и у которых нет риска развития коронарных аневризм.

    Если их исходные и последующие эхокардиограммы являются нормальными, их следует лечить с помощью аспирина в низких дозах до 8 недель с момента начала заболевания. Если эхокардиограмма через 8 недель является нормальной, аспирин в малых дозах может быть прекращен.

    Однако при диагностике после 10-го дня с подтверждением повышенного СОЕ или CРБ и/или коронарных аномалий на эхокардиограмме, пациентов следует лечить как подробно описано выше для пациентов с факторами риска осложнений.

    Долгосрочное лечение

    В руководствах, опубликованных Американской кардиологической ассоциацией, была предложена система стратификации для категоризации пациентов по уровню риска развития ишемии миокарда.

    • Низкий уровень риска: пациенты без поддающейся обнаружению аневризмы коронарной артерии (АКА). Данные длительных наблюдений (10-20 лет после начала заболевания) показали, что уровень заболеваемости и уровень смертности у них аналогичны тем, которые наблюдаются у пациентов детского возраста. Ангиография не нужна этим пациентам, и им не нужна антитромбоцитарная терапия (аспирин в малых дозах), помимо рекомендуемой в течение 8 недель после начала заболевания. Тщательная оценка с консультированием каждые 5 лет рекомендуется для определения будущего риска ишемической болезни сердца. Ограничений физической активности более 8 недель не требуется.
    • Умеренный уровень риска: пациенты с регрессирующими АКА. В этой группе пациентов с БК наблюдается 50% регрессия АКА до уровня нормального диаметра просвета, как показано на ангиографии. Скорость разрешения АКА обратно пропорциональна его размеру. Исследования показали, что, хотя регрессия имела место, это было вызвано утолщением интимы и дисфункцией эндотелия. Этих пациентов нужно лечить с помощью аспирина в малых дозах, по крайней мере до тех пор, пока не будет продемонстрирована регрессия аневризмы. Кардиологическое наблюдение должно проводиться ежегодно, с ЭКГ и эхокардиограммой. Рекомендуется проводить стресс-тест и исследования перфузии миокарда два раза в год. Ангиография необходима, если присутствуют признаки ишемии. Необходимо ограничить физическую активность с высокой интенсивностью и управлять ею. Если регрессия аневризм произошла в течение 8 недель с момента начала заболевания, не требуется никаких ограничений, кроме как в первые 8 недель. Тщательная оценка с консультированием каждые 3-5 лет рекомендуется для определения будущего риска ишемической болезни сердца.
    • Высокий уровень риска: пациенты с ангиографическими доказательствами крупных или гигантских аневризм или коронарной непроходимости. Эти пациенты с БК нуждаются в долгосрочной антитромбоцитарной терапии и варфарине (для поддержания МНС на уровне 2-3) или гепарина с низкой молекулярной массой (для поддержания уровня антифактора Ха на уровне от 0,5 до 1,0 единиц/мл). Низкомолекулярный гепарин является предпочтительным в качестве альтернативы варфарину для младенцев и детей младшего возраста, у которых трудно провести анализ крови для исследования МНС. Бета-блокаторы могут рассматриваться у пациентов с большими или гигантскими аневризмами или ишемией миокарда. Чтобы избежать риска кровотечения, следует избегать контактных или активных видов спорта. Настоятельно рекомендуется проведение два раза в год кардиологического обследования с ЭКГ и эхокардиограммой, а также стресс-тест с перфузионным сканированием миокарда, и с последующей ангиографией, в случае ишемии.
    • Дипиридамол больше не используется для долгосрочной тромбопрофилактики. Он является альтернативой аспирину у пациентов, которые:
      • принимают ибупрофен
      • резистентны или имеют аллергию к аспирину
      • с риском возникновения синдрома Рея.

    Прогноз

    Болезнь Кавасаки (БК) является острым, самоограничивающимся заболеванием. Непосредственный результат лечения значительно улучшился: снижение частоты аневризм коронарных артерий до менее 3% после введения внутривенной (в/в IG) терапии имуноглобулинами. В целом уровень смертности составляет менее 0,5%.

    Однако у не пролеченных пациентов заболевание связано со значительным уровнем заболеваемости и смертности. Отсроченная диагностика, особенно не осложненной БK и БK у очень маленьких детей, представляет собой проблему, поскольку у этих пациентов существует высокий риск развития аневризм. Долгосрочный прогноз детей с гигантскими аневризмами остается предметом беспокойства из-за связанного с ним риска ишемии или тромбоза. Лечение таких пациентов включает тромбопрофилактику и тщательную идентификацию прогрессирующих стенозов. Некоторым пациентам могут потребоваться инвазивные процедуры реваскуляризации.

    Поэтому клиницисты должны сосредоточиться на ранней диагностике и быстрой эскалации лечения, когда немедленного ответа на в/в IG нет. Остается неизвестным, будут ли другие противовоспалительные агенты, такие как новые иммунодепрессанты или новые антицитокиновые биологические препараты, еще больше улучшать управление и результаты лечения БK.

    www.eskulap.top

    Болезнь Кавасаки

    Болезнь Кавасаки — редкое иммунокомплексное воспалительное поражение артерий различного калибра, возникающее преимущественно у детей первых лет жизни. Болезнь Кавасаки проявляется лихорадкой, полиморфной диффузной сыпью, конъюнктивитом, поражением слизистой рта, кожи и суставов дистальных отделов конечностей, шейной аденопатией. Диагностика болезни Кавасаки основана на клинических критериях, результатах лабораторных исследований крови и мочи, данных ЭКГ, УЗИ сердца и коронарографии. Основу лечения болезни Кавасаки составляет внутривенное введение иммуноглобулина и прием ацетилсалициловой кислоты, по показаниям применяются антикоагулянты.

    Болезнь Кавасаки получила свое название благодаря открывшему ее в 1961 году японскому педиатру по фамилии Кавасаки. Первоначально предполагалось, что заболевание имеет легкое течение. Лишь в 1965 году был выявлен случай тяжелой сердечной патологии, связанный с перенесенной болезнью Кавасаки. В России первый клинический случай болезни Кавасаки был диагностирован в 1980 году.

    Сегодня болезнь Кавасаки является одной из самых распространенных причин приобретенной патологии сердца в детском возрасте. Наиболее часто заболевание встречается среди представителей желтой расы, особенно японцев. В Японии болезнь Кавасаки диагностируется в 30 раз чаще, чем в Австралии или Великобритании и в 10 раз чаще, чем в Америке.

    Болезнь Кавасаки

    В настоящее время ревматология не имеет однозначных данных о причинах развития болезни Кавасаки. Наиболее признанной теорией является предположение о том, что болезнь Кавасаки развивается на фоне наследственной предрасположенности под влиянием инфекционных агентов бактериальной (стрептококк, стафилококк, риккетсии) или вирусной (вирус Эпштейна-Барра, простого герпеса, парвовирусы, ретровирусы) природы. В пользу наследственно обусловленной предрасположенности к болезни Кавасаки свидетельствует связь заболевания с расовой принадлежностью, его распространение в других странах преимущественно среди японских эмигрантов, развитие заболевания у 8-9% потомков переболевших лиц.

    Как правило, болезнь Кавасаки возникает в первые 5 лет жизни, отдельные случаи заболевания отмечались у детей до 8-ми лет. Пик заболеваемости болезнью Кавасаки приходится по одним данным на возраст 9-11 мес., по другим — 1,5-2 года. В течении болезни Кавасаки выделяют три периода: острый — 7-10 дней, подострый — 14-21 день и период выздоровления, который может занимать от нескольких месяцев до 1-2 лет.

    Болезнь Кавасаки начинается с подъема температуры тела. Без лечения лихорадка сохраняется в течение 2-х недель. Увеличение лихорадочного периода считается прогностически неблагоприятным симптомом.

    Кожные проявления болезни Кавасаки могут возникнуть в течение 5 недель от начала заболевания. Они характеризуются полиморфными диффузными элементами в виде мелких плоских пятен красного цвета (макулярная сыпь), волдырей, скарлатиноподобных или похожих на корь высыпаний. Элементы сыпи располагаются в основном на коже туловища, паховой области и проксимальных отделов конечностей. Со временем возникают эритематозные участки, отмечается болезненное уплотнение кожи ладоней и подошв, обуславливающее ограничение движений в пальцах. Разрешение элементов сыпи при болезни Кавасаки начинается примерно через неделю после их появления. Эритематозные пятна сохраняются 2-3 недели, после чего их поверхность начинает шелушиться.

    Поражения слизистых оболочек глаз и ротовой полости. У большинства заболевших болезнью Кавасаки в течение первых 7 дней отмечается появление конъюнктивита обоих глаз, обычно не сопровождающегося выделениями. В некоторых случаях ему сопутствует передний увеит. Наблюдается также сухость и покраснение слизистой оболочки ротовой полости, кровоточащие трещины на губах, малиновая окраска языка и увеличение миндалин. Болезнь Кавасаки в 50% случаев сопровождается увеличением шейных групп лимфатических узлов, чаще односторонним.

    Поражение сердца и сосудов при болезни Кавасаки может носить характер миокардита, проявляющегося тахикардией, болями в сердце, аритмией и часто приводящего к острой сердечной недостаточности. У 25% пациентов с болезнью Кавасаки через 5-7 недель от начала заболевания выявляются аневризматические расширения коронарных сосудов сердца, которые могут приводить к развитию инфаркта миокарда. В редких случаях появляется перикардит, аортальная или митральная недостаточность. Возможно возникновение аневризм по ходу крупных артерий: локтевых, подключичных, бедренных.

    Суставной синдром наблюдается в 35% случаев болезни Кавасаки и длится обычно до 1 месяца. Типичны артралгии и артриты голеностопных и коленных суставов, поражения мелких суставов кистей и стоп.

    Возможно поражение органов ЖКТ с возникновением болей в животе, рвоты, поноса. В отдельных случаях наблюдается менингит, уретрит.

    Общепринятыми клиническими диагностическими критериями болезни Кавасаки является наличие на фоне продолжающейся более 5 дней лихорадки как минимум 4 из ниже приведенных признаков.

    1. Двусторонний конъюнктивит.
    2. Полиморфная сыпь с диффузным распространением по кожному покрову.
    3. Поражение слизистой рта.
    4. Изменения кистей и стоп с их покраснением и отеком.
    5. Увеличение шейных лимфоузлов.

    При выявлении аневризмы коронарных артерий достаточным считается наличие 3 из указанных диагностических признаков.

    Лабораторная диагностика не дает специфических признаков болезни Кавасаки, однако совокупность выявленных изменений может стать дополнительным подтверждением правильности диагноза. В клиническом анализе крови определяется анемия, лейкоцитоз со сдвигом лейкоцитарной формулы влево, тромбоцитоз, значительное ускорение СОЭ. Биохимический анализ крови выявляет повышение иммуноглобулинов, серомукоида и трансаминаз, появление ЦИК. В анализе мочи может наблюдаться протеинурия и лейкоцитурия.

    С целью диагностики сердечной патологии проводится ЭКГ, рентгенография органов грудной клетки, УЗИ сердца, ангиография коронарных артерий. По показаниям проводят люмбальную пункцию и исследование ликвора.

    Дифференциальный диагноз болезни Кавасаки необходим с корью, скарлатиной, инфекционным мононуклеозом, краснухой, гриппом, аденовирусной инфекцией, ювенильным ревматоидным артритом, микоплазменной пневмонией, синдромом Стивенса-Джонсона.

    Иммуноглобулин. Для купирования происходящих в сосудах воспалительных изменений производится внутривенное введение иммуноглобулина. Оно осуществляется в стационарных условиях в течение 8-12 часов. Если после введения иммуноглобулина не отмечается снижение температуры и уменьшение воспалительных явлений, показано его повторное введение. Наилучшие результаты лечения иммуноглобулином получены при его проведении в первые 10 дней развития болезни Кавасаки.

    Ацетилсалициловая кислота. В современной медицине этот препарат назначается только при наличие строгих показаний. Однако в лечении болезни Кавасаки он входит в перечень необходимых медикаментов. Цель его применения — снижение риска образования тромбов и противовоспалительная терапия. После снижения температуры тела дозу ацетилсалициловой кислоты понижают до профилактической.

    Антикоагулянты (варфарин, клопидогрел) назначаются для профилактики тромбообразования детям с диагностированными аневризмами сосудов. Кортикостероидная терапия при болезни Кавасаки не проводится, так как исследования показали, что она повышает риск коронарного тромбоза.

    Болезнь Кавасаки в большинстве случаев имеет благоприятный прогноз, особенно при своевременно начатой терапии. Однако существует риск летального исхода заболевания (0,8-3%) в связи с тромбозом коронарных артерий и развитием инфаркта миокарда. Более редкой причиной смерти является тяжелый миокардит с выраженной сердечной недостаточностью.

    Примерно в 20% случаев у перенесших болезнь Кавасаки детей сохраняются изменения стенок коронарных артерий, которые в отдаленном будущем могут привести к раннему появлению атеросклероза или кальциноза с последующей ишемией сердца, угрожающей развитием острого инфаркта миокарда. Факторами риска, ускоряющими развитие изменений со стороны коронарных артерий, являются артериальная гипертензия, гиперлипидемия, курение. В связи с этим пациенты с болезнью Кавасаки после выздоровления должны находиться под постоянным наблюдением кардиолога или ревматолога, раз в 3-5 лет проходить полное обследование сердца, включая ЭХО-ЭГ.

    www.krasotaimedicina.ru

    Болезнь Кавасаки — эпидемиология, этиология, иммунные нарушения

    1224

    Болезнь Кавасаки — артериит, обычно встречающийся у детей, поражающий крупные, средние и мелкие артерии (преимущественно коронарные), иногда и вены, часто сочетающийся со слизисто-кожным лимфонодулярным синдромом [J.C.Jennette et al., 1994]. Первый случай заболевания был выявлен в Японии в 1961 году.

    Однако приоритет описания болезни принадлежит T.Kawasaki, который в 1967 году представил подробную характеристику 50 больных с данной патологией.

    Болезнь встречается главным образом в раннем детском возрасте с одинаковой частотой среди мальчиков и девочек (соотношение 1,4:1,0). Наиболее подвержены ему представители желтой расы. Подавляющее большинство детей заболевают в возрасте до 5 лет, а пик заболеваемости приходится на первые два года жизни ребенка. В Японии ежегодно регистрируется 150 новых случаев заболевания на 100 тыс. детей младше 5 лет.

    В других странах болезнь встречается гораздо реже. Так, в США заболеваемость ею составляет 10,3, в Германии — 2,9, в Великобритании — 3,4 на 100 тыс. детей в год. Считают, что в США болезнь Кавасаки вышла на первое место среди причин приобретенной патологии сердца, вытеснив острую ревматическую лихорадку [K.Taubert et al., 1991].

    Этиология болезни неизвестна. Не исключается роль наследственной предрасположенности. Наличие эпидемических вспышек, их цикличность (с интервалом 2—3 года), более высокая частота заболеваемости в семьях больных, чем в общей популяции, позволяют обсуждать инфекционную природу болезни Кавасаки. В качестве возможных этиологических агентов рассматриваются различные бактерии (Propioni bacterium acnes, Streptococcus sanginis), риккетсии, вирусы (вирус Эпштейна—Барра, вирус герпеса, ретровирусы и др.). C.Nigro и соавт. (1994) с помощью серологических исследований и полимеразной цепной реакции выявили признаки парвовирусной инфекции у 10 из 15 больных болезнью Кавасаки. Однако другие исследователи не подтвердили эти данные [Y.Yoto et al., 1994; B.Cohen, 1994]. Отмечено частое начало заболевания после предшествующей инфекции верхних дыхательных путей.

    Сообщается о высокой частоте обнаружения у больных IgG-антител к эритрогенному токсину А стрептококка. Существует мнение, что при болезни Кавасаки бактериальные токсины выступают в качестве суперантигенов. Об этом свидетельствует селективная экспансия Т-лимфоцитов, несущих Vp2 и Vp8 рецепторы Т-клеток (ТКР) [J.Abe et al., 1992].

    Полагают, что развитие заболевания связано с инфицированием организма ребенка бактериями (стафилококк или стрептококк), которые синтезируют новый тип токсина, вызывающего синдром токсического шока [D.Leung et al., 1993].

    В острую фазу болезни отмечается существенное снижение числа CD8+Т-лимфоцитов, увеличение числа активированных CD4+T-лимфоцитов, несущих DR-антиген [D.Leung et al., 1982]. Повышено также количество В-лимфоцитов, спонтанно секретирующих IgG и IgM.

    В сыворотке больных отмечено увеличение концентрации провоспалительных цитокинов (рецепторы для интерлейкина-1 (ИЛ-1) и фактор некроза опухоли (ФНО)) и усиление их секреции мононуклеарными клетками in vitro [S.Furukawa et al., 1988; C.Maury et al., 1988; A.Rowley et al., 1988; T.Matsubara et al, 1990].

    Обнаружен высокий уровень рИЛ-2Р, особенно у детей с аневризмами коронарных артерий [K.Barron et al, 1990; T.Matsubara et al, 1990]. По данным T.Matsubara и соавт. (1990), концентрация ФНО, рИЛ-2Р и интерферон (ИФ)-у у больных с поражением коронарных артерий выше, чем у остальных пациентов.

    При болезни Кавасаки обнаружено также увеличение сывороточной концентрации ИЛ-10 [D.Kim, 1996], что объясняет характерную для этого заболевания активацию гуморального иммунитета.

    По данным разных авторов, частота обнаружения антинейтрофильных цитоплазматических антител (АНЦА) при болезни Кавасаки варьирует от 6 до 91% [С.Savage et al, 1989; N.Birdi et al, 1991; Soppi et al, 1992; J.Gusman et al, 1992]. В большинстве случаев АНЦА дают «атипичный» тип свечения в реакции непрямой иммунофлюоресценции.

    Установлено, что они реагируют с первичными а-гранулами нейтрофилов, катепсином G [R.Gilbert et al, 1993] и миелопероксидазой [E.Soppi et al.,1992; L.Rider et al, 1993]. Частота обнаружения последних колеблется от 13 до 73%), причем результаты иммуноферментного анализа и данные реакции непрямой иммунофлюоресценции не коррелируют между собой.

    Определенное значение в патогенезе заболевания придается антитела к эндотелиальным клеткам (АЭКА). Установлено, что в сыворотках больных присутствуют антитела класса IgM, обладающие комплементзависимой анти-эндотелиальной цитотоксичностью в культуре эндотелия [K.Kaneko et al, 1993].

    Патогенное действие антител усиливается после активации эндотелиальных клеток (ЭК) ФНО, ИЛ-1 и ИФ-у [D.Leung et al, 1986; D.Leung et al, 1989]. При болезни Кавасаки АЭКА обнаружены также с помощью стандартного иммуноферментного анализа [E.Tizard et al, 1991; K.Kaneko et al, 1994; M.Nash et al, 1995]. Однако наличие данных аутоантител неспецифично для нее.

    Показано, что уровень АЭКА при болезни Кавасаки хотя и выше, но не отличается от такового в контрольной группе, включающей больных с различными лихорадочными состояниями [J.Guzman et al, 1994; M.Nash et al, 1995].

    В основе болезни Кавасаки лежит системный васкулит с преимущественным поражением артерий среднего калибра (коронарных, почечных), часто приводящий к развитию их аневризм [S.Naoe et al., 1991]. Обычно явления артериита сочетаются с воспалительными изменениями во внутренних органах. В течении васкулита выделяют 4 стадии [H.Fujiwara et al., 1978]. В первые 2 недели заболевания воспалительные изменения затрагивают микрососуды (артериолы, капилляры, венулы), мелкие артерии и вены. Затем патологический процесс распространяется на интиму, адвентицию и периваскулярные пространства артерий мелкого и крупного калибра. Наблюдаются отеки и инфильтрация стенок сосудов нейтрофилами и лимфоцитами. Вторая стадия (с 3-й по 4-ю неделю), с одной стороны, характеризуется уменьшением интенсивности воспаления в микрососудах, мелких артериях и венах, с другой — развитием очагового панваскулита артерий среднего калибра, в первую очередь коронарных, с формированием их аневризм, стенозов и пристеночного тромбоза. В крупных артериях выявляется мононуклеарная инфильтрация стенок сосуда и начало образования гранулем. Панваскулит наблюдается редко. В третьей стадии (с 5-й по 7-ю неделю) морфологические изменения характеризуются образованием гранулем в артериях среднего калибра. Через 7—8 недель (4-я стадия) от момента начала заболевания воспаление в артериях среднего калибра приводит к их аневризматическому расширению или стенозу, утолщению интимы сосуда и тромбозу его просвета. На секции аневризмы в коронарных артериях выявляются у 90% больных. В 17—38% случаев они локализуются в подвздошных артериях. Редко наблюдается значительное расширение артерий брыжейки и почек.

    Патологические изменения со стороны внутренних органов неспецифичны. Нередко отмечаются признаки миокардита, менингита и лимфангиита.

    Насонов Е.Л., Баранов А.А., Шилкина Н.П.
    Page 2

    1224

    Болезнь Кавасаки — артериит, обычно встречающийся у детей, поражающий крупные, средние и мелкие артерии (преимущественно коронарные), иногда и вены, часто сочетающийся со слизисто-кожным лимфонодулярным синдромом [J.C.Jennette et al., 1994]. Первый случай заболевания был выявлен в Японии в 1961 году.

    Однако приоритет описания болезни принадлежит T.Kawasaki, который в 1967 году представил подробную характеристику 50 больных с данной патологией.

    Болезнь встречается главным образом в раннем детском возрасте с одинаковой частотой среди мальчиков и девочек (соотношение 1,4:1,0). Наиболее подвержены ему представители желтой расы. Подавляющее большинство детей заболевают в возрасте до 5 лет, а пик заболеваемости приходится на первые два года жизни ребенка. В Японии ежегодно регистрируется 150 новых случаев заболевания на 100 тыс. детей младше 5 лет.

    В других странах болезнь встречается гораздо реже. Так, в США заболеваемость ею составляет 10,3, в Германии — 2,9, в Великобритании — 3,4 на 100 тыс. детей в год. Считают, что в США болезнь Кавасаки вышла на первое место среди причин приобретенной патологии сердца, вытеснив острую ревматическую лихорадку [K.Taubert et al., 1991].

    Этиология болезни неизвестна. Не исключается роль наследственной предрасположенности. Наличие эпидемических вспышек, их цикличность (с интервалом 2—3 года), более высокая частота заболеваемости в семьях больных, чем в общей популяции, позволяют обсуждать инфекционную природу болезни Кавасаки. В качестве возможных этиологических агентов рассматриваются различные бактерии (Propioni bacterium acnes, Streptococcus sanginis), риккетсии, вирусы (вирус Эпштейна—Барра, вирус герпеса, ретровирусы и др.). C.Nigro и соавт. (1994) с помощью серологических исследований и полимеразной цепной реакции выявили признаки парвовирусной инфекции у 10 из 15 больных болезнью Кавасаки. Однако другие исследователи не подтвердили эти данные [Y.Yoto et al., 1994; B.Cohen, 1994]. Отмечено частое начало заболевания после предшествующей инфекции верхних дыхательных путей.

    Сообщается о высокой частоте обнаружения у больных IgG-антител к эритрогенному токсину А стрептококка. Существует мнение, что при болезни Кавасаки бактериальные токсины выступают в качестве суперантигенов. Об этом свидетельствует селективная экспансия Т-лимфоцитов, несущих Vp2 и Vp8 рецепторы Т-клеток (ТКР) [J.Abe et al., 1992].

    Полагают, что развитие заболевания связано с инфицированием организма ребенка бактериями (стафилококк или стрептококк), которые синтезируют новый тип токсина, вызывающего синдром токсического шока [D.Leung et al., 1993].

    В острую фазу болезни отмечается существенное снижение числа CD8+Т-лимфоцитов, увеличение числа активированных CD4+T-лимфоцитов, несущих DR-антиген [D.Leung et al., 1982]. Повышено также количество В-лимфоцитов, спонтанно секретирующих IgG и IgM.

    В сыворотке больных отмечено увеличение концентрации провоспалительных цитокинов (рецепторы для интерлейкина-1 (ИЛ-1) и фактор некроза опухоли (ФНО)) и усиление их секреции мононуклеарными клетками in vitro [S.Furukawa et al., 1988; C.Maury et al., 1988; A.Rowley et al., 1988; T.Matsubara et al, 1990].

    Обнаружен высокий уровень рИЛ-2Р, особенно у детей с аневризмами коронарных артерий [K.Barron et al, 1990; T.Matsubara et al, 1990]. По данным T.Matsubara и соавт. (1990), концентрация ФНО, рИЛ-2Р и интерферон (ИФ)-у у больных с поражением коронарных артерий выше, чем у остальных пациентов.

    При болезни Кавасаки обнаружено также увеличение сывороточной концентрации ИЛ-10 [D.Kim, 1996], что объясняет характерную для этого заболевания активацию гуморального иммунитета.

    По данным разных авторов, частота обнаружения антинейтрофильных цитоплазматических антител (АНЦА) при болезни Кавасаки варьирует от 6 до 91% [С.Savage et al, 1989; N.Birdi et al, 1991; Soppi et al, 1992; J.Gusman et al, 1992]. В большинстве случаев АНЦА дают «атипичный» тип свечения в реакции непрямой иммунофлюоресценции.

    Установлено, что они реагируют с первичными а-гранулами нейтрофилов, катепсином G [R.Gilbert et al, 1993] и миелопероксидазой [E.Soppi et al.,1992; L.Rider et al, 1993]. Частота обнаружения последних колеблется от 13 до 73%), причем результаты иммуноферментного анализа и данные реакции непрямой иммунофлюоресценции не коррелируют между собой.

    Определенное значение в патогенезе заболевания придается антитела к эндотелиальным клеткам (АЭКА). Установлено, что в сыворотках больных присутствуют антитела класса IgM, обладающие комплементзависимой анти-эндотелиальной цитотоксичностью в культуре эндотелия [K.Kaneko et al, 1993].

    Патогенное действие антител усиливается после активации эндотелиальных клеток (ЭК) ФНО, ИЛ-1 и ИФ-у [D.Leung et al, 1986; D.Leung et al, 1989]. При болезни Кавасаки АЭКА обнаружены также с помощью стандартного иммуноферментного анализа [E.Tizard et al, 1991; K.Kaneko et al, 1994; M.Nash et al, 1995]. Однако наличие данных аутоантител неспецифично для нее.

    Показано, что уровень АЭКА при болезни Кавасаки хотя и выше, но не отличается от такового в контрольной группе, включающей больных с различными лихорадочными состояниями [J.Guzman et al, 1994; M.Nash et al, 1995].

    В основе болезни Кавасаки лежит системный васкулит с преимущественным поражением артерий среднего калибра (коронарных, почечных), часто приводящий к развитию их аневризм [S.Naoe et al., 1991]. Обычно явления артериита сочетаются с воспалительными изменениями во внутренних органах. В течении васкулита выделяют 4 стадии [H.Fujiwara et al., 1978]. В первые 2 недели заболевания воспалительные изменения затрагивают микрососуды (артериолы, капилляры, венулы), мелкие артерии и вены. Затем патологический процесс распространяется на интиму, адвентицию и периваскулярные пространства артерий мелкого и крупного калибра. Наблюдаются отеки и инфильтрация стенок сосудов нейтрофилами и лимфоцитами. Вторая стадия (с 3-й по 4-ю неделю), с одной стороны, характеризуется уменьшением интенсивности воспаления в микрососудах, мелких артериях и венах, с другой — развитием очагового панваскулита артерий среднего калибра, в первую очередь коронарных, с формированием их аневризм, стенозов и пристеночного тромбоза. В крупных артериях выявляется мононуклеарная инфильтрация стенок сосуда и начало образования гранулем. Панваскулит наблюдается редко. В третьей стадии (с 5-й по 7-ю неделю) морфологические изменения характеризуются образованием гранулем в артериях среднего калибра. Через 7—8 недель (4-я стадия) от момента начала заболевания воспаление в артериях среднего калибра приводит к их аневризматическому расширению или стенозу, утолщению интимы сосуда и тромбозу его просвета. На секции аневризмы в коронарных артериях выявляются у 90% больных. В 17—38% случаев они локализуются в подвздошных артериях. Редко наблюдается значительное расширение артерий брыжейки и почек.

    Патологические изменения со стороны внутренних органов неспецифичны. Нередко отмечаются признаки миокардита, менингита и лимфангиита.

    Насонов Е.Л., Баранов А.А., Шилкина Н.П.
    Page 3

    1224

    Болезнь Кавасаки — артериит, обычно встречающийся у детей, поражающий крупные, средние и мелкие артерии (преимущественно коронарные), иногда и вены, часто сочетающийся со слизисто-кожным лимфонодулярным синдромом [J.C.Jennette et al., 1994]. Первый случай заболевания был выявлен в Японии в 1961 году.

    Однако приоритет описания болезни принадлежит T.Kawasaki, который в 1967 году представил подробную характеристику 50 больных с данной патологией.

    Болезнь встречается главным образом в раннем детском возрасте с одинаковой частотой среди мальчиков и девочек (соотношение 1,4:1,0). Наиболее подвержены ему представители желтой расы. Подавляющее большинство детей заболевают в возрасте до 5 лет, а пик заболеваемости приходится на первые два года жизни ребенка. В Японии ежегодно регистрируется 150 новых случаев заболевания на 100 тыс. детей младше 5 лет.

    В других странах болезнь встречается гораздо реже. Так, в США заболеваемость ею составляет 10,3, в Германии — 2,9, в Великобритании — 3,4 на 100 тыс. детей в год. Считают, что в США болезнь Кавасаки вышла на первое место среди причин приобретенной патологии сердца, вытеснив острую ревматическую лихорадку [K.Taubert et al., 1991].

    Этиология болезни неизвестна. Не исключается роль наследственной предрасположенности. Наличие эпидемических вспышек, их цикличность (с интервалом 2—3 года), более высокая частота заболеваемости в семьях больных, чем в общей популяции, позволяют обсуждать инфекционную природу болезни Кавасаки. В качестве возможных этиологических агентов рассматриваются различные бактерии (Propioni bacterium acnes, Streptococcus sanginis), риккетсии, вирусы (вирус Эпштейна—Барра, вирус герпеса, ретровирусы и др.). C.Nigro и соавт. (1994) с помощью серологических исследований и полимеразной цепной реакции выявили признаки парвовирусной инфекции у 10 из 15 больных болезнью Кавасаки. Однако другие исследователи не подтвердили эти данные [Y.Yoto et al., 1994; B.Cohen, 1994]. Отмечено частое начало заболевания после предшествующей инфекции верхних дыхательных путей.

    Сообщается о высокой частоте обнаружения у больных IgG-антител к эритрогенному токсину А стрептококка. Существует мнение, что при болезни Кавасаки бактериальные токсины выступают в качестве суперантигенов. Об этом свидетельствует селективная экспансия Т-лимфоцитов, несущих Vp2 и Vp8 рецепторы Т-клеток (ТКР) [J.Abe et al., 1992].

    Полагают, что развитие заболевания связано с инфицированием организма ребенка бактериями (стафилококк или стрептококк), которые синтезируют новый тип токсина, вызывающего синдром токсического шока [D.Leung et al., 1993].

    В острую фазу болезни отмечается существенное снижение числа CD8+Т-лимфоцитов, увеличение числа активированных CD4+T-лимфоцитов, несущих DR-антиген [D.Leung et al., 1982]. Повышено также количество В-лимфоцитов, спонтанно секретирующих IgG и IgM.

    В сыворотке больных отмечено увеличение концентрации провоспалительных цитокинов (рецепторы для интерлейкина-1 (ИЛ-1) и фактор некроза опухоли (ФНО)) и усиление их секреции мононуклеарными клетками in vitro [S.Furukawa et al., 1988; C.Maury et al., 1988; A.Rowley et al., 1988; T.Matsubara et al, 1990].

    Обнаружен высокий уровень рИЛ-2Р, особенно у детей с аневризмами коронарных артерий [K.Barron et al, 1990; T.Matsubara et al, 1990]. По данным T.Matsubara и соавт. (1990), концентрация ФНО, рИЛ-2Р и интерферон (ИФ)-у у больных с поражением коронарных артерий выше, чем у остальных пациентов.

    При болезни Кавасаки обнаружено также увеличение сывороточной концентрации ИЛ-10 [D.Kim, 1996], что объясняет характерную для этого заболевания активацию гуморального иммунитета.

    По данным разных авторов, частота обнаружения антинейтрофильных цитоплазматических антител (АНЦА) при болезни Кавасаки варьирует от 6 до 91% [С.Savage et al, 1989; N.Birdi et al, 1991; Soppi et al, 1992; J.Gusman et al, 1992]. В большинстве случаев АНЦА дают «атипичный» тип свечения в реакции непрямой иммунофлюоресценции.

    Установлено, что они реагируют с первичными а-гранулами нейтрофилов, катепсином G [R.Gilbert et al, 1993] и миелопероксидазой [E.Soppi et al.,1992; L.Rider et al, 1993]. Частота обнаружения последних колеблется от 13 до 73%), причем результаты иммуноферментного анализа и данные реакции непрямой иммунофлюоресценции не коррелируют между собой.

    Определенное значение в патогенезе заболевания придается антитела к эндотелиальным клеткам (АЭКА). Установлено, что в сыворотках больных присутствуют антитела класса IgM, обладающие комплементзависимой анти-эндотелиальной цитотоксичностью в культуре эндотелия [K.Kaneko et al, 1993].

    Патогенное действие антител усиливается после активации эндотелиальных клеток (ЭК) ФНО, ИЛ-1 и ИФ-у [D.Leung et al, 1986; D.Leung et al, 1989]. При болезни Кавасаки АЭКА обнаружены также с помощью стандартного иммуноферментного анализа [E.Tizard et al, 1991; K.Kaneko et al, 1994; M.Nash et al, 1995]. Однако наличие данных аутоантител неспецифично для нее.

    Показано, что уровень АЭКА при болезни Кавасаки хотя и выше, но не отличается от такового в контрольной группе, включающей больных с различными лихорадочными состояниями [J.Guzman et al, 1994; M.Nash et al, 1995].

    В основе болезни Кавасаки лежит системный васкулит с преимущественным поражением артерий среднего калибра (коронарных, почечных), часто приводящий к развитию их аневризм [S.Naoe et al., 1991]. Обычно явления артериита сочетаются с воспалительными изменениями во внутренних органах. В течении васкулита выделяют 4 стадии [H.Fujiwara et al., 1978]. В первые 2 недели заболевания воспалительные изменения затрагивают микрососуды (артериолы, капилляры, венулы), мелкие артерии и вены. Затем патологический процесс распространяется на интиму, адвентицию и периваскулярные пространства артерий мелкого и крупного калибра. Наблюдаются отеки и инфильтрация стенок сосудов нейтрофилами и лимфоцитами. Вторая стадия (с 3-й по 4-ю неделю), с одной стороны, характеризуется уменьшением интенсивности воспаления в микрососудах, мелких артериях и венах, с другой — развитием очагового панваскулита артерий среднего калибра, в первую очередь коронарных, с формированием их аневризм, стенозов и пристеночного тромбоза. В крупных артериях выявляется мононуклеарная инфильтрация стенок сосуда и начало образования гранулем. Панваскулит наблюдается редко. В третьей стадии (с 5-й по 7-ю неделю) морфологические изменения характеризуются образованием гранулем в артериях среднего калибра. Через 7—8 недель (4-я стадия) от момента начала заболевания воспаление в артериях среднего калибра приводит к их аневризматическому расширению или стенозу, утолщению интимы сосуда и тромбозу его просвета. На секции аневризмы в коронарных артериях выявляются у 90% больных. В 17—38% случаев они локализуются в подвздошных артериях. Редко наблюдается значительное расширение артерий брыжейки и почек.

    Патологические изменения со стороны внутренних органов неспецифичны. Нередко отмечаются признаки миокардита, менингита и лимфангиита.

    Насонов Е.Л., Баранов А.А., Шилкина Н.П.
    Page 4

    1224

    Болезнь Кавасаки — артериит, обычно встречающийся у детей, поражающий крупные, средние и мелкие артерии (преимущественно коронарные), иногда и вены, часто сочетающийся со слизисто-кожным лимфонодулярным синдромом [J.C.Jennette et al., 1994]. Первый случай заболевания был выявлен в Японии в 1961 году.

    Однако приоритет описания болезни принадлежит T.Kawasaki, который в 1967 году представил подробную характеристику 50 больных с данной патологией.

    Болезнь встречается главным образом в раннем детском возрасте с одинаковой частотой среди мальчиков и девочек (соотношение 1,4:1,0). Наиболее подвержены ему представители желтой расы. Подавляющее большинство детей заболевают в возрасте до 5 лет, а пик заболеваемости приходится на первые два года жизни ребенка. В Японии ежегодно регистрируется 150 новых случаев заболевания на 100 тыс. детей младше 5 лет.

    В других странах болезнь встречается гораздо реже. Так, в США заболеваемость ею составляет 10,3, в Германии — 2,9, в Великобритании — 3,4 на 100 тыс. детей в год. Считают, что в США болезнь Кавасаки вышла на первое место среди причин приобретенной патологии сердца, вытеснив острую ревматическую лихорадку [K.Taubert et al., 1991].

    Этиология болезни неизвестна. Не исключается роль наследственной предрасположенности. Наличие эпидемических вспышек, их цикличность (с интервалом 2—3 года), более высокая частота заболеваемости в семьях больных, чем в общей популяции, позволяют обсуждать инфекционную природу болезни Кавасаки. В качестве возможных этиологических агентов рассматриваются различные бактерии (Propioni bacterium acnes, Streptococcus sanginis), риккетсии, вирусы (вирус Эпштейна—Барра, вирус герпеса, ретровирусы и др.). C.Nigro и соавт. (1994) с помощью серологических исследований и полимеразной цепной реакции выявили признаки парвовирусной инфекции у 10 из 15 больных болезнью Кавасаки. Однако другие исследователи не подтвердили эти данные [Y.Yoto et al., 1994; B.Cohen, 1994]. Отмечено частое начало заболевания после предшествующей инфекции верхних дыхательных путей.

    Сообщается о высокой частоте обнаружения у больных IgG-антител к эритрогенному токсину А стрептококка. Существует мнение, что при болезни Кавасаки бактериальные токсины выступают в качестве суперантигенов. Об этом свидетельствует селективная экспансия Т-лимфоцитов, несущих Vp2 и Vp8 рецепторы Т-клеток (ТКР) [J.Abe et al., 1992].

    Полагают, что развитие заболевания связано с инфицированием организма ребенка бактериями (стафилококк или стрептококк), которые синтезируют новый тип токсина, вызывающего синдром токсического шока [D.Leung et al., 1993].

    В острую фазу болезни отмечается существенное снижение числа CD8+Т-лимфоцитов, увеличение числа активированных CD4+T-лимфоцитов, несущих DR-антиген [D.Leung et al., 1982]. Повышено также количество В-лимфоцитов, спонтанно секретирующих IgG и IgM.

    В сыворотке больных отмечено увеличение концентрации провоспалительных цитокинов (рецепторы для интерлейкина-1 (ИЛ-1) и фактор некроза опухоли (ФНО)) и усиление их секреции мононуклеарными клетками in vitro [S.Furukawa et al., 1988; C.Maury et al., 1988; A.Rowley et al., 1988; T.Matsubara et al, 1990].

    Обнаружен высокий уровень рИЛ-2Р, особенно у детей с аневризмами коронарных артерий [K.Barron et al, 1990; T.Matsubara et al, 1990]. По данным T.Matsubara и соавт. (1990), концентрация ФНО, рИЛ-2Р и интерферон (ИФ)-у у больных с поражением коронарных артерий выше, чем у остальных пациентов.

    При болезни Кавасаки обнаружено также увеличение сывороточной концентрации ИЛ-10 [D.Kim, 1996], что объясняет характерную для этого заболевания активацию гуморального иммунитета.

    По данным разных авторов, частота обнаружения антинейтрофильных цитоплазматических антител (АНЦА) при болезни Кавасаки варьирует от 6 до 91% [С.Savage et al, 1989; N.Birdi et al, 1991; Soppi et al, 1992; J.Gusman et al, 1992]. В большинстве случаев АНЦА дают «атипичный» тип свечения в реакции непрямой иммунофлюоресценции.

    Установлено, что они реагируют с первичными а-гранулами нейтрофилов, катепсином G [R.Gilbert et al, 1993] и миелопероксидазой [E.Soppi et al.,1992; L.Rider et al, 1993]. Частота обнаружения последних колеблется от 13 до 73%), причем результаты иммуноферментного анализа и данные реакции непрямой иммунофлюоресценции не коррелируют между собой.

    Определенное значение в патогенезе заболевания придается антитела к эндотелиальным клеткам (АЭКА). Установлено, что в сыворотках больных присутствуют антитела класса IgM, обладающие комплементзависимой анти-эндотелиальной цитотоксичностью в культуре эндотелия [K.Kaneko et al, 1993].

    Патогенное действие антител усиливается после активации эндотелиальных клеток (ЭК) ФНО, ИЛ-1 и ИФ-у [D.Leung et al, 1986; D.Leung et al, 1989]. При болезни Кавасаки АЭКА обнаружены также с помощью стандартного иммуноферментного анализа [E.Tizard et al, 1991; K.Kaneko et al, 1994; M.Nash et al, 1995]. Однако наличие данных аутоантител неспецифично для нее.

    Показано, что уровень АЭКА при болезни Кавасаки хотя и выше, но не отличается от такового в контрольной группе, включающей больных с различными лихорадочными состояниями [J.Guzman et al, 1994; M.Nash et al, 1995].

    В основе болезни Кавасаки лежит системный васкулит с преимущественным поражением артерий среднего калибра (коронарных, почечных), часто приводящий к развитию их аневризм [S.Naoe et al., 1991]. Обычно явления артериита сочетаются с воспалительными изменениями во внутренних органах. В течении васкулита выделяют 4 стадии [H.Fujiwara et al., 1978]. В первые 2 недели заболевания воспалительные изменения затрагивают микрососуды (артериолы, капилляры, венулы), мелкие артерии и вены. Затем патологический процесс распространяется на интиму, адвентицию и периваскулярные пространства артерий мелкого и крупного калибра. Наблюдаются отеки и инфильтрация стенок сосудов нейтрофилами и лимфоцитами. Вторая стадия (с 3-й по 4-ю неделю), с одной стороны, характеризуется уменьшением интенсивности воспаления в микрососудах, мелких артериях и венах, с другой — развитием очагового панваскулита артерий среднего калибра, в первую очередь коронарных, с формированием их аневризм, стенозов и пристеночного тромбоза. В крупных артериях выявляется мононуклеарная инфильтрация стенок сосуда и начало образования гранулем. Панваскулит наблюдается редко. В третьей стадии (с 5-й по 7-ю неделю) морфологические изменения характеризуются образованием гранулем в артериях среднего калибра. Через 7—8 недель (4-я стадия) от момента начала заболевания воспаление в артериях среднего калибра приводит к их аневризматическому расширению или стенозу, утолщению интимы сосуда и тромбозу его просвета. На секции аневризмы в коронарных артериях выявляются у 90% больных. В 17—38% случаев они локализуются в подвздошных артериях. Редко наблюдается значительное расширение артерий брыжейки и почек.

    Патологические изменения со стороны внутренних органов неспецифичны. Нередко отмечаются признаки миокардита, менингита и лимфангиита.

    Насонов Е.Л., Баранов А.А., Шилкина Н.П.
    Page 5

    1224

    Болезнь Кавасаки — артериит, обычно встречающийся у детей, поражающий крупные, средние и мелкие артерии (преимущественно коронарные), иногда и вены, часто сочетающийся со слизисто-кожным лимфонодулярным синдромом [J.C.Jennette et al., 1994]. Первый случай заболевания был выявлен в Японии в 1961 году.

    Однако приоритет описания болезни принадлежит T.Kawasaki, который в 1967 году представил подробную характеристику 50 больных с данной патологией.

    Болезнь встречается главным образом в раннем детском возрасте с одинаковой частотой среди мальчиков и девочек (соотношение 1,4:1,0). Наиболее подвержены ему представители желтой расы. Подавляющее большинство детей заболевают в возрасте до 5 лет, а пик заболеваемости приходится на первые два года жизни ребенка. В Японии ежегодно регистрируется 150 новых случаев заболевания на 100 тыс. детей младше 5 лет.

    В других странах болезнь встречается гораздо реже. Так, в США заболеваемость ею составляет 10,3, в Германии — 2,9, в Великобритании — 3,4 на 100 тыс. детей в год. Считают, что в США болезнь Кавасаки вышла на первое место среди причин приобретенной патологии сердца, вытеснив острую ревматическую лихорадку [K.Taubert et al., 1991].

    Этиология болезни неизвестна. Не исключается роль наследственной предрасположенности. Наличие эпидемических вспышек, их цикличность (с интервалом 2—3 года), более высокая частота заболеваемости в семьях больных, чем в общей популяции, позволяют обсуждать инфекционную природу болезни Кавасаки. В качестве возможных этиологических агентов рассматриваются различные бактерии (Propioni bacterium acnes, Streptococcus sanginis), риккетсии, вирусы (вирус Эпштейна—Барра, вирус герпеса, ретровирусы и др.). C.Nigro и соавт. (1994) с помощью серологических исследований и полимеразной цепной реакции выявили признаки парвовирусной инфекции у 10 из 15 больных болезнью Кавасаки. Однако другие исследователи не подтвердили эти данные [Y.Yoto et al., 1994; B.Cohen, 1994]. Отмечено частое начало заболевания после предшествующей инфекции верхних дыхательных путей.

    Сообщается о высокой частоте обнаружения у больных IgG-антител к эритрогенному токсину А стрептококка. Существует мнение, что при болезни Кавасаки бактериальные токсины выступают в качестве суперантигенов. Об этом свидетельствует селективная экспансия Т-лимфоцитов, несущих Vp2 и Vp8 рецепторы Т-клеток (ТКР) [J.Abe et al., 1992].

    Полагают, что развитие заболевания связано с инфицированием организма ребенка бактериями (стафилококк или стрептококк), которые синтезируют новый тип токсина, вызывающего синдром токсического шока [D.Leung et al., 1993].

    В острую фазу болезни отмечается существенное снижение числа CD8+Т-лимфоцитов, увеличение числа активированных CD4+T-лимфоцитов, несущих DR-антиген [D.Leung et al., 1982]. Повышено также количество В-лимфоцитов, спонтанно секретирующих IgG и IgM.

    В сыворотке больных отмечено увеличение концентрации провоспалительных цитокинов (рецепторы для интерлейкина-1 (ИЛ-1) и фактор некроза опухоли (ФНО)) и усиление их секреции мононуклеарными клетками in vitro [S.Furukawa et al., 1988; C.Maury et al., 1988; A.Rowley et al., 1988; T.Matsubara et al, 1990].

    Обнаружен высокий уровень рИЛ-2Р, особенно у детей с аневризмами коронарных артерий [K.Barron et al, 1990; T.Matsubara et al, 1990]. По данным T.Matsubara и соавт. (1990), концентрация ФНО, рИЛ-2Р и интерферон (ИФ)-у у больных с поражением коронарных артерий выше, чем у остальных пациентов.

    При болезни Кавасаки обнаружено также увеличение сывороточной концентрации ИЛ-10 [D.Kim, 1996], что объясняет характерную для этого заболевания активацию гуморального иммунитета.

    По данным разных авторов, частота обнаружения антинейтрофильных цитоплазматических антител (АНЦА) при болезни Кавасаки варьирует от 6 до 91% [С.Savage et al, 1989; N.Birdi et al, 1991; Soppi et al, 1992; J.Gusman et al, 1992]. В большинстве случаев АНЦА дают «атипичный» тип свечения в реакции непрямой иммунофлюоресценции.

    Установлено, что они реагируют с первичными а-гранулами нейтрофилов, катепсином G [R.Gilbert et al, 1993] и миелопероксидазой [E.Soppi et al.,1992; L.Rider et al, 1993]. Частота обнаружения последних колеблется от 13 до 73%), причем результаты иммуноферментного анализа и данные реакции непрямой иммунофлюоресценции не коррелируют между собой.

    Определенное значение в патогенезе заболевания придается антитела к эндотелиальным клеткам (АЭКА). Установлено, что в сыворотках больных присутствуют антитела класса IgM, обладающие комплементзависимой анти-эндотелиальной цитотоксичностью в культуре эндотелия [K.Kaneko et al, 1993].

    Патогенное действие антител усиливается после активации эндотелиальных клеток (ЭК) ФНО, ИЛ-1 и ИФ-у [D.Leung et al, 1986; D.Leung et al, 1989]. При болезни Кавасаки АЭКА обнаружены также с помощью стандартного иммуноферментного анализа [E.Tizard et al, 1991; K.Kaneko et al, 1994; M.Nash et al, 1995]. Однако наличие данных аутоантител неспецифично для нее.

    Показано, что уровень АЭКА при болезни Кавасаки хотя и выше, но не отличается от такового в контрольной группе, включающей больных с различными лихорадочными состояниями [J.Guzman et al, 1994; M.Nash et al, 1995].

    В основе болезни Кавасаки лежит системный васкулит с преимущественным поражением артерий среднего калибра (коронарных, почечных), часто приводящий к развитию их аневризм [S.Naoe et al., 1991]. Обычно явления артериита сочетаются с воспалительными изменениями во внутренних органах. В течении васкулита выделяют 4 стадии [H.Fujiwara et al., 1978]. В первые 2 недели заболевания воспалительные изменения затрагивают микрососуды (артериолы, капилляры, венулы), мелкие артерии и вены. Затем патологический процесс распространяется на интиму, адвентицию и периваскулярные пространства артерий мелкого и крупного калибра. Наблюдаются отеки и инфильтрация стенок сосудов нейтрофилами и лимфоцитами. Вторая стадия (с 3-й по 4-ю неделю), с одной стороны, характеризуется уменьшением интенсивности воспаления в микрососудах, мелких артериях и венах, с другой — развитием очагового панваскулита артерий среднего калибра, в первую очередь коронарных, с формированием их аневризм, стенозов и пристеночного тромбоза. В крупных артериях выявляется мононуклеарная инфильтрация стенок сосуда и начало образования гранулем. Панваскулит наблюдается редко. В третьей стадии (с 5-й по 7-ю неделю) морфологические изменения характеризуются образованием гранулем в артериях среднего калибра. Через 7—8 недель (4-я стадия) от момента начала заболевания воспаление в артериях среднего калибра приводит к их аневризматическому расширению или стенозу, утолщению интимы сосуда и тромбозу его просвета. На секции аневризмы в коронарных артериях выявляются у 90% больных. В 17—38% случаев они локализуются в подвздошных артериях. Редко наблюдается значительное расширение артерий брыжейки и почек.

    Патологические изменения со стороны внутренних органов неспецифичны. Нередко отмечаются признаки миокардита, менингита и лимфангиита.

    Насонов Е.Л., Баранов А.А., Шилкина Н.П.
    Page 6

    1224

    Болезнь Кавасаки — артериит, обычно встречающийся у детей, поражающий крупные, средние и мелкие артерии (преимущественно коронарные), иногда и вены, часто сочетающийся со слизисто-кожным лимфонодулярным синдромом [J.C.Jennette et al., 1994]. Первый случай заболевания был выявлен в Японии в 1961 году.

    Однако приоритет описания болезни принадлежит T.Kawasaki, который в 1967 году представил подробную характеристику 50 больных с данной патологией.

    Болезнь встречается главным образом в раннем детском возрасте с одинаковой частотой среди мальчиков и девочек (соотношение 1,4:1,0). Наиболее подвержены ему представители желтой расы. Подавляющее большинство детей заболевают в возрасте до 5 лет, а пик заболеваемости приходится на первые два года жизни ребенка. В Японии ежегодно регистрируется 150 новых случаев заболевания на 100 тыс. детей младше 5 лет.

    В других странах болезнь встречается гораздо реже. Так, в США заболеваемость ею составляет 10,3, в Германии — 2,9, в Великобритании — 3,4 на 100 тыс. детей в год. Считают, что в США болезнь Кавасаки вышла на первое место среди причин приобретенной патологии сердца, вытеснив острую ревматическую лихорадку [K.Taubert et al., 1991].

    Этиология болезни неизвестна. Не исключается роль наследственной предрасположенности. Наличие эпидемических вспышек, их цикличность (с интервалом 2—3 года), более высокая частота заболеваемости в семьях больных, чем в общей популяции, позволяют обсуждать инфекционную природу болезни Кавасаки. В качестве возможных этиологических агентов рассматриваются различные бактерии (Propioni bacterium acnes, Streptococcus sanginis), риккетсии, вирусы (вирус Эпштейна—Барра, вирус герпеса, ретровирусы и др.). C.Nigro и соавт. (1994) с помощью серологических исследований и полимеразной цепной реакции выявили признаки парвовирусной инфекции у 10 из 15 больных болезнью Кавасаки. Однако другие исследователи не подтвердили эти данные [Y.Yoto et al., 1994; B.Cohen, 1994]. Отмечено частое начало заболевания после предшествующей инфекции верхних дыхательных путей.

    Сообщается о высокой частоте обнаружения у больных IgG-антител к эритрогенному токсину А стрептококка. Существует мнение, что при болезни Кавасаки бактериальные токсины выступают в качестве суперантигенов. Об этом свидетельствует селективная экспансия Т-лимфоцитов, несущих Vp2 и Vp8 рецепторы Т-клеток (ТКР) [J.Abe et al., 1992].

    Полагают, что развитие заболевания связано с инфицированием организма ребенка бактериями (стафилококк или стрептококк), которые синтезируют новый тип токсина, вызывающего синдром токсического шока [D.Leung et al., 1993].

    В острую фазу болезни отмечается существенное снижение числа CD8+Т-лимфоцитов, увеличение числа активированных CD4+T-лимфоцитов, несущих DR-антиген [D.Leung et al., 1982]. Повышено также количество В-лимфоцитов, спонтанно секретирующих IgG и IgM.

    В сыворотке больных отмечено увеличение концентрации провоспалительных цитокинов (рецепторы для интерлейкина-1 (ИЛ-1) и фактор некроза опухоли (ФНО)) и усиление их секреции мононуклеарными клетками in vitro [S.Furukawa et al., 1988; C.Maury et al., 1988; A.Rowley et al., 1988; T.Matsubara et al, 1990].

    Обнаружен высокий уровень рИЛ-2Р, особенно у детей с аневризмами коронарных артерий [K.Barron et al, 1990; T.Matsubara et al, 1990]. По данным T.Matsubara и соавт. (1990), концентрация ФНО, рИЛ-2Р и интерферон (ИФ)-у у больных с поражением коронарных артерий выше, чем у остальных пациентов.

    При болезни Кавасаки обнаружено также увеличение сывороточной концентрации ИЛ-10 [D.Kim, 1996], что объясняет характерную для этого заболевания активацию гуморального иммунитета.

    По данным разных авторов, частота обнаружения антинейтрофильных цитоплазматических антител (АНЦА) при болезни Кавасаки варьирует от 6 до 91% [С.Savage et al, 1989; N.Birdi et al, 1991; Soppi et al, 1992; J.Gusman et al, 1992]. В большинстве случаев АНЦА дают «атипичный» тип свечения в реакции непрямой иммунофлюоресценции.

    Установлено, что они реагируют с первичными а-гранулами нейтрофилов, катепсином G [R.Gilbert et al, 1993] и миелопероксидазой [E.Soppi et al.,1992; L.Rider et al, 1993]. Частота обнаружения последних колеблется от 13 до 73%), причем результаты иммуноферментного анализа и данные реакции непрямой иммунофлюоресценции не коррелируют между собой.

    Определенное значение в патогенезе заболевания придается антитела к эндотелиальным клеткам (АЭКА). Установлено, что в сыворотках больных присутствуют антитела класса IgM, обладающие комплементзависимой анти-эндотелиальной цитотоксичностью в культуре эндотелия [K.Kaneko et al, 1993].

    Патогенное действие антител усиливается после активации эндотелиальных клеток (ЭК) ФНО, ИЛ-1 и ИФ-у [D.Leung et al, 1986; D.Leung et al, 1989]. При болезни Кавасаки АЭКА обнаружены также с помощью стандартного иммуноферментного анализа [E.Tizard et al, 1991; K.Kaneko et al, 1994; M.Nash et al, 1995]. Однако наличие данных аутоантител неспецифично для нее.

    Показано, что уровень АЭКА при болезни Кавасаки хотя и выше, но не отличается от такового в контрольной группе, включающей больных с различными лихорадочными состояниями [J.Guzman et al, 1994; M.Nash et al, 1995].

    В основе болезни Кавасаки лежит системный васкулит с преимущественным поражением артерий среднего калибра (коронарных, почечных), часто приводящий к развитию их аневризм [S.Naoe et al., 1991]. Обычно явления артериита сочетаются с воспалительными изменениями во внутренних органах. В течении васкулита выделяют 4 стадии [H.Fujiwara et al., 1978]. В первые 2 недели заболевания воспалительные изменения затрагивают микрососуды (артериолы, капилляры, венулы), мелкие артерии и вены. Затем патологический процесс распространяется на интиму, адвентицию и периваскулярные пространства артерий мелкого и крупного калибра. Наблюдаются отеки и инфильтрация стенок сосудов нейтрофилами и лимфоцитами. Вторая стадия (с 3-й по 4-ю неделю), с одной стороны, характеризуется уменьшением интенсивности воспаления в микрососудах, мелких артериях и венах, с другой — развитием очагового панваскулита артерий среднего калибра, в первую очередь коронарных, с формированием их аневризм, стенозов и пристеночного тромбоза. В крупных артериях выявляется мононуклеарная инфильтрация стенок сосуда и начало образования гранулем. Панваскулит наблюдается редко. В третьей стадии (с 5-й по 7-ю неделю) морфологические изменения характеризуются образованием гранулем в артериях среднего калибра. Через 7—8 недель (4-я стадия) от момента начала заболевания воспаление в артериях среднего калибра приводит к их аневризматическому расширению или стенозу, утолщению интимы сосуда и тромбозу его просвета. На секции аневризмы в коронарных артериях выявляются у 90% больных. В 17—38% случаев они локализуются в подвздошных артериях. Редко наблюдается значительное расширение артерий брыжейки и почек.

    Патологические изменения со стороны внутренних органов неспецифичны. Нередко отмечаются признаки миокардита, менингита и лимфангиита.

    Насонов Е.Л., Баранов А.А., Шилкина Н.П.
    Page 7

    1224

    Болезнь Кавасаки — артериит, обычно встречающийся у детей, поражающий крупные, средние и мелкие артерии (преимущественно коронарные), иногда и вены, часто сочетающийся со слизисто-кожным лимфонодулярным синдромом [J.C.Jennette et al., 1994]. Первый случай заболевания был выявлен в Японии в 1961 году.

    Однако приоритет описания болезни принадлежит T.Kawasaki, который в 1967 году представил подробную характеристику 50 больных с данной патологией.

    Болезнь встречается главным образом в раннем детском возрасте с одинаковой частотой среди мальчиков и девочек (соотношение 1,4:1,0). Наиболее подвержены ему представители желтой расы. Подавляющее большинство детей заболевают в возрасте до 5 лет, а пик заболеваемости приходится на первые два года жизни ребенка. В Японии ежегодно регистрируется 150 новых случаев заболевания на 100 тыс. детей младше 5 лет.

    В других странах болезнь встречается гораздо реже. Так, в США заболеваемость ею составляет 10,3, в Германии — 2,9, в Великобритании — 3,4 на 100 тыс. детей в год. Считают, что в США болезнь Кавасаки вышла на первое место среди причин приобретенной патологии сердца, вытеснив острую ревматическую лихорадку [K.Taubert et al., 1991].

    Этиология болезни неизвестна. Не исключается роль наследственной предрасположенности. Наличие эпидемических вспышек, их цикличность (с интервалом 2—3 года), более высокая частота заболеваемости в семьях больных, чем в общей популяции, позволяют обсуждать инфекционную природу болезни Кавасаки. В качестве возможных этиологических агентов рассматриваются различные бактерии (Propioni bacterium acnes, Streptococcus sanginis), риккетсии, вирусы (вирус Эпштейна—Барра, вирус герпеса, ретровирусы и др.). C.Nigro и соавт. (1994) с помощью серологических исследований и полимеразной цепной реакции выявили признаки парвовирусной инфекции у 10 из 15 больных болезнью Кавасаки. Однако другие исследователи не подтвердили эти данные [Y.Yoto et al., 1994; B.Cohen, 1994]. Отмечено частое начало заболевания после предшествующей инфекции верхних дыхательных путей.

    Сообщается о высокой частоте обнаружения у больных IgG-антител к эритрогенному токсину А стрептококка. Существует мнение, что при болезни Кавасаки бактериальные токсины выступают в качестве суперантигенов. Об этом свидетельствует селективная экспансия Т-лимфоцитов, несущих Vp2 и Vp8 рецепторы Т-клеток (ТКР) [J.Abe et al., 1992].

    Полагают, что развитие заболевания связано с инфицированием организма ребенка бактериями (стафилококк или стрептококк), которые синтезируют новый тип токсина, вызывающего синдром токсического шока [D.Leung et al., 1993].

    В острую фазу болезни отмечается существенное снижение числа CD8+Т-лимфоцитов, увеличение числа активированных CD4+T-лимфоцитов, несущих DR-антиген [D.Leung et al., 1982]. Повышено также количество В-лимфоцитов, спонтанно секретирующих IgG и IgM.

    В сыворотке больных отмечено увеличение концентрации провоспалительных цитокинов (рецепторы для интерлейкина-1 (ИЛ-1) и фактор некроза опухоли (ФНО)) и усиление их секреции мононуклеарными клетками in vitro [S.Furukawa et al., 1988; C.Maury et al., 1988; A.Rowley et al., 1988; T.Matsubara et al, 1990].

    Обнаружен высокий уровень рИЛ-2Р, особенно у детей с аневризмами коронарных артерий [K.Barron et al, 1990; T.Matsubara et al, 1990]. По данным T.Matsubara и соавт. (1990), концентрация ФНО, рИЛ-2Р и интерферон (ИФ)-у у больных с поражением коронарных артерий выше, чем у остальных пациентов.

    При болезни Кавасаки обнаружено также увеличение сывороточной концентрации ИЛ-10 [D.Kim, 1996], что объясняет характерную для этого заболевания активацию гуморального иммунитета.

    По данным разных авторов, частота обнаружения антинейтрофильных цитоплазматических антител (АНЦА) при болезни Кавасаки варьирует от 6 до 91% [С.Savage et al, 1989; N.Birdi et al, 1991; Soppi et al, 1992; J.Gusman et al, 1992]. В большинстве случаев АНЦА дают «атипичный» тип свечения в реакции непрямой иммунофлюоресценции.

    Установлено, что они реагируют с первичными а-гранулами нейтрофилов, катепсином G [R.Gilbert et al, 1993] и миелопероксидазой [E.Soppi et al.,1992; L.Rider et al, 1993]. Частота обнаружения последних колеблется от 13 до 73%), причем результаты иммуноферментного анализа и данные реакции непрямой иммунофлюоресценции не коррелируют между собой.

    Определенное значение в патогенезе заболевания придается антитела к эндотелиальным клеткам (АЭКА). Установлено, что в сыворотках больных присутствуют антитела класса IgM, обладающие комплементзависимой анти-эндотелиальной цитотоксичностью в культуре эндотелия [K.Kaneko et al, 1993].

    Патогенное действие антител усиливается после активации эндотелиальных клеток (ЭК) ФНО, ИЛ-1 и ИФ-у [D.Leung et al, 1986; D.Leung et al, 1989]. При болезни Кавасаки АЭКА обнаружены также с помощью стандартного иммуноферментного анализа [E.Tizard et al, 1991; K.Kaneko et al, 1994; M.Nash et al, 1995]. Однако наличие данных аутоантител неспецифично для нее.

    Показано, что уровень АЭКА при болезни Кавасаки хотя и выше, но не отличается от такового в контрольной группе, включающей больных с различными лихорадочными состояниями [J.Guzman et al, 1994; M.Nash et al, 1995].

    В основе болезни Кавасаки лежит системный васкулит с преимущественным поражением артерий среднего калибра (коронарных, почечных), часто приводящий к развитию их аневризм [S.Naoe et al., 1991]. Обычно явления артериита сочетаются с воспалительными изменениями во внутренних органах. В течении васкулита выделяют 4 стадии [H.Fujiwara et al., 1978]. В первые 2 недели заболевания воспалительные изменения затрагивают микрососуды (артериолы, капилляры, венулы), мелкие артерии и вены. Затем патологический процесс распространяется на интиму, адвентицию и периваскулярные пространства артерий мелкого и крупного калибра. Наблюдаются отеки и инфильтрация стенок сосудов нейтрофилами и лимфоцитами. Вторая стадия (с 3-й по 4-ю неделю), с одной стороны, характеризуется уменьшением интенсивности воспаления в микрососудах, мелких артериях и венах, с другой — развитием очагового панваскулита артерий среднего калибра, в первую очередь коронарных, с формированием их аневризм, стенозов и пристеночного тромбоза. В крупных артериях выявляется мононуклеарная инфильтрация стенок сосуда и начало образования гранулем. Панваскулит наблюдается редко. В третьей стадии (с 5-й по 7-ю неделю) морфологические изменения характеризуются образованием гранулем в артериях среднего калибра. Через 7—8 недель (4-я стадия) от момента начала заболевания воспаление в артериях среднего калибра приводит к их аневризматическому расширению или стенозу, утолщению интимы сосуда и тромбозу его просвета. На секции аневризмы в коронарных артериях выявляются у 90% больных. В 17—38% случаев они локализуются в подвздошных артериях. Редко наблюдается значительное расширение артерий брыжейки и почек.

    Патологические изменения со стороны внутренних органов неспецифичны. Нередко отмечаются признаки миокардита, менингита и лимфангиита.

    Насонов Е.Л., Баранов А.А., Шилкина Н.П.
    Page 8

    1224

    Болезнь Кавасаки — артериит, обычно встречающийся у детей, поражающий крупные, средние и мелкие артерии (преимущественно коронарные), иногда и вены, часто сочетающийся со слизисто-кожным лимфонодулярным синдромом [J.C.Jennette et al., 1994]. Первый случай заболевания был выявлен в Японии в 1961 году.

    Однако приоритет описания болезни принадлежит T.Kawasaki, который в 1967 году представил подробную характеристику 50 больных с данной патологией.

    Болезнь встречается главным образом в раннем детском возрасте с одинаковой частотой среди мальчиков и девочек (соотношение 1,4:1,0). Наиболее подвержены ему представители желтой расы. Подавляющее большинство детей заболевают в возрасте до 5 лет, а пик заболеваемости приходится на первые два года жизни ребенка. В Японии ежегодно регистрируется 150 новых случаев заболевания на 100 тыс. детей младше 5 лет.

    В других странах болезнь встречается гораздо реже. Так, в США заболеваемость ею составляет 10,3, в Германии — 2,9, в Великобритании — 3,4 на 100 тыс. детей в год. Считают, что в США болезнь Кавасаки вышла на первое место среди причин приобретенной патологии сердца, вытеснив острую ревматическую лихорадку [K.Taubert et al., 1991].

    Этиология болезни неизвестна. Не исключается роль наследственной предрасположенности. Наличие эпидемических вспышек, их цикличность (с интервалом 2—3 года), более высокая частота заболеваемости в семьях больных, чем в общей популяции, позволяют обсуждать инфекционную природу болезни Кавасаки. В качестве возможных этиологических агентов рассматриваются различные бактерии (Propioni bacterium acnes, Streptococcus sanginis), риккетсии, вирусы (вирус Эпштейна—Барра, вирус герпеса, ретровирусы и др.). C.Nigro и соавт. (1994) с помощью серологических исследований и полимеразной цепной реакции выявили признаки парвовирусной инфекции у 10 из 15 больных болезнью Кавасаки. Однако другие исследователи не подтвердили эти данные [Y.Yoto et al., 1994; B.Cohen, 1994]. Отмечено частое начало заболевания после предшествующей инфекции верхних дыхательных путей.

    Сообщается о высокой частоте обнаружения у больных IgG-антител к эритрогенному токсину А стрептококка. Существует мнение, что при болезни Кавасаки бактериальные токсины выступают в качестве суперантигенов. Об этом свидетельствует селективная экспансия Т-лимфоцитов, несущих Vp2 и Vp8 рецепторы Т-клеток (ТКР) [J.Abe et al., 1992].

    Полагают, что развитие заболевания связано с инфицированием организма ребенка бактериями (стафилококк или стрептококк), которые синтезируют новый тип токсина, вызывающего синдром токсического шока [D.Leung et al., 1993].

    В острую фазу болезни отмечается существенное снижение числа CD8+Т-лимфоцитов, увеличение числа активированных CD4+T-лимфоцитов, несущих DR-антиген [D.Leung et al., 1982]. Повышено также количество В-лимфоцитов, спонтанно секретирующих IgG и IgM.

    В сыворотке больных отмечено увеличение концентрации провоспалительных цитокинов (рецепторы для интерлейкина-1 (ИЛ-1) и фактор некроза опухоли (ФНО)) и усиление их секреции мононуклеарными клетками in vitro [S.Furukawa et al., 1988; C.Maury et al., 1988; A.Rowley et al., 1988; T.Matsubara et al, 1990].

    Обнаружен высокий уровень рИЛ-2Р, особенно у детей с аневризмами коронарных артерий [K.Barron et al, 1990; T.Matsubara et al, 1990]. По данным T.Matsubara и соавт. (1990), концентрация ФНО, рИЛ-2Р и интерферон (ИФ)-у у больных с поражением коронарных артерий выше, чем у остальных пациентов.

    При болезни Кавасаки обнаружено также увеличение сывороточной концентрации ИЛ-10 [D.Kim, 1996], что объясняет характерную для этого заболевания активацию гуморального иммунитета.

    По данным разных авторов, частота обнаружения антинейтрофильных цитоплазматических антител (АНЦА) при болезни Кавасаки варьирует от 6 до 91% [С.Savage et al, 1989; N.Birdi et al, 1991; Soppi et al, 1992; J.Gusman et al, 1992]. В большинстве случаев АНЦА дают «атипичный» тип свечения в реакции непрямой иммунофлюоресценции.

    Установлено, что они реагируют с первичными а-гранулами нейтрофилов, катепсином G [R.Gilbert et al, 1993] и миелопероксидазой [E.Soppi et al.,1992; L.Rider et al, 1993]. Частота обнаружения последних колеблется от 13 до 73%), причем результаты иммуноферментного анализа и данные реакции непрямой иммунофлюоресценции не коррелируют между собой.

    Определенное значение в патогенезе заболевания придается антитела к эндотелиальным клеткам (АЭКА). Установлено, что в сыворотках больных присутствуют антитела класса IgM, обладающие комплементзависимой анти-эндотелиальной цитотоксичностью в культуре эндотелия [K.Kaneko et al, 1993].

    Патогенное действие антител усиливается после активации эндотелиальных клеток (ЭК) ФНО, ИЛ-1 и ИФ-у [D.Leung et al, 1986; D.Leung et al, 1989]. При болезни Кавасаки АЭКА обнаружены также с помощью стандартного иммуноферментного анализа [E.Tizard et al, 1991; K.Kaneko et al, 1994; M.Nash et al, 1995]. Однако наличие данных аутоантител неспецифично для нее.

    Показано, что уровень АЭКА при болезни Кавасаки хотя и выше, но не отличается от такового в контрольной группе, включающей больных с различными лихорадочными состояниями [J.Guzman et al, 1994; M.Nash et al, 1995].

    В основе болезни Кавасаки лежит системный васкулит с преимущественным поражением артерий среднего калибра (коронарных, почечных), часто приводящий к развитию их аневризм [S.Naoe et al., 1991]. Обычно явления артериита сочетаются с воспалительными изменениями во внутренних органах. В течении васкулита выделяют 4 стадии [H.Fujiwara et al., 1978]. В первые 2 недели заболевания воспалительные изменения затрагивают микрососуды (артериолы, капилляры, венулы), мелкие артерии и вены. Затем патологический процесс распространяется на интиму, адвентицию и периваскулярные пространства артерий мелкого и крупного калибра. Наблюдаются отеки и инфильтрация стенок сосудов нейтрофилами и лимфоцитами. Вторая стадия (с 3-й по 4-ю неделю), с одной стороны, характеризуется уменьшением интенсивности воспаления в микрососудах, мелких артериях и венах, с другой — развитием очагового панваскулита артерий среднего калибра, в первую очередь коронарных, с формированием их аневризм, стенозов и пристеночного тромбоза. В крупных артериях выявляется мононуклеарная инфильтрация стенок сосуда и начало образования гранулем. Панваскулит наблюдается редко. В третьей стадии (с 5-й по 7-ю неделю) морфологические изменения характеризуются образованием гранулем в артериях среднего калибра. Через 7—8 недель (4-я стадия) от момента начала заболевания воспаление в артериях среднего калибра приводит к их аневризматическому расширению или стенозу, утолщению интимы сосуда и тромбозу его просвета. На секции аневризмы в коронарных артериях выявляются у 90% больных. В 17—38% случаев они локализуются в подвздошных артериях. Редко наблюдается значительное расширение артерий брыжейки и почек.

    Патологические изменения со стороны внутренних органов неспецифичны. Нередко отмечаются признаки миокардита, менингита и лимфангиита.

    Насонов Е.Л., Баранов А.А., Шилкина Н.П.
    Page 9

    1224

    Болезнь Кавасаки — артериит, обычно встречающийся у детей, поражающий крупные, средние и мелкие артерии (преимущественно коронарные), иногда и вены, часто сочетающийся со слизисто-кожным лимфонодулярным синдромом [J.C.Jennette et al., 1994]. Первый случай заболевания был выявлен в Японии в 1961 году.

    Однако приоритет описания болезни принадлежит T.Kawasaki, который в 1967 году представил подробную характеристику 50 больных с данной патологией.

    Болезнь встречается главным образом в раннем детском возрасте с одинаковой частотой среди мальчиков и девочек (соотношение 1,4:1,0). Наиболее подвержены ему представители желтой расы. Подавляющее большинство детей заболевают в возрасте до 5 лет, а пик заболеваемости приходится на первые два года жизни ребенка. В Японии ежегодно регистрируется 150 новых случаев заболевания на 100 тыс. детей младше 5 лет.

    В других странах болезнь встречается гораздо реже. Так, в США заболеваемость ею составляет 10,3, в Германии — 2,9, в Великобритании — 3,4 на 100 тыс. детей в год. Считают, что в США болезнь Кавасаки вышла на первое место среди причин приобретенной патологии сердца, вытеснив острую ревматическую лихорадку [K.Taubert et al., 1991].

    Этиология болезни неизвестна. Не исключается роль наследственной предрасположенности. Наличие эпидемических вспышек, их цикличность (с интервалом 2—3 года), более высокая частота заболеваемости в семьях больных, чем в общей популяции, позволяют обсуждать инфекционную природу болезни Кавасаки. В качестве возможных этиологических агентов рассматриваются различные бактерии (Propioni bacterium acnes, Streptococcus sanginis), риккетсии, вирусы (вирус Эпштейна—Барра, вирус герпеса, ретровирусы и др.). C.Nigro и соавт. (1994) с помощью серологических исследований и полимеразной цепной реакции выявили признаки парвовирусной инфекции у 10 из 15 больных болезнью Кавасаки. Однако другие исследователи не подтвердили эти данные [Y.Yoto et al., 1994; B.Cohen, 1994]. Отмечено частое начало заболевания после предшествующей инфекции верхних дыхательных путей.

    Сообщается о высокой частоте обнаружения у больных IgG-антител к эритрогенному токсину А стрептококка. Существует мнение, что при болезни Кавасаки бактериальные токсины выступают в качестве суперантигенов. Об этом свидетельствует селективная экспансия Т-лимфоцитов, несущих Vp2 и Vp8 рецепторы Т-клеток (ТКР) [J.Abe et al., 1992].

    Полагают, что развитие заболевания связано с инфицированием организма ребенка бактериями (стафилококк или стрептококк), которые синтезируют новый тип токсина, вызывающего синдром токсического шока [D.Leung et al., 1993].

    В острую фазу болезни отмечается существенное снижение числа CD8+Т-лимфоцитов, увеличение числа активированных CD4+T-лимфоцитов, несущих DR-антиген [D.Leung et al., 1982]. Повышено также количество В-лимфоцитов, спонтанно секретирующих IgG и IgM.

    В сыворотке больных отмечено увеличение концентрации провоспалительных цитокинов (рецепторы для интерлейкина-1 (ИЛ-1) и фактор некроза опухоли (ФНО)) и усиление их секреции мононуклеарными клетками in vitro [S.Furukawa et al., 1988; C.Maury et al., 1988; A.Rowley et al., 1988; T.Matsubara et al, 1990].

    Обнаружен высокий уровень рИЛ-2Р, особенно у детей с аневризмами коронарных артерий [K.Barron et al, 1990; T.Matsubara et al, 1990]. По данным T.Matsubara и соавт. (1990), концентрация ФНО, рИЛ-2Р и интерферон (ИФ)-у у больных с поражением коронарных артерий выше, чем у остальных пациентов.

    При болезни Кавасаки обнаружено также увеличение сывороточной концентрации ИЛ-10 [D.Kim, 1996], что объясняет характерную для этого заболевания активацию гуморального иммунитета.

    По данным разных авторов, частота обнаружения антинейтрофильных цитоплазматических антител (АНЦА) при болезни Кавасаки варьирует от 6 до 91% [С.Savage et al, 1989; N.Birdi et al, 1991; Soppi et al, 1992; J.Gusman et al, 1992]. В большинстве случаев АНЦА дают «атипичный» тип свечения в реакции непрямой иммунофлюоресценции.

    Установлено, что они реагируют с первичными а-гранулами нейтрофилов, катепсином G [R.Gilbert et al, 1993] и миелопероксидазой [E.Soppi et al.,1992; L.Rider et al, 1993]. Частота обнаружения последних колеблется от 13 до 73%), причем результаты иммуноферментного анализа и данные реакции непрямой иммунофлюоресценции не коррелируют между собой.

    Определенное значение в патогенезе заболевания придается антитела к эндотелиальным клеткам (АЭКА). Установлено, что в сыворотках больных присутствуют антитела класса IgM, обладающие комплементзависимой анти-эндотелиальной цитотоксичностью в культуре эндотелия [K.Kaneko et al, 1993].

    Патогенное действие антител усиливается после активации эндотелиальных клеток (ЭК) ФНО, ИЛ-1 и ИФ-у [D.Leung et al, 1986; D.Leung et al, 1989]. При болезни Кавасаки АЭКА обнаружены также с помощью стандартного иммуноферментного анализа [E.Tizard et al, 1991; K.Kaneko et al, 1994; M.Nash et al, 1995]. Однако наличие данных аутоантител неспецифично для нее.

    Показано, что уровень АЭКА при болезни Кавасаки хотя и выше, но не отличается от такового в контрольной группе, включающей больных с различными лихорадочными состояниями [J.Guzman et al, 1994; M.Nash et al, 1995].

    В основе болезни Кавасаки лежит системный васкулит с преимущественным поражением артерий среднего калибра (коронарных, почечных), часто приводящий к развитию их аневризм [S.Naoe et al., 1991]. Обычно явления артериита сочетаются с воспалительными изменениями во внутренних органах. В течении васкулита выделяют 4 стадии [H.Fujiwara et al., 1978]. В первые 2 недели заболевания воспалительные изменения затрагивают микрососуды (артериолы, капилляры, венулы), мелкие артерии и вены. Затем патологический процесс распространяется на интиму, адвентицию и периваскулярные пространства артерий мелкого и крупного калибра. Наблюдаются отеки и инфильтрация стенок сосудов нейтрофилами и лимфоцитами. Вторая стадия (с 3-й по 4-ю неделю), с одной стороны, характеризуется уменьшением интенсивности воспаления в микрососудах, мелких артериях и венах, с другой — развитием очагового панваскулита артерий среднего калибра, в первую очередь коронарных, с формированием их аневризм, стенозов и пристеночного тромбоза. В крупных артериях выявляется мононуклеарная инфильтрация стенок сосуда и начало образования гранулем. Панваскулит наблюдается редко. В третьей стадии (с 5-й по 7-ю неделю) морфологические изменения характеризуются образованием гранулем в артериях среднего калибра. Через 7—8 недель (4-я стадия) от момента начала заболевания воспаление в артериях среднего калибра приводит к их аневризматическому расширению или стенозу, утолщению интимы сосуда и тромбозу его просвета. На секции аневризмы в коронарных артериях выявляются у 90% больных. В 17—38% случаев они локализуются в подвздошных артериях. Редко наблюдается значительное расширение артерий брыжейки и почек.

    Патологические изменения со стороны внутренних органов неспецифичны. Нередко отмечаются признаки миокардита, менингита и лимфангиита.

    Насонов Е.Л., Баранов А.А., Шилкина Н.П.
    Page 10

    1224

    Болезнь Кавасаки — артериит, обычно встречающийся у детей, поражающий крупные, средние и мелкие артерии (преимущественно коронарные), иногда и вены, часто сочетающийся со слизисто-кожным лимфонодулярным синдромом [J.C.Jennette et al., 1994]. Первый случай заболевания был выявлен в Японии в 1961 году.

    Однако приоритет описания болезни принадлежит T.Kawasaki, который в 1967 году представил подробную характеристику 50 больных с данной патологией.

    Болезнь встречается главным образом в раннем детском возрасте с одинаковой частотой среди мальчиков и девочек (соотношение 1,4:1,0). Наиболее подвержены ему представители желтой расы. Подавляющее большинство детей заболевают в возрасте до 5 лет, а пик заболеваемости приходится на первые два года жизни ребенка. В Японии ежегодно регистрируется 150 новых случаев заболевания на 100 тыс. детей младше 5 лет.

    В других странах болезнь встречается гораздо реже. Так, в США заболеваемость ею составляет 10,3, в Германии — 2,9, в Великобритании — 3,4 на 100 тыс. детей в год. Считают, что в США болезнь Кавасаки вышла на первое место среди причин приобретенной патологии сердца, вытеснив острую ревматическую лихорадку [K.Taubert et al., 1991].

    Этиология болезни неизвестна. Не исключается роль наследственной предрасположенности. Наличие эпидемических вспышек, их цикличность (с интервалом 2—3 года), более высокая частота заболеваемости в семьях больных, чем в общей популяции, позволяют обсуждать инфекционную природу болезни Кавасаки. В качестве возможных этиологических агентов рассматриваются различные бактерии (Propioni bacterium acnes, Streptococcus sanginis), риккетсии, вирусы (вирус Эпштейна—Барра, вирус герпеса, ретровирусы и др.). C.Nigro и соавт. (1994) с помощью серологических исследований и полимеразной цепной реакции выявили признаки парвовирусной инфекции у 10 из 15 больных болезнью Кавасаки. Однако другие исследователи не подтвердили эти данные [Y.Yoto et al., 1994; B.Cohen, 1994]. Отмечено частое начало заболевания после предшествующей инфекции верхних дыхательных путей.

    Сообщается о высокой частоте обнаружения у больных IgG-антител к эритрогенному токсину А стрептококка. Существует мнение, что при болезни Кавасаки бактериальные токсины выступают в качестве суперантигенов. Об этом свидетельствует селективная экспансия Т-лимфоцитов, несущих Vp2 и Vp8 рецепторы Т-клеток (ТКР) [J.Abe et al., 1992].

    Полагают, что развитие заболевания связано с инфицированием организма ребенка бактериями (стафилококк или стрептококк), которые синтезируют новый тип токсина, вызывающего синдром токсического шока [D.Leung et al., 1993].

    В острую фазу болезни отмечается существенное снижение числа CD8+Т-лимфоцитов, увеличение числа активированных CD4+T-лимфоцитов, несущих DR-антиген [D.Leung et al., 1982]. Повышено также количество В-лимфоцитов, спонтанно секретирующих IgG и IgM.

    В сыворотке больных отмечено увеличение концентрации провоспалительных цитокинов (рецепторы для интерлейкина-1 (ИЛ-1) и фактор некроза опухоли (ФНО)) и усиление их секреции мононуклеарными клетками in vitro [S.Furukawa et al., 1988; C.Maury et al., 1988; A.Rowley et al., 1988; T.Matsubara et al, 1990].

    Обнаружен высокий уровень рИЛ-2Р, особенно у детей с аневризмами коронарных артерий [K.Barron et al, 1990; T.Matsubara et al, 1990]. По данным T.Matsubara и соавт. (1990), концентрация ФНО, рИЛ-2Р и интерферон (ИФ)-у у больных с поражением коронарных артерий выше, чем у остальных пациентов.

    При болезни Кавасаки обнаружено также увеличение сывороточной концентрации ИЛ-10 [D.Kim, 1996], что объясняет характерную для этого заболевания активацию гуморального иммунитета.

    По данным разных авторов, частота обнаружения антинейтрофильных цитоплазматических антител (АНЦА) при болезни Кавасаки варьирует от 6 до 91% [С.Savage et al, 1989; N.Birdi et al, 1991; Soppi et al, 1992; J.Gusman et al, 1992]. В большинстве случаев АНЦА дают «атипичный» тип свечения в реакции непрямой иммунофлюоресценции.

    Установлено, что они реагируют с первичными а-гранулами нейтрофилов, катепсином G [R.Gilbert et al, 1993] и миелопероксидазой [E.Soppi et al.,1992; L.Rider et al, 1993]. Частота обнаружения последних колеблется от 13 до 73%), причем результаты иммуноферментного анализа и данные реакции непрямой иммунофлюоресценции не коррелируют между собой.

    Определенное значение в патогенезе заболевания придается антитела к эндотелиальным клеткам (АЭКА). Установлено, что в сыворотках больных присутствуют антитела класса IgM, обладающие комплементзависимой анти-эндотелиальной цитотоксичностью в культуре эндотелия [K.Kaneko et al, 1993].

    Патогенное действие антител усиливается после активации эндотелиальных клеток (ЭК) ФНО, ИЛ-1 и ИФ-у [D.Leung et al, 1986; D.Leung et al, 1989]. При болезни Кавасаки АЭКА обнаружены также с помощью стандартного иммуноферментного анализа [E.Tizard et al, 1991; K.Kaneko et al, 1994; M.Nash et al, 1995]. Однако наличие данных аутоантител неспецифично для нее.

    Показано, что уровень АЭКА при болезни Кавасаки хотя и выше, но не отличается от такового в контрольной группе, включающей больных с различными лихорадочными состояниями [J.Guzman et al, 1994; M.Nash et al, 1995].

    В основе болезни Кавасаки лежит системный васкулит с преимущественным поражением артерий среднего калибра (коронарных, почечных), часто приводящий к развитию их аневризм [S.Naoe et al., 1991]. Обычно явления артериита сочетаются с воспалительными изменениями во внутренних органах. В течении васкулита выделяют 4 стадии [H.Fujiwara et al., 1978]. В первые 2 недели заболевания воспалительные изменения затрагивают микрососуды (артериолы, капилляры, венулы), мелкие артерии и вены. Затем патологический процесс распространяется на интиму, адвентицию и периваскулярные пространства артерий мелкого и крупного калибра. Наблюдаются отеки и инфильтрация стенок сосудов нейтрофилами и лимфоцитами. Вторая стадия (с 3-й по 4-ю неделю), с одной стороны, характеризуется уменьшением интенсивности воспаления в микрососудах, мелких артериях и венах, с другой — развитием очагового панваскулита артерий среднего калибра, в первую очередь коронарных, с формированием их аневризм, стенозов и пристеночного тромбоза. В крупных артериях выявляется мононуклеарная инфильтрация стенок сосуда и начало образования гранулем. Панваскулит наблюдается редко. В третьей стадии (с 5-й по 7-ю неделю) морфологические изменения характеризуются образованием гранулем в артериях среднего калибра. Через 7—8 недель (4-я стадия) от момента начала заболевания воспаление в артериях среднего калибра приводит к их аневризматическому расширению или стенозу, утолщению интимы сосуда и тромбозу его просвета. На секции аневризмы в коронарных артериях выявляются у 90% больных. В 17—38% случаев они локализуются в подвздошных артериях. Редко наблюдается значительное расширение артерий брыжейки и почек.

    Патологические изменения со стороны внутренних органов неспецифичны. Нередко отмечаются признаки миокардита, менингита и лимфангиита.

    Насонов Е.Л., Баранов А.А., Шилкина Н.П.
    Page 11

    1224

    Болезнь Кавасаки — артериит, обычно встречающийся у детей, поражающий крупные, средние и мелкие артерии (преимущественно коронарные), иногда и вены, часто сочетающийся со слизисто-кожным лимфонодулярным синдромом [J.C.Jennette et al., 1994]. Первый случай заболевания был выявлен в Японии в 1961 году.

    Однако приоритет описания болезни принадлежит T.Kawasaki, который в 1967 году представил подробную характеристику 50 больных с данной патологией.

    Болезнь встречается главным образом в раннем детском возрасте с одинаковой частотой среди мальчиков и девочек (соотношение 1,4:1,0). Наиболее подвержены ему представители желтой расы. Подавляющее большинство детей заболевают в возрасте до 5 лет, а пик заболеваемости приходится на первые два года жизни ребенка. В Японии ежегодно регистрируется 150 новых случаев заболевания на 100 тыс. детей младше 5 лет.

    В других странах болезнь встречается гораздо реже. Так, в США заболеваемость ею составляет 10,3, в Германии — 2,9, в Великобритании — 3,4 на 100 тыс. детей в год. Считают, что в США болезнь Кавасаки вышла на первое место среди причин приобретенной патологии сердца, вытеснив острую ревматическую лихорадку [K.Taubert et al., 1991].

    Этиология болезни неизвестна. Не исключается роль наследственной предрасположенности. Наличие эпидемических вспышек, их цикличность (с интервалом 2—3 года), более высокая частота заболеваемости в семьях больных, чем в общей популяции, позволяют обсуждать инфекционную природу болезни Кавасаки. В качестве возможных этиологических агентов рассматриваются различные бактерии (Propioni bacterium acnes, Streptococcus sanginis), риккетсии, вирусы (вирус Эпштейна—Барра, вирус герпеса, ретровирусы и др.). C.Nigro и соавт. (1994) с помощью серологических исследований и полимеразной цепной реакции выявили признаки парвовирусной инфекции у 10 из 15 больных болезнью Кавасаки. Однако другие исследователи не подтвердили эти данные [Y.Yoto et al., 1994; B.Cohen, 1994]. Отмечено частое начало заболевания после предшествующей инфекции верхних дыхательных путей.

    Сообщается о высокой частоте обнаружения у больных IgG-антител к эритрогенному токсину А стрептококка. Существует мнение, что при болезни Кавасаки бактериальные токсины выступают в качестве суперантигенов. Об этом свидетельствует селективная экспансия Т-лимфоцитов, несущих Vp2 и Vp8 рецепторы Т-клеток (ТКР) [J.Abe et al., 1992].

    Полагают, что развитие заболевания связано с инфицированием организма ребенка бактериями (стафилококк или стрептококк), которые синтезируют новый тип токсина, вызывающего синдром токсического шока [D.Leung et al., 1993].

    В острую фазу болезни отмечается существенное снижение числа CD8+Т-лимфоцитов, увеличение числа активированных CD4+T-лимфоцитов, несущих DR-антиген [D.Leung et al., 1982]. Повышено также количество В-лимфоцитов, спонтанно секретирующих IgG и IgM.

    В сыворотке больных отмечено увеличение концентрации провоспалительных цитокинов (рецепторы для интерлейкина-1 (ИЛ-1) и фактор некроза опухоли (ФНО)) и усиление их секреции мононуклеарными клетками in vitro [S.Furukawa et al., 1988; C.Maury et al., 1988; A.Rowley et al., 1988; T.Matsubara et al, 1990].

    Обнаружен высокий уровень рИЛ-2Р, особенно у детей с аневризмами коронарных артерий [K.Barron et al, 1990; T.Matsubara et al, 1990]. По данным T.Matsubara и соавт. (1990), концентрация ФНО, рИЛ-2Р и интерферон (ИФ)-у у больных с поражением коронарных артерий выше, чем у остальных пациентов.

    При болезни Кавасаки обнаружено также увеличение сывороточной концентрации ИЛ-10 [D.Kim, 1996], что объясняет характерную для этого заболевания активацию гуморального иммунитета.

    По данным разных авторов, частота обнаружения антинейтрофильных цитоплазматических антител (АНЦА) при болезни Кавасаки варьирует от 6 до 91% [С.Savage et al, 1989; N.Birdi et al, 1991; Soppi et al, 1992; J.Gusman et al, 1992]. В большинстве случаев АНЦА дают «атипичный» тип свечения в реакции непрямой иммунофлюоресценции.

    Установлено, что они реагируют с первичными а-гранулами нейтрофилов, катепсином G [R.Gilbert et al, 1993] и миелопероксидазой [E.Soppi et al.,1992; L.Rider et al, 1993]. Частота обнаружения последних колеблется от 13 до 73%), причем результаты иммуноферментного анализа и данные реакции непрямой иммунофлюоресценции не коррелируют между собой.

    Определенное значение в патогенезе заболевания придается антитела к эндотелиальным клеткам (АЭКА). Установлено, что в сыворотках больных присутствуют антитела класса IgM, обладающие комплементзависимой анти-эндотелиальной цитотоксичностью в культуре эндотелия [K.Kaneko et al, 1993].

    Патогенное действие антител усиливается после активации эндотелиальных клеток (ЭК) ФНО, ИЛ-1 и ИФ-у [D.Leung et al, 1986; D.Leung et al, 1989]. При болезни Кавасаки АЭКА обнаружены также с помощью стандартного иммуноферментного анализа [E.Tizard et al, 1991; K.Kaneko et al, 1994; M.Nash et al, 1995]. Однако наличие данных аутоантител неспецифично для нее.

    Показано, что уровень АЭКА при болезни Кавасаки хотя и выше, но не отличается от такового в контрольной группе, включающей больных с различными лихорадочными состояниями [J.Guzman et al, 1994; M.Nash et al, 1995].

    В основе болезни Кавасаки лежит системный васкулит с преимущественным поражением артерий среднего калибра (коронарных, почечных), часто приводящий к развитию их аневризм [S.Naoe et al., 1991]. Обычно явления артериита сочетаются с воспалительными изменениями во внутренних органах. В течении васкулита выделяют 4 стадии [H.Fujiwara et al., 1978]. В первые 2 недели заболевания воспалительные изменения затрагивают микрососуды (артериолы, капилляры, венулы), мелкие артерии и вены. Затем патологический процесс распространяется на интиму, адвентицию и периваскулярные пространства артерий мелкого и крупного калибра. Наблюдаются отеки и инфильтрация стенок сосудов нейтрофилами и лимфоцитами. Вторая стадия (с 3-й по 4-ю неделю), с одной стороны, характеризуется уменьшением интенсивности воспаления в микрососудах, мелких артериях и венах, с другой — развитием очагового панваскулита артерий среднего калибра, в первую очередь коронарных, с формированием их аневризм, стенозов и пристеночного тромбоза. В крупных артериях выявляется мононуклеарная инфильтрация стенок сосуда и начало образования гранулем. Панваскулит наблюдается редко. В третьей стадии (с 5-й по 7-ю неделю) морфологические изменения характеризуются образованием гранулем в артериях среднего калибра. Через 7—8 недель (4-я стадия) от момента начала заболевания воспаление в артериях среднего калибра приводит к их аневризматическому расширению или стенозу, утолщению интимы сосуда и тромбозу его просвета. На секции аневризмы в коронарных артериях выявляются у 90% больных. В 17—38% случаев они локализуются в подвздошных артериях. Редко наблюдается значительное расширение артерий брыжейки и почек.

    Патологические изменения со стороны внутренних органов неспецифичны. Нередко отмечаются признаки миокардита, менингита и лимфангиита.

    Насонов Е.Л., Баранов А.А., Шилкина Н.П.
    Page 12

    1224

    Болезнь Кавасаки — артериит, обычно встречающийся у детей, поражающий крупные, средние и мелкие артерии (преимущественно коронарные), иногда и вены, часто сочетающийся со слизисто-кожным лимфонодулярным синдромом [J.C.Jennette et al., 1994]. Первый случай заболевания был выявлен в Японии в 1961 году.

    Однако приоритет описания болезни принадлежит T.Kawasaki, который в 1967 году представил подробную характеристику 50 больных с данной патологией.

    Болезнь встречается главным образом в раннем детском возрасте с одинаковой частотой среди мальчиков и девочек (соотношение 1,4:1,0). Наиболее подвержены ему представители желтой расы. Подавляющее большинство детей заболевают в возрасте до 5 лет, а пик заболеваемости приходится на первые два года жизни ребенка. В Японии ежегодно регистрируется 150 новых случаев заболевания на 100 тыс. детей младше 5 лет.

    В других странах болезнь встречается гораздо реже. Так, в США заболеваемость ею составляет 10,3, в Германии — 2,9, в Великобритании — 3,4 на 100 тыс. детей в год. Считают, что в США болезнь Кавасаки вышла на первое место среди причин приобретенной патологии сердца, вытеснив острую ревматическую лихорадку [K.Taubert et al., 1991].

    Этиология болезни неизвестна. Не исключается роль наследственной предрасположенности. Наличие эпидемических вспышек, их цикличность (с интервалом 2—3 года), более высокая частота заболеваемости в семьях больных, чем в общей популяции, позволяют обсуждать инфекционную природу болезни Кавасаки. В качестве возможных этиологических агентов рассматриваются различные бактерии (Propioni bacterium acnes, Streptococcus sanginis), риккетсии, вирусы (вирус Эпштейна—Барра, вирус герпеса, ретровирусы и др.). C.Nigro и соавт. (1994) с помощью серологических исследований и полимеразной цепной реакции выявили признаки парвовирусной инфекции у 10 из 15 больных болезнью Кавасаки. Однако другие исследователи не подтвердили эти данные [Y.Yoto et al., 1994; B.Cohen, 1994]. Отмечено частое начало заболевания после предшествующей инфекции верхних дыхательных путей.

    Сообщается о высокой частоте обнаружения у больных IgG-антител к эритрогенному токсину А стрептококка. Существует мнение, что при болезни Кавасаки бактериальные токсины выступают в качестве суперантигенов. Об этом свидетельствует селективная экспансия Т-лимфоцитов, несущих Vp2 и Vp8 рецепторы Т-клеток (ТКР) [J.Abe et al., 1992].

    Полагают, что развитие заболевания связано с инфицированием организма ребенка бактериями (стафилококк или стрептококк), которые синтезируют новый тип токсина, вызывающего синдром токсического шока [D.Leung et al., 1993].

    В острую фазу болезни отмечается существенное снижение числа CD8+Т-лимфоцитов, увеличение числа активированных CD4+T-лимфоцитов, несущих DR-антиген [D.Leung et al., 1982]. Повышено также количество В-лимфоцитов, спонтанно секретирующих IgG и IgM.

    В сыворотке больных отмечено увеличение концентрации провоспалительных цитокинов (рецепторы для интерлейкина-1 (ИЛ-1) и фактор некроза опухоли (ФНО)) и усиление их секреции мононуклеарными клетками in vitro [S.Furukawa et al., 1988; C.Maury et al., 1988; A.Rowley et al., 1988; T.Matsubara et al, 1990].

    Обнаружен высокий уровень рИЛ-2Р, особенно у детей с аневризмами коронарных артерий [K.Barron et al, 1990; T.Matsubara et al, 1990]. По данным T.Matsubara и соавт. (1990), концентрация ФНО, рИЛ-2Р и интерферон (ИФ)-у у больных с поражением коронарных артерий выше, чем у остальных пациентов.

    При болезни Кавасаки обнаружено также увеличение сывороточной концентрации ИЛ-10 [D.Kim, 1996], что объясняет характерную для этого заболевания активацию гуморального иммунитета.

    По данным разных авторов, частота обнаружения антинейтрофильных цитоплазматических антител (АНЦА) при болезни Кавасаки варьирует от 6 до 91% [С.Savage et al, 1989; N.Birdi et al, 1991; Soppi et al, 1992; J.Gusman et al, 1992]. В большинстве случаев АНЦА дают «атипичный» тип свечения в реакции непрямой иммунофлюоресценции.

    Установлено, что они реагируют с первичными а-гранулами нейтрофилов, катепсином G [R.Gilbert et al, 1993] и миелопероксидазой [E.Soppi et al.,1992; L.Rider et al, 1993]. Частота обнаружения последних колеблется от 13 до 73%), причем результаты иммуноферментного анализа и данные реакции непрямой иммунофлюоресценции не коррелируют между собой.

    Определенное значение в патогенезе заболевания придается антитела к эндотелиальным клеткам (АЭКА). Установлено, что в сыворотках больных присутствуют антитела класса IgM, обладающие комплементзависимой анти-эндотелиальной цитотоксичностью в культуре эндотелия [K.Kaneko et al, 1993].

    Патогенное действие антител усиливается после активации эндотелиальных клеток (ЭК) ФНО, ИЛ-1 и ИФ-у [D.Leung et al, 1986; D.Leung et al, 1989]. При болезни Кавасаки АЭКА обнаружены также с помощью стандартного иммуноферментного анализа [E.Tizard et al, 1991; K.Kaneko et al, 1994; M.Nash et al, 1995]. Однако наличие данных аутоантител неспецифично для нее.

    Показано, что уровень АЭКА при болезни Кавасаки хотя и выше, но не отличается от такового в контрольной группе, включающей больных с различными лихорадочными состояниями [J.Guzman et al, 1994; M.Nash et al, 1995].

    В основе болезни Кавасаки лежит системный васкулит с преимущественным поражением артерий среднего калибра (коронарных, почечных), часто приводящий к развитию их аневризм [S.Naoe et al., 1991]. Обычно явления артериита сочетаются с воспалительными изменениями во внутренних органах. В течении васкулита выделяют 4 стадии [H.Fujiwara et al., 1978]. В первые 2 недели заболевания воспалительные изменения затрагивают микрососуды (артериолы, капилляры, венулы), мелкие артерии и вены. Затем патологический процесс распространяется на интиму, адвентицию и периваскулярные пространства артерий мелкого и крупного калибра. Наблюдаются отеки и инфильтрация стенок сосудов нейтрофилами и лимфоцитами. Вторая стадия (с 3-й по 4-ю неделю), с одной стороны, характеризуется уменьшением интенсивности воспаления в микрососудах, мелких артериях и венах, с другой — развитием очагового панваскулита артерий среднего калибра, в первую очередь коронарных, с формированием их аневризм, стенозов и пристеночного тромбоза. В крупных артериях выявляется мононуклеарная инфильтрация стенок сосуда и начало образования гранулем. Панваскулит наблюдается редко. В третьей стадии (с 5-й по 7-ю неделю) морфологические изменения характеризуются образованием гранулем в артериях среднего калибра. Через 7—8 недель (4-я стадия) от момента начала заболевания воспаление в артериях среднего калибра приводит к их аневризматическому расширению или стенозу, утолщению интимы сосуда и тромбозу его просвета. На секции аневризмы в коронарных артериях выявляются у 90% больных. В 17—38% случаев они локализуются в подвздошных артериях. Редко наблюдается значительное расширение артерий брыжейки и почек.

    Патологические изменения со стороны внутренних органов неспецифичны. Нередко отмечаются признаки миокардита, менингита и лимфангиита.

    Насонов Е.Л., Баранов А.А., Шилкина Н.П.
    Page 13

    1224

    Болезнь Кавасаки — артериит, обычно встречающийся у детей, поражающий крупные, средние и мелкие артерии (преимущественно коронарные), иногда и вены, часто сочетающийся со слизисто-кожным лимфонодулярным синдромом [J.C.Jennette et al., 1994]. Первый случай заболевания был выявлен в Японии в 1961 году.

    Однако приоритет описания болезни принадлежит T.Kawasaki, который в 1967 году представил подробную характеристику 50 больных с данной патологией.

    Болезнь встречается главным образом в раннем детском возрасте с одинаковой частотой среди мальчиков и девочек (соотношение 1,4:1,0). Наиболее подвержены ему представители желтой расы. Подавляющее большинство детей заболевают в возрасте до 5 лет, а пик заболеваемости приходится на первые два года жизни ребенка. В Японии ежегодно регистрируется 150 новых случаев заболевания на 100 тыс. детей младше 5 лет.

    В других странах болезнь встречается гораздо реже. Так, в США заболеваемость ею составляет 10,3, в Германии — 2,9, в Великобритании — 3,4 на 100 тыс. детей в год. Считают, что в США болезнь Кавасаки вышла на первое место среди причин приобретенной патологии сердца, вытеснив острую ревматическую лихорадку [K.Taubert et al., 1991].

    Этиология болезни неизвестна. Не исключается роль наследственной предрасположенности. Наличие эпидемических вспышек, их цикличность (с интервалом 2—3 года), более высокая частота заболеваемости в семьях больных, чем в общей популяции, позволяют обсуждать инфекционную природу болезни Кавасаки. В качестве возможных этиологических агентов рассматриваются различные бактерии (Propioni bacterium acnes, Streptococcus sanginis), риккетсии, вирусы (вирус Эпштейна—Барра, вирус герпеса, ретровирусы и др.). C.Nigro и соавт. (1994) с помощью серологических исследований и полимеразной цепной реакции выявили признаки парвовирусной инфекции у 10 из 15 больных болезнью Кавасаки. Однако другие исследователи не подтвердили эти данные [Y.Yoto et al., 1994; B.Cohen, 1994]. Отмечено частое начало заболевания после предшествующей инфекции верхних дыхательных путей.

    Сообщается о высокой частоте обнаружения у больных IgG-антител к эритрогенному токсину А стрептококка. Существует мнение, что при болезни Кавасаки бактериальные токсины выступают в качестве суперантигенов. Об этом свидетельствует селективная экспансия Т-лимфоцитов, несущих Vp2 и Vp8 рецепторы Т-клеток (ТКР) [J.Abe et al., 1992].

    Полагают, что развитие заболевания связано с инфицированием организма ребенка бактериями (стафилококк или стрептококк), которые синтезируют новый тип токсина, вызывающего синдром токсического шока [D.Leung et al., 1993].

    В острую фазу болезни отмечается существенное снижение числа CD8+Т-лимфоцитов, увеличение числа активированных CD4+T-лимфоцитов, несущих DR-антиген [D.Leung et al., 1982]. Повышено также количество В-лимфоцитов, спонтанно секретирующих IgG и IgM.

    В сыворотке больных отмечено увеличение концентрации провоспалительных цитокинов (рецепторы для интерлейкина-1 (ИЛ-1) и фактор некроза опухоли (ФНО)) и усиление их секреции мононуклеарными клетками in vitro [S.Furukawa et al., 1988; C.Maury et al., 1988; A.Rowley et al., 1988; T.Matsubara et al, 1990].

    Обнаружен высокий уровень рИЛ-2Р, особенно у детей с аневризмами коронарных артерий [K.Barron et al, 1990; T.Matsubara et al, 1990]. По данным T.Matsubara и соавт. (1990), концентрация ФНО, рИЛ-2Р и интерферон (ИФ)-у у больных с поражением коронарных артерий выше, чем у остальных пациентов.

    При болезни Кавасаки обнаружено также увеличение сывороточной концентрации ИЛ-10 [D.Kim, 1996], что объясняет характерную для этого заболевания активацию гуморального иммунитета.

    По данным разных авторов, частота обнаружения антинейтрофильных цитоплазматических антител (АНЦА) при болезни Кавасаки варьирует от 6 до 91% [С.Savage et al, 1989; N.Birdi et al, 1991; Soppi et al, 1992; J.Gusman et al, 1992]. В большинстве случаев АНЦА дают «атипичный» тип свечения в реакции непрямой иммунофлюоресценции.

    Установлено, что они реагируют с первичными а-гранулами нейтрофилов, катепсином G [R.Gilbert et al, 1993] и миелопероксидазой [E.Soppi et al.,1992; L.Rider et al, 1993]. Частота обнаружения последних колеблется от 13 до 73%), причем результаты иммуноферментного анализа и данные реакции непрямой иммунофлюоресценции не коррелируют между собой.

    Определенное значение в патогенезе заболевания придается антитела к эндотелиальным клеткам (АЭКА). Установлено, что в сыворотках больных присутствуют антитела класса IgM, обладающие комплементзависимой анти-эндотелиальной цитотоксичностью в культуре эндотелия [K.Kaneko et al, 1993].

    Патогенное действие антител усиливается после активации эндотелиальных клеток (ЭК) ФНО, ИЛ-1 и ИФ-у [D.Leung et al, 1986; D.Leung et al, 1989]. При болезни Кавасаки АЭКА обнаружены также с помощью стандартного иммуноферментного анализа [E.Tizard et al, 1991; K.Kaneko et al, 1994; M.Nash et al, 1995]. Однако наличие данных аутоантител неспецифично для нее.

    Показано, что уровень АЭКА при болезни Кавасаки хотя и выше, но не отличается от такового в контрольной группе, включающей больных с различными лихорадочными состояниями [J.Guzman et al, 1994; M.Nash et al, 1995].

    В основе болезни Кавасаки лежит системный васкулит с преимущественным поражением артерий среднего калибра (коронарных, почечных), часто приводящий к развитию их аневризм [S.Naoe et al., 1991]. Обычно явления артериита сочетаются с воспалительными изменениями во внутренних органах. В течении васкулита выделяют 4 стадии [H.Fujiwara et al., 1978]. В первые 2 недели заболевания воспалительные изменения затрагивают микрососуды (артериолы, капилляры, венулы), мелкие артерии и вены. Затем патологический процесс распространяется на интиму, адвентицию и периваскулярные пространства артерий мелкого и крупного калибра. Наблюдаются отеки и инфильтрация стенок сосудов нейтрофилами и лимфоцитами. Вторая стадия (с 3-й по 4-ю неделю), с одной стороны, характеризуется уменьшением интенсивности воспаления в микрососудах, мелких артериях и венах, с другой — развитием очагового панваскулита артерий среднего калибра, в первую очередь коронарных, с формированием их аневризм, стенозов и пристеночного тромбоза. В крупных артериях выявляется мононуклеарная инфильтрация стенок сосуда и начало образования гранулем. Панваскулит наблюдается редко. В третьей стадии (с 5-й по 7-ю неделю) морфологические изменения характеризуются образованием гранулем в артериях среднего калибра. Через 7—8 недель (4-я стадия) от момента начала заболевания воспаление в артериях среднего калибра приводит к их аневризматическому расширению или стенозу, утолщению интимы сосуда и тромбозу его просвета. На секции аневризмы в коронарных артериях выявляются у 90% больных. В 17—38% случаев они локализуются в подвздошных артериях. Редко наблюдается значительное расширение артерий брыжейки и почек.

    Патологические изменения со стороны внутренних органов неспецифичны. Нередко отмечаются признаки миокардита, менингита и лимфангиита.

    Насонов Е.Л., Баранов А.А., Шилкина Н.П.
    Page 14

    1224

    Болезнь Кавасаки — артериит, обычно встречающийся у детей, поражающий крупные, средние и мелкие артерии (преимущественно коронарные), иногда и вены, часто сочетающийся со слизисто-кожным лимфонодулярным синдромом [J.C.Jennette et al., 1994]. Первый случай заболевания был выявлен в Японии в 1961 году.

    Однако приоритет описания болезни принадлежит T.Kawasaki, который в 1967 году представил подробную характеристику 50 больных с данной патологией.

    Болезнь встречается главным образом в раннем детском возрасте с одинаковой частотой среди мальчиков и девочек (соотношение 1,4:1,0). Наиболее подвержены ему представители желтой расы. Подавляющее большинство детей заболевают в возрасте до 5 лет, а пик заболеваемости приходится на первые два года жизни ребенка. В Японии ежегодно регистрируется 150 новых случаев заболевания на 100 тыс. детей младше 5 лет.

    В других странах болезнь встречается гораздо реже. Так, в США заболеваемость ею составляет 10,3, в Германии — 2,9, в Великобритании — 3,4 на 100 тыс. детей в год. Считают, что в США болезнь Кавасаки вышла на первое место среди причин приобретенной патологии сердца, вытеснив острую ревматическую лихорадку [K.Taubert et al., 1991].

    Этиология болезни неизвестна. Не исключается роль наследственной предрасположенности. Наличие эпидемических вспышек, их цикличность (с интервалом 2—3 года), более высокая частота заболеваемости в семьях больных, чем в общей популяции, позволяют обсуждать инфекционную природу болезни Кавасаки. В качестве возможных этиологических агентов рассматриваются различные бактерии (Propioni bacterium acnes, Streptococcus sanginis), риккетсии, вирусы (вирус Эпштейна—Барра, вирус герпеса, ретровирусы и др.). C.Nigro и соавт. (1994) с помощью серологических исследований и полимеразной цепной реакции выявили признаки парвовирусной инфекции у 10 из 15 больных болезнью Кавасаки. Однако другие исследователи не подтвердили эти данные [Y.Yoto et al., 1994; B.Cohen, 1994]. Отмечено частое начало заболевания после предшествующей инфекции верхних дыхательных путей.

    Сообщается о высокой частоте обнаружения у больных IgG-антител к эритрогенному токсину А стрептококка. Существует мнение, что при болезни Кавасаки бактериальные токсины выступают в качестве суперантигенов. Об этом свидетельствует селективная экспансия Т-лимфоцитов, несущих Vp2 и Vp8 рецепторы Т-клеток (ТКР) [J.Abe et al., 1992].

    Полагают, что развитие заболевания связано с инфицированием организма ребенка бактериями (стафилококк или стрептококк), которые синтезируют новый тип токсина, вызывающего синдром токсического шока [D.Leung et al., 1993].

    В острую фазу болезни отмечается существенное снижение числа CD8+Т-лимфоцитов, увеличение числа активированных CD4+T-лимфоцитов, несущих DR-антиген [D.Leung et al., 1982]. Повышено также количество В-лимфоцитов, спонтанно секретирующих IgG и IgM.

    В сыворотке больных отмечено увеличение концентрации провоспалительных цитокинов (рецепторы для интерлейкина-1 (ИЛ-1) и фактор некроза опухоли (ФНО)) и усиление их секреции мононуклеарными клетками in vitro [S.Furukawa et al., 1988; C.Maury et al., 1988; A.Rowley et al., 1988; T.Matsubara et al, 1990].

    Обнаружен высокий уровень рИЛ-2Р, особенно у детей с аневризмами коронарных артерий [K.Barron et al, 1990; T.Matsubara et al, 1990]. По данным T.Matsubara и соавт. (1990), концентрация ФНО, рИЛ-2Р и интерферон (ИФ)-у у больных с поражением коронарных артерий выше, чем у остальных пациентов.

    При болезни Кавасаки обнаружено также увеличение сывороточной концентрации ИЛ-10 [D.Kim, 1996], что объясняет характерную для этого заболевания активацию гуморального иммунитета.

    По данным разных авторов, частота обнаружения антинейтрофильных цитоплазматических антител (АНЦА) при болезни Кавасаки варьирует от 6 до 91% [С.Savage et al, 1989; N.Birdi et al, 1991; Soppi et al, 1992; J.Gusman et al, 1992]. В большинстве случаев АНЦА дают «атипичный» тип свечения в реакции непрямой иммунофлюоресценции.

    Установлено, что они реагируют с первичными а-гранулами нейтрофилов, катепсином G [R.Gilbert et al, 1993] и миелопероксидазой [E.Soppi et al.,1992; L.Rider et al, 1993]. Частота обнаружения последних колеблется от 13 до 73%), причем результаты иммуноферментного анализа и данные реакции непрямой иммунофлюоресценции не коррелируют между собой.

    Определенное значение в патогенезе заболевания придается антитела к эндотелиальным клеткам (АЭКА). Установлено, что в сыворотках больных присутствуют антитела класса IgM, обладающие комплементзависимой анти-эндотелиальной цитотоксичностью в культуре эндотелия [K.Kaneko et al, 1993].

    Патогенное действие антител усиливается после активации эндотелиальных клеток (ЭК) ФНО, ИЛ-1 и ИФ-у [D.Leung et al, 1986; D.Leung et al, 1989]. При болезни Кавасаки АЭКА обнаружены также с помощью стандартного иммуноферментного анализа [E.Tizard et al, 1991; K.Kaneko et al, 1994; M.Nash et al, 1995]. Однако наличие данных аутоантител неспецифично для нее.

    Показано, что уровень АЭКА при болезни Кавасаки хотя и выше, но не отличается от такового в контрольной группе, включающей больных с различными лихорадочными состояниями [J.Guzman et al, 1994; M.Nash et al, 1995].

    В основе болезни Кавасаки лежит системный васкулит с преимущественным поражением артерий среднего калибра (коронарных, почечных), часто приводящий к развитию их аневризм [S.Naoe et al., 1991]. Обычно явления артериита сочетаются с воспалительными изменениями во внутренних органах. В течении васкулита выделяют 4 стадии [H.Fujiwara et al., 1978]. В первые 2 недели заболевания воспалительные изменения затрагивают микрососуды (артериолы, капилляры, венулы), мелкие артерии и вены. Затем патологический процесс распространяется на интиму, адвентицию и периваскулярные пространства артерий мелкого и крупного калибра. Наблюдаются отеки и инфильтрация стенок сосудов нейтрофилами и лимфоцитами. Вторая стадия (с 3-й по 4-ю неделю), с одной стороны, характеризуется уменьшением интенсивности воспаления в микрососудах, мелких артериях и венах, с другой — развитием очагового панваскулита артерий среднего калибра, в первую очередь коронарных, с формированием их аневризм, стенозов и пристеночного тромбоза. В крупных артериях выявляется мононуклеарная инфильтрация стенок сосуда и начало образования гранулем. Панваскулит наблюдается редко. В третьей стадии (с 5-й по 7-ю неделю) морфологические изменения характеризуются образованием гранулем в артериях среднего калибра. Через 7—8 недель (4-я стадия) от момента начала заболевания воспаление в артериях среднего калибра приводит к их аневризматическому расширению или стенозу, утолщению интимы сосуда и тромбозу его просвета. На секции аневризмы в коронарных артериях выявляются у 90% больных. В 17—38% случаев они локализуются в подвздошных артериях. Редко наблюдается значительное расширение артерий брыжейки и почек.

    Патологические изменения со стороны внутренних органов неспецифичны. Нередко отмечаются признаки миокардита, менингита и лимфангиита.

    Насонов Е.Л., Баранов А.А., Шилкина Н.П.
    Page 15

    1224

    Болезнь Кавасаки — артериит, обычно встречающийся у детей, поражающий крупные, средние и мелкие артерии (преимущественно коронарные), иногда и вены, часто сочетающийся со слизисто-кожным лимфонодулярным синдромом [J.C.Jennette et al., 1994]. Первый случай заболевания был выявлен в Японии в 1961 году.

    Однако приоритет описания болезни принадлежит T.Kawasaki, который в 1967 году представил подробную характеристику 50 больных с данной патологией.

    Болезнь встречается главным образом в раннем детском возрасте с одинаковой частотой среди мальчиков и девочек (соотношение 1,4:1,0). Наиболее подвержены ему представители желтой расы. Подавляющее большинство детей заболевают в возрасте до 5 лет, а пик заболеваемости приходится на первые два года жизни ребенка. В Японии ежегодно регистрируется 150 новых случаев заболевания на 100 тыс. детей младше 5 лет.

    В других странах болезнь встречается гораздо реже. Так, в США заболеваемость ею составляет 10,3, в Германии — 2,9, в Великобритании — 3,4 на 100 тыс. детей в год. Считают, что в США болезнь Кавасаки вышла на первое место среди причин приобретенной патологии сердца, вытеснив острую ревматическую лихорадку [K.Taubert et al., 1991].

    Этиология болезни неизвестна. Не исключается роль наследственной предрасположенности. Наличие эпидемических вспышек, их цикличность (с интервалом 2—3 года), более высокая частота заболеваемости в семьях больных, чем в общей популяции, позволяют обсуждать инфекционную природу болезни Кавасаки. В качестве возможных этиологических агентов рассматриваются различные бактерии (Propioni bacterium acnes, Streptococcus sanginis), риккетсии, вирусы (вирус Эпштейна—Барра, вирус герпеса, ретровирусы и др.). C.Nigro и соавт. (1994) с помощью серологических исследований и полимеразной цепной реакции выявили признаки парвовирусной инфекции у 10 из 15 больных болезнью Кавасаки. Однако другие исследователи не подтвердили эти данные [Y.Yoto et al., 1994; B.Cohen, 1994]. Отмечено частое начало заболевания после предшествующей инфекции верхних дыхательных путей.

    Сообщается о высокой частоте обнаружения у больных IgG-антител к эритрогенному токсину А стрептококка. Существует мнение, что при болезни Кавасаки бактериальные токсины выступают в качестве суперантигенов. Об этом свидетельствует селективная экспансия Т-лимфоцитов, несущих Vp2 и Vp8 рецепторы Т-клеток (ТКР) [J.Abe et al., 1992].

    Полагают, что развитие заболевания связано с инфицированием организма ребенка бактериями (стафилококк или стрептококк), которые синтезируют новый тип токсина, вызывающего синдром токсического шока [D.Leung et al., 1993].

    В острую фазу болезни отмечается существенное снижение числа CD8+Т-лимфоцитов, увеличение числа активированных CD4+T-лимфоцитов, несущих DR-антиген [D.Leung et al., 1982]. Повышено также количество В-лимфоцитов, спонтанно секретирующих IgG и IgM.

    В сыворотке больных отмечено увеличение концентрации провоспалительных цитокинов (рецепторы для интерлейкина-1 (ИЛ-1) и фактор некроза опухоли (ФНО)) и усиление их секреции мононуклеарными клетками in vitro [S.Furukawa et al., 1988; C.Maury et al., 1988; A.Rowley et al., 1988; T.Matsubara et al, 1990].

    Обнаружен высокий уровень рИЛ-2Р, особенно у детей с аневризмами коронарных артерий [K.Barron et al, 1990; T.Matsubara et al, 1990]. По данным T.Matsubara и соавт. (1990), концентрация ФНО, рИЛ-2Р и интерферон (ИФ)-у у больных с поражением коронарных артерий выше, чем у остальных пациентов.

    При болезни Кавасаки обнаружено также увеличение сывороточной концентрации ИЛ-10 [D.Kim, 1996], что объясняет характерную для этого заболевания активацию гуморального иммунитета.

    По данным разных авторов, частота обнаружения антинейтрофильных цитоплазматических антител (АНЦА) при болезни Кавасаки варьирует от 6 до 91% [С.Savage et al, 1989; N.Birdi et al, 1991; Soppi et al, 1992; J.Gusman et al, 1992]. В большинстве случаев АНЦА дают «атипичный» тип свечения в реакции непрямой иммунофлюоресценции.

    Установлено, что они реагируют с первичными а-гранулами нейтрофилов, катепсином G [R.Gilbert et al, 1993] и миелопероксидазой [E.Soppi et al.,1992; L.Rider et al, 1993]. Частота обнаружения последних колеблется от 13 до 73%), причем результаты иммуноферментного анализа и данные реакции непрямой иммунофлюоресценции не коррелируют между собой.

    Определенное значение в патогенезе заболевания придается антитела к эндотелиальным клеткам (АЭКА). Установлено, что в сыворотках больных присутствуют антитела класса IgM, обладающие комплементзависимой анти-эндотелиальной цитотоксичностью в культуре эндотелия [K.Kaneko et al, 1993].

    Патогенное действие антител усиливается после активации эндотелиальных клеток (ЭК) ФНО, ИЛ-1 и ИФ-у [D.Leung et al, 1986; D.Leung et al, 1989]. При болезни Кавасаки АЭКА обнаружены также с помощью стандартного иммуноферментного анализа [E.Tizard et al, 1991; K.Kaneko et al, 1994; M.Nash et al, 1995]. Однако наличие данных аутоантител неспецифично для нее.

    Показано, что уровень АЭКА при болезни Кавасаки хотя и выше, но не отличается от такового в контрольной группе, включающей больных с различными лихорадочными состояниями [J.Guzman et al, 1994; M.Nash et al, 1995].

    В основе болезни Кавасаки лежит системный васкулит с преимущественным поражением артерий среднего калибра (коронарных, почечных), часто приводящий к развитию их аневризм [S.Naoe et al., 1991]. Обычно явления артериита сочетаются с воспалительными изменениями во внутренних органах. В течении васкулита выделяют 4 стадии [H.Fujiwara et al., 1978]. В первые 2 недели заболевания воспалительные изменения затрагивают микрососуды (артериолы, капилляры, венулы), мелкие артерии и вены. Затем патологический процесс распространяется на интиму, адвентицию и периваскулярные пространства артерий мелкого и крупного калибра. Наблюдаются отеки и инфильтрация стенок сосудов нейтрофилами и лимфоцитами. Вторая стадия (с 3-й по 4-ю неделю), с одной стороны, характеризуется уменьшением интенсивности воспаления в микрососудах, мелких артериях и венах, с другой — развитием очагового панваскулита артерий среднего калибра, в первую очередь коронарных, с формированием их аневризм, стенозов и пристеночного тромбоза. В крупных артериях выявляется мононуклеарная инфильтрация стенок сосуда и начало образования гранулем. Панваскулит наблюдается редко. В третьей стадии (с 5-й по 7-ю неделю) морфологические изменения характеризуются образованием гранулем в артериях среднего калибра. Через 7—8 недель (4-я стадия) от момента начала заболевания воспаление в артериях среднего калибра приводит к их аневризматическому расширению или стенозу, утолщению интимы сосуда и тромбозу его просвета. На секции аневризмы в коронарных артериях выявляются у 90% больных. В 17—38% случаев они локализуются в подвздошных артериях. Редко наблюдается значительное расширение артерий брыжейки и почек.

    Патологические изменения со стороны внутренних органов неспецифичны. Нередко отмечаются признаки миокардита, менингита и лимфангиита.

    Насонов Е.Л., Баранов А.А., Шилкина Н.П.
    Page 16

    1224

    Болезнь Кавасаки — артериит, обычно встречающийся у детей, поражающий крупные, средние и мелкие артерии (преимущественно коронарные), иногда и вены, часто сочетающийся со слизисто-кожным лимфонодулярным синдромом [J.C.Jennette et al., 1994]. Первый случай заболевания был выявлен в Японии в 1961 году.

    Однако приоритет описания болезни принадлежит T.Kawasaki, который в 1967 году представил подробную характеристику 50 больных с данной патологией.

    Болезнь встречается главным образом в раннем детском возрасте с одинаковой частотой среди мальчиков и девочек (соотношение 1,4:1,0). Наиболее подвержены ему представители желтой расы. Подавляющее большинство детей заболевают в возрасте до 5 лет, а пик заболеваемости приходится на первые два года жизни ребенка. В Японии ежегодно регистрируется 150 новых случаев заболевания на 100 тыс. детей младше 5 лет.

    В других странах болезнь встречается гораздо реже. Так, в США заболеваемость ею составляет 10,3, в Германии — 2,9, в Великобритании — 3,4 на 100 тыс. детей в год. Считают, что в США болезнь Кавасаки вышла на первое место среди причин приобретенной патологии сердца, вытеснив острую ревматическую лихорадку [K.Taubert et al., 1991].

    Этиология болезни неизвестна. Не исключается роль наследственной предрасположенности. Наличие эпидемических вспышек, их цикличность (с интервалом 2—3 года), более высокая частота заболеваемости в семьях больных, чем в общей популяции, позволяют обсуждать инфекционную природу болезни Кавасаки. В качестве возможных этиологических агентов рассматриваются различные бактерии (Propioni bacterium acnes, Streptococcus sanginis), риккетсии, вирусы (вирус Эпштейна—Барра, вирус герпеса, ретровирусы и др.). C.Nigro и соавт. (1994) с помощью серологических исследований и полимеразной цепной реакции выявили признаки парвовирусной инфекции у 10 из 15 больных болезнью Кавасаки. Однако другие исследователи не подтвердили эти данные [Y.Yoto et al., 1994; B.Cohen, 1994]. Отмечено частое начало заболевания после предшествующей инфекции верхних дыхательных путей.

    Сообщается о высокой частоте обнаружения у больных IgG-антител к эритрогенному токсину А стрептококка. Существует мнение, что при болезни Кавасаки бактериальные токсины выступают в качестве суперантигенов. Об этом свидетельствует селективная экспансия Т-лимфоцитов, несущих Vp2 и Vp8 рецепторы Т-клеток (ТКР) [J.Abe et al., 1992].

    Полагают, что развитие заболевания связано с инфицированием организма ребенка бактериями (стафилококк или стрептококк), которые синтезируют новый тип токсина, вызывающего синдром токсического шока [D.Leung et al., 1993].

    В острую фазу болезни отмечается существенное снижение числа CD8+Т-лимфоцитов, увеличение числа активированных CD4+T-лимфоцитов, несущих DR-антиген [D.Leung et al., 1982]. Повышено также количество В-лимфоцитов, спонтанно секретирующих IgG и IgM.

    В сыворотке больных отмечено увеличение концентрации провоспалительных цитокинов (рецепторы для интерлейкина-1 (ИЛ-1) и фактор некроза опухоли (ФНО)) и усиление их секреции мононуклеарными клетками in vitro [S.Furukawa et al., 1988; C.Maury et al., 1988; A.Rowley et al., 1988; T.Matsubara et al, 1990].

    Обнаружен высокий уровень рИЛ-2Р, особенно у детей с аневризмами коронарных артерий [K.Barron et al, 1990; T.Matsubara et al, 1990]. По данным T.Matsubara и соавт. (1990), концентрация ФНО, рИЛ-2Р и интерферон (ИФ)-у у больных с поражением коронарных артерий выше, чем у остальных пациентов.

    При болезни Кавасаки обнаружено также увеличение сывороточной концентрации ИЛ-10 [D.Kim, 1996], что объясняет характерную для этого заболевания активацию гуморального иммунитета.

    По данным разных авторов, частота обнаружения антинейтрофильных цитоплазматических антител (АНЦА) при болезни Кавасаки варьирует от 6 до 91% [С.Savage et al, 1989; N.Birdi et al, 1991; Soppi et al, 1992; J.Gusman et al, 1992]. В большинстве случаев АНЦА дают «атипичный» тип свечения в реакции непрямой иммунофлюоресценции.

    Установлено, что они реагируют с первичными а-гранулами нейтрофилов, катепсином G [R.Gilbert et al, 1993] и миелопероксидазой [E.Soppi et al.,1992; L.Rider et al, 1993]. Частота обнаружения последних колеблется от 13 до 73%), причем результаты иммуноферментного анализа и данные реакции непрямой иммунофлюоресценции не коррелируют между собой.

    Определенное значение в патогенезе заболевания придается антитела к эндотелиальным клеткам (АЭКА). Установлено, что в сыворотках больных присутствуют антитела класса IgM, обладающие комплементзависимой анти-эндотелиальной цитотоксичностью в культуре эндотелия [K.Kaneko et al, 1993].

    Патогенное действие антител усиливается после активации эндотелиальных клеток (ЭК) ФНО, ИЛ-1 и ИФ-у [D.Leung et al, 1986; D.Leung et al, 1989]. При болезни Кавасаки АЭКА обнаружены также с помощью стандартного иммуноферментного анализа [E.Tizard et al, 1991; K.Kaneko et al, 1994; M.Nash et al, 1995]. Однако наличие данных аутоантител неспецифично для нее.

    Показано, что уровень АЭКА при болезни Кавасаки хотя и выше, но не отличается от такового в контрольной группе, включающей больных с различными лихорадочными состояниями [J.Guzman et al, 1994; M.Nash et al, 1995].

    В основе болезни Кавасаки лежит системный васкулит с преимущественным поражением артерий среднего калибра (коронарных, почечных), часто приводящий к развитию их аневризм [S.Naoe et al., 1991]. Обычно явления артериита сочетаются с воспалительными изменениями во внутренних органах. В течении васкулита выделяют 4 стадии [H.Fujiwara et al., 1978]. В первые 2 недели заболевания воспалительные изменения затрагивают микрососуды (артериолы, капилляры, венулы), мелкие артерии и вены. Затем патологический процесс распространяется на интиму, адвентицию и периваскулярные пространства артерий мелкого и крупного калибра. Наблюдаются отеки и инфильтрация стенок сосудов нейтрофилами и лимфоцитами. Вторая стадия (с 3-й по 4-ю неделю), с одной стороны, характеризуется уменьшением интенсивности воспаления в микрососудах, мелких артериях и венах, с другой — развитием очагового панваскулита артерий среднего калибра, в первую очередь коронарных, с формированием их аневризм, стенозов и пристеночного тромбоза. В крупных артериях выявляется мононуклеарная инфильтрация стенок сосуда и начало образования гранулем. Панваскулит наблюдается редко. В третьей стадии (с 5-й по 7-ю неделю) морфологические изменения характеризуются образованием гранулем в артериях среднего калибра. Через 7—8 недель (4-я стадия) от момента начала заболевания воспаление в артериях среднего калибра приводит к их аневризматическому расширению или стенозу, утолщению интимы сосуда и тромбозу его просвета. На секции аневризмы в коронарных артериях выявляются у 90% больных. В 17—38% случаев они локализуются в подвздошных артериях. Редко наблюдается значительное расширение артерий брыжейки и почек.

    Патологические изменения со стороны внутренних органов неспецифичны. Нередко отмечаются признаки миокардита, менингита и лимфангиита.

    Насонов Е.Л., Баранов А.А., Шилкина Н.П.
    Page 17

    1224

    Болезнь Кавасаки — артериит, обычно встречающийся у детей, поражающий крупные, средние и мелкие артерии (преимущественно коронарные), иногда и вены, часто сочетающийся со слизисто-кожным лимфонодулярным синдромом [J.C.Jennette et al., 1994]. Первый случай заболевания был выявлен в Японии в 1961 году.

    Однако приоритет описания болезни принадлежит T.Kawasaki, который в 1967 году представил подробную характеристику 50 больных с данной патологией.

    Болезнь встречается главным образом в раннем детском возрасте с одинаковой частотой среди мальчиков и девочек (соотношение 1,4:1,0). Наиболее подвержены ему представители желтой расы. Подавляющее большинство детей заболевают в возрасте до 5 лет, а пик заболеваемости приходится на первые два года жизни ребенка. В Японии ежегодно регистрируется 150 новых случаев заболевания на 100 тыс. детей младше 5 лет.

    В других странах болезнь встречается гораздо реже. Так, в США заболеваемость ею составляет 10,3, в Германии — 2,9, в Великобритании — 3,4 на 100 тыс. детей в год. Считают, что в США болезнь Кавасаки вышла на первое место среди причин приобретенной патологии сердца, вытеснив острую ревматическую лихорадку [K.Taubert et al., 1991].

    Этиология болезни неизвестна. Не исключается роль наследственной предрасположенности. Наличие эпидемических вспышек, их цикличность (с интервалом 2—3 года), более высокая частота заболеваемости в семьях больных, чем в общей популяции, позволяют обсуждать инфекционную природу болезни Кавасаки. В качестве возможных этиологических агентов рассматриваются различные бактерии (Propioni bacterium acnes, Streptococcus sanginis), риккетсии, вирусы (вирус Эпштейна—Барра, вирус герпеса, ретровирусы и др.). C.Nigro и соавт. (1994) с помощью серологических исследований и полимеразной цепной реакции выявили признаки парвовирусной инфекции у 10 из 15 больных болезнью Кавасаки. Однако другие исследователи не подтвердили эти данные [Y.Yoto et al., 1994; B.Cohen, 1994]. Отмечено частое начало заболевания после предшествующей инфекции верхних дыхательных путей.

    Сообщается о высокой частоте обнаружения у больных IgG-антител к эритрогенному токсину А стрептококка. Существует мнение, что при болезни Кавасаки бактериальные токсины выступают в качестве суперантигенов. Об этом свидетельствует селективная экспансия Т-лимфоцитов, несущих Vp2 и Vp8 рецепторы Т-клеток (ТКР) [J.Abe et al., 1992].

    Полагают, что развитие заболевания связано с инфицированием организма ребенка бактериями (стафилококк или стрептококк), которые синтезируют новый тип токсина, вызывающего синдром токсического шока [D.Leung et al., 1993].

    В острую фазу болезни отмечается существенное снижение числа CD8+Т-лимфоцитов, увеличение числа активированных CD4+T-лимфоцитов, несущих DR-антиген [D.Leung et al., 1982]. Повышено также количество В-лимфоцитов, спонтанно секретирующих IgG и IgM.

    В сыворотке больных отмечено увеличение концентрации провоспалительных цитокинов (рецепторы для интерлейкина-1 (ИЛ-1) и фактор некроза опухоли (ФНО)) и усиление их секреции мононуклеарными клетками in vitro [S.Furukawa et al., 1988; C.Maury et al., 1988; A.Rowley et al., 1988; T.Matsubara et al, 1990].

    Обнаружен высокий уровень рИЛ-2Р, особенно у детей с аневризмами коронарных артерий [K.Barron et al, 1990; T.Matsubara et al, 1990]. По данным T.Matsubara и соавт. (1990), концентрация ФНО, рИЛ-2Р и интерферон (ИФ)-у у больных с поражением коронарных артерий выше, чем у остальных пациентов.

    При болезни Кавасаки обнаружено также увеличение сывороточной концентрации ИЛ-10 [D.Kim, 1996], что объясняет характерную для этого заболевания активацию гуморального иммунитета.

    По данным разных авторов, частота обнаружения антинейтрофильных цитоплазматических антител (АНЦА) при болезни Кавасаки варьирует от 6 до 91% [С.Savage et al, 1989; N.Birdi et al, 1991; Soppi et al, 1992; J.Gusman et al, 1992]. В большинстве случаев АНЦА дают «атипичный» тип свечения в реакции непрямой иммунофлюоресценции.

    Установлено, что они реагируют с первичными а-гранулами нейтрофилов, катепсином G [R.Gilbert et al, 1993] и миелопероксидазой [E.Soppi et al.,1992; L.Rider et al, 1993]. Частота обнаружения последних колеблется от 13 до 73%), причем результаты иммуноферментного анализа и данные реакции непрямой иммунофлюоресценции не коррелируют между собой.

    Определенное значение в патогенезе заболевания придается антитела к эндотелиальным клеткам (АЭКА). Установлено, что в сыворотках больных присутствуют антитела класса IgM, обладающие комплементзависимой анти-эндотелиальной цитотоксичностью в культуре эндотелия [K.Kaneko et al, 1993].

    Патогенное действие антител усиливается после активации эндотелиальных клеток (ЭК) ФНО, ИЛ-1 и ИФ-у [D.Leung et al, 1986; D.Leung et al, 1989]. При болезни Кавасаки АЭКА обнаружены также с помощью стандартного иммуноферментного анализа [E.Tizard et al, 1991; K.Kaneko et al, 1994; M.Nash et al, 1995]. Однако наличие данных аутоантител неспецифично для нее.

    Показано, что уровень АЭКА при болезни Кавасаки хотя и выше, но не отличается от такового в контрольной группе, включающей больных с различными лихорадочными состояниями [J.Guzman et al, 1994; M.Nash et al, 1995].

    В основе болезни Кавасаки лежит системный васкулит с преимущественным поражением артерий среднего калибра (коронарных, почечных), часто приводящий к развитию их аневризм [S.Naoe et al., 1991]. Обычно явления артериита сочетаются с воспалительными изменениями во внутренних органах. В течении васкулита выделяют 4 стадии [H.Fujiwara et al., 1978]. В первые 2 недели заболевания воспалительные изменения затрагивают микрососуды (артериолы, капилляры, венулы), мелкие артерии и вены. Затем патологический процесс распространяется на интиму, адвентицию и периваскулярные пространства артерий мелкого и крупного калибра. Наблюдаются отеки и инфильтрация стенок сосудов нейтрофилами и лимфоцитами. Вторая стадия (с 3-й по 4-ю неделю), с одной стороны, характеризуется уменьшением интенсивности воспаления в микрососудах, мелких артериях и венах, с другой — развитием очагового панваскулита артерий среднего калибра, в первую очередь коронарных, с формированием их аневризм, стенозов и пристеночного тромбоза. В крупных артериях выявляется мононуклеарная инфильтрация стенок сосуда и начало образования гранулем. Панваскулит наблюдается редко. В третьей стадии (с 5-й по 7-ю неделю) морфологические изменения характеризуются образованием гранулем в артериях среднего калибра. Через 7—8 недель (4-я стадия) от момента начала заболевания воспаление в артериях среднего калибра приводит к их аневризматическому расширению или стенозу, утолщению интимы сосуда и тромбозу его просвета. На секции аневризмы в коронарных артериях выявляются у 90% больных. В 17—38% случаев они локализуются в подвздошных артериях. Редко наблюдается значительное расширение артерий брыжейки и почек.

    Патологические изменения со стороны внутренних органов неспецифичны. Нередко отмечаются признаки миокардита, менингита и лимфангиита.

    Насонов Е.Л., Баранов А.А., Шилкина Н.П.
    Page 18

    1224

    Болезнь Кавасаки — артериит, обычно встречающийся у детей, поражающий крупные, средние и мелкие артерии (преимущественно коронарные), иногда и вены, часто сочетающийся со слизисто-кожным лимфонодулярным синдромом [J.C.Jennette et al., 1994]. Первый случай заболевания был выявлен в Японии в 1961 году.

    Однако приоритет описания болезни принадлежит T.Kawasaki, который в 1967 году представил подробную характеристику 50 больных с данной патологией.

    Болезнь встречается главным образом в раннем детском возрасте с одинаковой частотой среди мальчиков и девочек (соотношение 1,4:1,0). Наиболее подвержены ему представители желтой расы. Подавляющее большинство детей заболевают в возрасте до 5 лет, а пик заболеваемости приходится на первые два года жизни ребенка. В Японии ежегодно регистрируется 150 новых случаев заболевания на 100 тыс. детей младше 5 лет.

    В других странах болезнь встречается гораздо реже. Так, в США заболеваемость ею составляет 10,3, в Германии — 2,9, в Великобритании — 3,4 на 100 тыс. детей в год. Считают, что в США болезнь Кавасаки вышла на первое место среди причин приобретенной патологии сердца, вытеснив острую ревматическую лихорадку [K.Taubert et al., 1991].

    Этиология болезни неизвестна. Не исключается роль наследственной предрасположенности. Наличие эпидемических вспышек, их цикличность (с интервалом 2—3 года), более высокая частота заболеваемости в семьях больных, чем в общей популяции, позволяют обсуждать инфекционную природу болезни Кавасаки. В качестве возможных этиологических агентов рассматриваются различные бактерии (Propioni bacterium acnes, Streptococcus sanginis), риккетсии, вирусы (вирус Эпштейна—Барра, вирус герпеса, ретровирусы и др.). C.Nigro и соавт. (1994) с помощью серологических исследований и полимеразной цепной реакции выявили признаки парвовирусной инфекции у 10 из 15 больных болезнью Кавасаки. Однако другие исследователи не подтвердили эти данные [Y.Yoto et al., 1994; B.Cohen, 1994]. Отмечено частое начало заболевания после предшествующей инфекции верхних дыхательных путей.

    Сообщается о высокой частоте обнаружения у больных IgG-антител к эритрогенному токсину А стрептококка. Существует мнение, что при болезни Кавасаки бактериальные токсины выступают в качестве суперантигенов. Об этом свидетельствует селективная экспансия Т-лимфоцитов, несущих Vp2 и Vp8 рецепторы Т-клеток (ТКР) [J.Abe et al., 1992].

    Полагают, что развитие заболевания связано с инфицированием организма ребенка бактериями (стафилококк или стрептококк), которые синтезируют новый тип токсина, вызывающего синдром токсического шока [D.Leung et al., 1993].

    В острую фазу болезни отмечается существенное снижение числа CD8+Т-лимфоцитов, увеличение числа активированных CD4+T-лимфоцитов, несущих DR-антиген [D.Leung et al., 1982]. Повышено также количество В-лимфоцитов, спонтанно секретирующих IgG и IgM.

    В сыворотке больных отмечено увеличение концентрации провоспалительных цитокинов (рецепторы для интерлейкина-1 (ИЛ-1) и фактор некроза опухоли (ФНО)) и усиление их секреции мононуклеарными клетками in vitro [S.Furukawa et al., 1988; C.Maury et al., 1988; A.Rowley et al., 1988; T.Matsubara et al, 1990].

    Обнаружен высокий уровень рИЛ-2Р, особенно у детей с аневризмами коронарных артерий [K.Barron et al, 1990; T.Matsubara et al, 1990]. По данным T.Matsubara и соавт. (1990), концентрация ФНО, рИЛ-2Р и интерферон (ИФ)-у у больных с поражением коронарных артерий выше, чем у остальных пациентов.

    При болезни Кавасаки обнаружено также увеличение сывороточной концентрации ИЛ-10 [D.Kim, 1996], что объясняет характерную для этого заболевания активацию гуморального иммунитета.

    По данным разных авторов, частота обнаружения антинейтрофильных цитоплазматических антител (АНЦА) при болезни Кавасаки варьирует от 6 до 91% [С.Savage et al, 1989; N.Birdi et al, 1991; Soppi et al, 1992; J.Gusman et al, 1992]. В большинстве случаев АНЦА дают «атипичный» тип свечения в реакции непрямой иммунофлюоресценции.

    Установлено, что они реагируют с первичными а-гранулами нейтрофилов, катепсином G [R.Gilbert et al, 1993] и миелопероксидазой [E.Soppi et al.,1992; L.Rider et al, 1993]. Частота обнаружения последних колеблется от 13 до 73%), причем результаты иммуноферментного анализа и данные реакции непрямой иммунофлюоресценции не коррелируют между собой.

    Определенное значение в патогенезе заболевания придается антитела к эндотелиальным клеткам (АЭКА). Установлено, что в сыворотках больных присутствуют антитела класса IgM, обладающие комплементзависимой анти-эндотелиальной цитотоксичностью в культуре эндотелия [K.Kaneko et al, 1993].

    Патогенное действие антител усиливается после активации эндотелиальных клеток (ЭК) ФНО, ИЛ-1 и ИФ-у [D.Leung et al, 1986; D.Leung et al, 1989]. При болезни Кавасаки АЭКА обнаружены также с помощью стандартного иммуноферментного анализа [E.Tizard et al, 1991; K.Kaneko et al, 1994; M.Nash et al, 1995]. Однако наличие данных аутоантител неспецифично для нее.

    Показано, что уровень АЭКА при болезни Кавасаки хотя и выше, но не отличается от такового в контрольной группе, включающей больных с различными лихорадочными состояниями [J.Guzman et al, 1994; M.Nash et al, 1995].

    В основе болезни Кавасаки лежит системный васкулит с преимущественным поражением артерий среднего калибра (коронарных, почечных), часто приводящий к развитию их аневризм [S.Naoe et al., 1991]. Обычно явления артериита сочетаются с воспалительными изменениями во внутренних органах. В течении васкулита выделяют 4 стадии [H.Fujiwara et al., 1978]. В первые 2 недели заболевания воспалительные изменения затрагивают микрососуды (артериолы, капилляры, венулы), мелкие артерии и вены. Затем патологический процесс распространяется на интиму, адвентицию и периваскулярные пространства артерий мелкого и крупного калибра. Наблюдаются отеки и инфильтрация стенок сосудов нейтрофилами и лимфоцитами. Вторая стадия (с 3-й по 4-ю неделю), с одной стороны, характеризуется уменьшением интенсивности воспаления в микрососудах, мелких артериях и венах, с другой — развитием очагового панваскулита артерий среднего калибра, в первую очередь коронарных, с формированием их аневризм, стенозов и пристеночного тромбоза. В крупных артериях выявляется мононуклеарная инфильтрация стенок сосуда и начало образования гранулем. Панваскулит наблюдается редко. В третьей стадии (с 5-й по 7-ю неделю) морфологические изменения характеризуются образованием гранулем в артериях среднего калибра. Через 7—8 недель (4-я стадия) от момента начала заболевания воспаление в артериях среднего калибра приводит к их аневризматическому расширению или стенозу, утолщению интимы сосуда и тромбозу его просвета. На секции аневризмы в коронарных артериях выявляются у 90% больных. В 17—38% случаев они локализуются в подвздошных артериях. Редко наблюдается значительное расширение артерий брыжейки и почек.

    Патологические изменения со стороны внутренних органов неспецифичны. Нередко отмечаются признаки миокардита, менингита и лимфангиита.

    Насонов Е.Л., Баранов А.А., Шилкина Н.П.
    Page 19

    1224

    Болезнь Кавасаки — артериит, обычно встречающийся у детей, поражающий крупные, средние и мелкие артерии (преимущественно коронарные), иногда и вены, часто сочетающийся со слизисто-кожным лимфонодулярным синдромом [J.C.Jennette et al., 1994]. Первый случай заболевания был выявлен в Японии в 1961 году.

    Однако приоритет описания болезни принадлежит T.Kawasaki, который в 1967 году представил подробную характеристику 50 больных с данной патологией.

    Болезнь встречается главным образом в раннем детском возрасте с одинаковой частотой среди мальчиков и девочек (соотношение 1,4:1,0). Наиболее подвержены ему представители желтой расы. Подавляющее большинство детей заболевают в возрасте до 5 лет, а пик заболеваемости приходится на первые два года жизни ребенка. В Японии ежегодно регистрируется 150 новых случаев заболевания на 100 тыс. детей младше 5 лет.

    В других странах болезнь встречается гораздо реже. Так, в США заболеваемость ею составляет 10,3, в Германии — 2,9, в Великобритании — 3,4 на 100 тыс. детей в год. Считают, что в США болезнь Кавасаки вышла на первое место среди причин приобретенной патологии сердца, вытеснив острую ревматическую лихорадку [K.Taubert et al., 1991].

    Этиология болезни неизвестна. Не исключается роль наследственной предрасположенности. Наличие эпидемических вспышек, их цикличность (с интервалом 2—3 года), более высокая частота заболеваемости в семьях больных, чем в общей популяции, позволяют обсуждать инфекционную природу болезни Кавасаки. В качестве возможных этиологических агентов рассматриваются различные бактерии (Propioni bacterium acnes, Streptococcus sanginis), риккетсии, вирусы (вирус Эпштейна—Барра, вирус герпеса, ретровирусы и др.). C.Nigro и соавт. (1994) с помощью серологических исследований и полимеразной цепной реакции выявили признаки парвовирусной инфекции у 10 из 15 больных болезнью Кавасаки. Однако другие исследователи не подтвердили эти данные [Y.Yoto et al., 1994; B.Cohen, 1994]. Отмечено частое начало заболевания после предшествующей инфекции верхних дыхательных путей.

    Сообщается о высокой частоте обнаружения у больных IgG-антител к эритрогенному токсину А стрептококка. Существует мнение, что при болезни Кавасаки бактериальные токсины выступают в качестве суперантигенов. Об этом свидетельствует селективная экспансия Т-лимфоцитов, несущих Vp2 и Vp8 рецепторы Т-клеток (ТКР) [J.Abe et al., 1992].

    Полагают, что развитие заболевания связано с инфицированием организма ребенка бактериями (стафилококк или стрептококк), которые синтезируют новый тип токсина, вызывающего синдром токсического шока [D.Leung et al., 1993].

    В острую фазу болезни отмечается существенное снижение числа CD8+Т-лимфоцитов, увеличение числа активированных CD4+T-лимфоцитов, несущих DR-антиген [D.Leung et al., 1982]. Повышено также количество В-лимфоцитов, спонтанно секретирующих IgG и IgM.

    В сыворотке больных отмечено увеличение концентрации провоспалительных цитокинов (рецепторы для интерлейкина-1 (ИЛ-1) и фактор некроза опухоли (ФНО)) и усиление их секреции мононуклеарными клетками in vitro [S.Furukawa et al., 1988; C.Maury et al., 1988; A.Rowley et al., 1988; T.Matsubara et al, 1990].

    Обнаружен высокий уровень рИЛ-2Р, особенно у детей с аневризмами коронарных артерий [K.Barron et al, 1990; T.Matsubara et al, 1990]. По данным T.Matsubara и соавт. (1990), концентрация ФНО, рИЛ-2Р и интерферон (ИФ)-у у больных с поражением коронарных артерий выше, чем у остальных пациентов.

    При болезни Кавасаки обнаружено также увеличение сывороточной концентрации ИЛ-10 [D.Kim, 1996], что объясняет характерную для этого заболевания активацию гуморального иммунитета.

    По данным разных авторов, частота обнаружения антинейтрофильных цитоплазматических антител (АНЦА) при болезни Кавасаки варьирует от 6 до 91% [С.Savage et al, 1989; N.Birdi et al, 1991; Soppi et al, 1992; J.Gusman et al, 1992]. В большинстве случаев АНЦА дают «атипичный» тип свечения в реакции непрямой иммунофлюоресценции.

    Установлено, что они реагируют с первичными а-гранулами нейтрофилов, катепсином G [R.Gilbert et al, 1993] и миелопероксидазой [E.Soppi et al.,1992; L.Rider et al, 1993]. Частота обнаружения последних колеблется от 13 до 73%), причем результаты иммуноферментного анализа и данные реакции непрямой иммунофлюоресценции не коррелируют между собой.

    Определенное значение в патогенезе заболевания придается антитела к эндотелиальным клеткам (АЭКА). Установлено, что в сыворотках больных присутствуют антитела класса IgM, обладающие комплементзависимой анти-эндотелиальной цитотоксичностью в культуре эндотелия [K.Kaneko et al, 1993].

    Патогенное действие антител усиливается после активации эндотелиальных клеток (ЭК) ФНО, ИЛ-1 и ИФ-у [D.Leung et al, 1986; D.Leung et al, 1989]. При болезни Кавасаки АЭКА обнаружены также с помощью стандартного иммуноферментного анализа [E.Tizard et al, 1991; K.Kaneko et al, 1994; M.Nash et al, 1995]. Однако наличие данных аутоантител неспецифично для нее.

    Показано, что уровень АЭКА при болезни Кавасаки хотя и выше, но не отличается от такового в контрольной группе, включающей больных с различными лихорадочными состояниями [J.Guzman et al, 1994; M.Nash et al, 1995].

    В основе болезни Кавасаки лежит системный васкулит с преимущественным поражением артерий среднего калибра (коронарных, почечных), часто приводящий к развитию их аневризм [S.Naoe et al., 1991]. Обычно явления артериита сочетаются с воспалительными изменениями во внутренних органах. В течении васкулита выделяют 4 стадии [H.Fujiwara et al., 1978]. В первые 2 недели заболевания воспалительные изменения затрагивают микрососуды (артериолы, капилляры, венулы), мелкие артерии и вены. Затем патологический процесс распространяется на интиму, адвентицию и периваскулярные пространства артерий мелкого и крупного калибра. Наблюдаются отеки и инфильтрация стенок сосудов нейтрофилами и лимфоцитами. Вторая стадия (с 3-й по 4-ю неделю), с одной стороны, характеризуется уменьшением интенсивности воспаления в микрососудах, мелких артериях и венах, с другой — развитием очагового панваскулита артерий среднего калибра, в первую очередь коронарных, с формированием их аневризм, стенозов и пристеночного тромбоза. В крупных артериях выявляется мононуклеарная инфильтрация стенок сосуда и начало образования гранулем. Панваскулит наблюдается редко. В третьей стадии (с 5-й по 7-ю неделю) морфологические изменения характеризуются образованием гранулем в артериях среднего калибра. Через 7—8 недель (4-я стадия) от момента начала заболевания воспаление в артериях среднего калибра приводит к их аневризматическому расширению или стенозу, утолщению интимы сосуда и тромбозу его просвета. На секции аневризмы в коронарных артериях выявляются у 90% больных. В 17—38% случаев они локализуются в подвздошных артериях. Редко наблюдается значительное расширение артерий брыжейки и почек.

    Патологические изменения со стороны внутренних органов неспецифичны. Нередко отмечаются признаки миокардита, менингита и лимфангиита.

    Насонов Е.Л., Баранов А.А., Шилкина Н.П.
    Page 20

    1224

    Болезнь Кавасаки — артериит, обычно встречающийся у детей, поражающий крупные, средние и мелкие артерии (преимущественно коронарные), иногда и вены, часто сочетающийся со слизисто-кожным лимфонодулярным синдромом [J.C.Jennette et al., 1994]. Первый случай заболевания был выявлен в Японии в 1961 году.

    Однако приоритет описания болезни принадлежит T.Kawasaki, который в 1967 году представил подробную характеристику 50 больных с данной патологией.

    Болезнь встречается главным образом в раннем детском возрасте с одинаковой частотой среди мальчиков и девочек (соотношение 1,4:1,0). Наиболее подвержены ему представители желтой расы. Подавляющее большинство детей заболевают в возрасте до 5 лет, а пик заболеваемости приходится на первые два года жизни ребенка. В Японии ежегодно регистрируется 150 новых случаев заболевания на 100 тыс. детей младше 5 лет.

    В других странах болезнь встречается гораздо реже. Так, в США заболеваемость ею составляет 10,3, в Германии — 2,9, в Великобритании — 3,4 на 100 тыс. детей в год. Считают, что в США болезнь Кавасаки вышла на первое место среди причин приобретенной патологии сердца, вытеснив острую ревматическую лихорадку [K.Taubert et al., 1991].

    Этиология болезни неизвестна. Не исключается роль наследственной предрасположенности. Наличие эпидемических вспышек, их цикличность (с интервалом 2—3 года), более высокая частота заболеваемости в семьях больных, чем в общей популяции, позволяют обсуждать инфекционную природу болезни Кавасаки. В качестве возможных этиологических агентов рассматриваются различные бактерии (Propioni bacterium acnes, Streptococcus sanginis), риккетсии, вирусы (вирус Эпштейна—Барра, вирус герпеса, ретровирусы и др.). C.Nigro и соавт. (1994) с помощью серологических исследований и полимеразной цепной реакции выявили признаки парвовирусной инфекции у 10 из 15 больных болезнью Кавасаки. Однако другие исследователи не подтвердили эти данные [Y.Yoto et al., 1994; B.Cohen, 1994]. Отмечено частое начало заболевания после предшествующей инфекции верхних дыхательных путей.

    Сообщается о высокой частоте обнаружения у больных IgG-антител к эритрогенному токсину А стрептококка. Существует мнение, что при болезни Кавасаки бактериальные токсины выступают в качестве суперантигенов. Об этом свидетельствует селективная экспансия Т-лимфоцитов, несущих Vp2 и Vp8 рецепторы Т-клеток (ТКР) [J.Abe et al., 1992].

    Полагают, что развитие заболевания связано с инфицированием организма ребенка бактериями (стафилококк или стрептококк), которые синтезируют новый тип токсина, вызывающего синдром токсического шока [D.Leung et al., 1993].

    В острую фазу болезни отмечается существенное снижение числа CD8+Т-лимфоцитов, увеличение числа активированных CD4+T-лимфоцитов, несущих DR-антиген [D.Leung et al., 1982]. Повышено также количество В-лимфоцитов, спонтанно секретирующих IgG и IgM.

    В сыворотке больных отмечено увеличение концентрации провоспалительных цитокинов (рецепторы для интерлейкина-1 (ИЛ-1) и фактор некроза опухоли (ФНО)) и усиление их секреции мононуклеарными клетками in vitro [S.Furukawa et al., 1988; C.Maury et al., 1988; A.Rowley et al., 1988; T.Matsubara et al, 1990].

    Обнаружен высокий уровень рИЛ-2Р, особенно у детей с аневризмами коронарных артерий [K.Barron et al, 1990; T.Matsubara et al, 1990]. По данным T.Matsubara и соавт. (1990), концентрация ФНО, рИЛ-2Р и интерферон (ИФ)-у у больных с поражением коронарных артерий выше, чем у остальных пациентов.

    При болезни Кавасаки обнаружено также увеличение сывороточной концентрации ИЛ-10 [D.Kim, 1996], что объясняет характерную для этого заболевания активацию гуморального иммунитета.

    По данным разных авторов, частота обнаружения антинейтрофильных цитоплазматических антител (АНЦА) при болезни Кавасаки варьирует от 6 до 91% [С.Savage et al, 1989; N.Birdi et al, 1991; Soppi et al, 1992; J.Gusman et al, 1992]. В большинстве случаев АНЦА дают «атипичный» тип свечения в реакции непрямой иммунофлюоресценции.

    Установлено, что они реагируют с первичными а-гранулами нейтрофилов, катепсином G [R.Gilbert et al, 1993] и миелопероксидазой [E.Soppi et al.,1992; L.Rider et al, 1993]. Частота обнаружения последних колеблется от 13 до 73%), причем результаты иммуноферментного анализа и данные реакции непрямой иммунофлюоресценции не коррелируют между собой.

    Определенное значение в патогенезе заболевания придается антитела к эндотелиальным клеткам (АЭКА). Установлено, что в сыворотках больных присутствуют антитела класса IgM, обладающие комплементзависимой анти-эндотелиальной цитотоксичностью в культуре эндотелия [K.Kaneko et al, 1993].

    Патогенное действие антител усиливается после активации эндотелиальных клеток (ЭК) ФНО, ИЛ-1 и ИФ-у [D.Leung et al, 1986; D.Leung et al, 1989]. При болезни Кавасаки АЭКА обнаружены также с помощью стандартного иммуноферментного анализа [E.Tizard et al, 1991; K.Kaneko et al, 1994; M.Nash et al, 1995]. Однако наличие данных аутоантител неспецифично для нее.

    Показано, что уровень АЭКА при болезни Кавасаки хотя и выше, но не отличается от такового в контрольной группе, включающей больных с различными лихорадочными состояниями [J.Guzman et al, 1994; M.Nash et al, 1995].

    В основе болезни Кавасаки лежит системный васкулит с преимущественным поражением артерий среднего калибра (коронарных, почечных), часто приводящий к развитию их аневризм [S.Naoe et al., 1991]. Обычно явления артериита сочетаются с воспалительными изменениями во внутренних органах. В течении васкулита выделяют 4 стадии [H.Fujiwara et al., 1978]. В первые 2 недели заболевания воспалительные изменения затрагивают микрососуды (артериолы, капилляры, венулы), мелкие артерии и вены. Затем патологический процесс распространяется на интиму, адвентицию и периваскулярные пространства артерий мелкого и крупного калибра. Наблюдаются отеки и инфильтрация стенок сосудов нейтрофилами и лимфоцитами. Вторая стадия (с 3-й по 4-ю неделю), с одной стороны, характеризуется уменьшением интенсивности воспаления в микрососудах, мелких артериях и венах, с другой — развитием очагового панваскулита артерий среднего калибра, в первую очередь коронарных, с формированием их аневризм, стенозов и пристеночного тромбоза. В крупных артериях выявляется мононуклеарная инфильтрация стенок сосуда и начало образования гранулем. Панваскулит наблюдается редко. В третьей стадии (с 5-й по 7-ю неделю) морфологические изменения характеризуются образованием гранулем в артериях среднего калибра. Через 7—8 недель (4-я стадия) от момента начала заболевания воспаление в артериях среднего калибра приводит к их аневризматическому расширению или стенозу, утолщению интимы сосуда и тромбозу его просвета. На секции аневризмы в коронарных артериях выявляются у 90% больных. В 17—38% случаев они локализуются в подвздошных артериях. Редко наблюдается значительное расширение артерий брыжейки и почек.

    Патологические изменения со стороны внутренних органов неспецифичны. Нередко отмечаются признаки миокардита, менингита и лимфангиита.

    Насонов Е.Л., Баранов А.А., Шилкина Н.П.
    Page 21

    1224

    Болезнь Кавасаки — артериит, обычно встречающийся у детей, поражающий крупные, средние и мелкие артерии (преимущественно коронарные), иногда и вены, часто сочетающийся со слизисто-кожным лимфонодулярным синдромом [J.C.Jennette et al., 1994]. Первый случай заболевания был выявлен в Японии в 1961 году.

    Однако приоритет описания болезни принадлежит T.Kawasaki, который в 1967 году представил подробную характеристику 50 больных с данной патологией.

    Болезнь встречается главным образом в раннем детском возрасте с одинаковой частотой среди мальчиков и девочек (соотношение 1,4:1,0). Наиболее подвержены ему представители желтой расы. Подавляющее большинство детей заболевают в возрасте до 5 лет, а пик заболеваемости приходится на первые два года жизни ребенка. В Японии ежегодно регистрируется 150 новых случаев заболевания на 100 тыс. детей младше 5 лет.

    В других странах болезнь встречается гораздо реже. Так, в США заболеваемость ею составляет 10,3, в Германии — 2,9, в Великобритании — 3,4 на 100 тыс. детей в год. Считают, что в США болезнь Кавасаки вышла на первое место среди причин приобретенной патологии сердца, вытеснив острую ревматическую лихорадку [K.Taubert et al., 1991].

    Этиология болезни неизвестна. Не исключается роль наследственной предрасположенности. Наличие эпидемических вспышек, их цикличность (с интервалом 2—3 года), более высокая частота заболеваемости в семьях больных, чем в общей популяции, позволяют обсуждать инфекционную природу болезни Кавасаки. В качестве возможных этиологических агентов рассматриваются различные бактерии (Propioni bacterium acnes, Streptococcus sanginis), риккетсии, вирусы (вирус Эпштейна—Барра, вирус герпеса, ретровирусы и др.). C.Nigro и соавт. (1994) с помощью серологических исследований и полимеразной цепной реакции выявили признаки парвовирусной инфекции у 10 из 15 больных болезнью Кавасаки. Однако другие исследователи не подтвердили эти данные [Y.Yoto et al., 1994; B.Cohen, 1994]. Отмечено частое начало заболевания после предшествующей инфекции верхних дыхательных путей.

    Сообщается о высокой частоте обнаружения у больных IgG-антител к эритрогенному токсину А стрептококка. Существует мнение, что при болезни Кавасаки бактериальные токсины выступают в качестве суперантигенов. Об этом свидетельствует селективная экспансия Т-лимфоцитов, несущих Vp2 и Vp8 рецепторы Т-клеток (ТКР) [J.Abe et al., 1992].

    Полагают, что развитие заболевания связано с инфицированием организма ребенка бактериями (стафилококк или стрептококк), которые синтезируют новый тип токсина, вызывающего синдром токсического шока [D.Leung et al., 1993].

    В острую фазу болезни отмечается существенное снижение числа CD8+Т-лимфоцитов, увеличение числа активированных CD4+T-лимфоцитов, несущих DR-антиген [D.Leung et al., 1982]. Повышено также количество В-лимфоцитов, спонтанно секретирующих IgG и IgM.

    В сыворотке больных отмечено увеличение концентрации провоспалительных цитокинов (рецепторы для интерлейкина-1 (ИЛ-1) и фактор некроза опухоли (ФНО)) и усиление их секреции мононуклеарными клетками in vitro [S.Furukawa et al., 1988; C.Maury et al., 1988; A.Rowley et al., 1988; T.Matsubara et al, 1990].

    Обнаружен высокий уровень рИЛ-2Р, особенно у детей с аневризмами коронарных артерий [K.Barron et al, 1990; T.Matsubara et al, 1990]. По данным T.Matsubara и соавт. (1990), концентрация ФНО, рИЛ-2Р и интерферон (ИФ)-у у больных с поражением коронарных артерий выше, чем у остальных пациентов.

    При болезни Кавасаки обнаружено также увеличение сывороточной концентрации ИЛ-10 [D.Kim, 1996], что объясняет характерную для этого заболевания активацию гуморального иммунитета.

    По данным разных авторов, частота обнаружения антинейтрофильных цитоплазматических антител (АНЦА) при болезни Кавасаки варьирует от 6 до 91% [С.Savage et al, 1989; N.Birdi et al, 1991; Soppi et al, 1992; J.Gusman et al, 1992]. В большинстве случаев АНЦА дают «атипичный» тип свечения в реакции непрямой иммунофлюоресценции.

    Установлено, что они реагируют с первичными а-гранулами нейтрофилов, катепсином G [R.Gilbert et al, 1993] и миелопероксидазой [E.Soppi et al.,1992; L.Rider et al, 1993]. Частота обнаружения последних колеблется от 13 до 73%), причем результаты иммуноферментного анализа и данные реакции непрямой иммунофлюоресценции не коррелируют между собой.

    Определенное значение в патогенезе заболевания придается антитела к эндотелиальным клеткам (АЭКА). Установлено, что в сыворотках больных присутствуют антитела класса IgM, обладающие комплементзависимой анти-эндотелиальной цитотоксичностью в культуре эндотелия [K.Kaneko et al, 1993].

    Патогенное действие антител усиливается после активации эндотелиальных клеток (ЭК) ФНО, ИЛ-1 и ИФ-у [D.Leung et al, 1986; D.Leung et al, 1989]. При болезни Кавасаки АЭКА обнаружены также с помощью стандартного иммуноферментного анализа [E.Tizard et al, 1991; K.Kaneko et al, 1994; M.Nash et al, 1995]. Однако наличие данных аутоантител неспецифично для нее.

    Показано, что уровень АЭКА при болезни Кавасаки хотя и выше, но не отличается от такового в контрольной группе, включающей больных с различными лихорадочными состояниями [J.Guzman et al, 1994; M.Nash et al, 1995].

    В основе болезни Кавасаки лежит системный васкулит с преимущественным поражением артерий среднего калибра (коронарных, почечных), часто приводящий к развитию их аневризм [S.Naoe et al., 1991]. Обычно явления артериита сочетаются с воспалительными изменениями во внутренних органах. В течении васкулита выделяют 4 стадии [H.Fujiwara et al., 1978]. В первые 2 недели заболевания воспалительные изменения затрагивают микрососуды (артериолы, капилляры, венулы), мелкие артерии и вены. Затем патологический процесс распространяется на интиму, адвентицию и периваскулярные пространства артерий мелкого и крупного калибра. Наблюдаются отеки и инфильтрация стенок сосудов нейтрофилами и лимфоцитами. Вторая стадия (с 3-й по 4-ю неделю), с одной стороны, характеризуется уменьшением интенсивности воспаления в микрососудах, мелких артериях и венах, с другой — развитием очагового панваскулита артерий среднего калибра, в первую очередь коронарных, с формированием их аневризм, стенозов и пристеночного тромбоза. В крупных артериях выявляется мононуклеарная инфильтрация стенок сосуда и начало образования гранулем. Панваскулит наблюдается редко. В третьей стадии (с 5-й по 7-ю неделю) морфологические изменения характеризуются образованием гранулем в артериях среднего калибра. Через 7—8 недель (4-я стадия) от момента начала заболевания воспаление в артериях среднего калибра приводит к их аневризматическому расширению или стенозу, утолщению интимы сосуда и тромбозу его просвета. На секции аневризмы в коронарных артериях выявляются у 90% больных. В 17—38% случаев они локализуются в подвздошных артериях. Редко наблюдается значительное расширение артерий брыжейки и почек.

    Патологические изменения со стороны внутренних органов неспецифичны. Нередко отмечаются признаки миокардита, менингита и лимфангиита.

    Насонов Е.Л., Баранов А.А., Шилкина Н.П.
    Page 22

    1224

    Болезнь Кавасаки — артериит, обычно встречающийся у детей, поражающий крупные, средние и мелкие артерии (преимущественно коронарные), иногда и вены, часто сочетающийся со слизисто-кожным лимфонодулярным синдромом [J.C.Jennette et al., 1994]. Первый случай заболевания был выявлен в Японии в 1961 году.

    Однако приоритет описания болезни принадлежит T.Kawasaki, который в 1967 году представил подробную характеристику 50 больных с данной патологией.

    Болезнь встречается главным образом в раннем детском возрасте с одинаковой частотой среди мальчиков и девочек (соотношение 1,4:1,0). Наиболее подвержены ему представители желтой расы. Подавляющее большинство детей заболевают в возрасте до 5 лет, а пик заболеваемости приходится на первые два года жизни ребенка. В Японии ежегодно регистрируется 150 новых случаев заболевания на 100 тыс. детей младше 5 лет.

    В других странах болезнь встречается гораздо реже. Так, в США заболеваемость ею составляет 10,3, в Германии — 2,9, в Великобритании — 3,4 на 100 тыс. детей в год. Считают, что в США болезнь Кавасаки вышла на первое место среди причин приобретенной патологии сердца, вытеснив острую ревматическую лихорадку [K.Taubert et al., 1991].

    Этиология болезни неизвестна. Не исключается роль наследственной предрасположенности. Наличие эпидемических вспышек, их цикличность (с интервалом 2—3 года), более высокая частота заболеваемости в семьях больных, чем в общей популяции, позволяют обсуждать инфекционную природу болезни Кавасаки. В качестве возможных этиологических агентов рассматриваются различные бактерии (Propioni bacterium acnes, Streptococcus sanginis), риккетсии, вирусы (вирус Эпштейна—Барра, вирус герпеса, ретровирусы и др.). C.Nigro и соавт. (1994) с помощью серологических исследований и полимеразной цепной реакции выявили признаки парвовирусной инфекции у 10 из 15 больных болезнью Кавасаки. Однако другие исследователи не подтвердили эти данные [Y.Yoto et al., 1994; B.Cohen, 1994]. Отмечено частое начало заболевания после предшествующей инфекции верхних дыхательных путей.

    Сообщается о высокой частоте обнаружения у больных IgG-антител к эритрогенному токсину А стрептококка. Существует мнение, что при болезни Кавасаки бактериальные токсины выступают в качестве суперантигенов. Об этом свидетельствует селективная экспансия Т-лимфоцитов, несущих Vp2 и Vp8 рецепторы Т-клеток (ТКР) [J.Abe et al., 1992].

    Полагают, что развитие заболевания связано с инфицированием организма ребенка бактериями (стафилококк или стрептококк), которые синтезируют новый тип токсина, вызывающего синдром токсического шока [D.Leung et al., 1993].

    В острую фазу болезни отмечается существенное снижение числа CD8+Т-лимфоцитов, увеличение числа активированных CD4+T-лимфоцитов, несущих DR-антиген [D.Leung et al., 1982]. Повышено также количество В-лимфоцитов, спонтанно секретирующих IgG и IgM.

    В сыворотке больных отмечено увеличение концентрации провоспалительных цитокинов (рецепторы для интерлейкина-1 (ИЛ-1) и фактор некроза опухоли (ФНО)) и усиление их секреции мононуклеарными клетками in vitro [S.Furukawa et al., 1988; C.Maury et al., 1988; A.Rowley et al., 1988; T.Matsubara et al, 1990].

    Обнаружен высокий уровень рИЛ-2Р, особенно у детей с аневризмами коронарных артерий [K.Barron et al, 1990; T.Matsubara et al, 1990]. По данным T.Matsubara и соавт. (1990), концентрация ФНО, рИЛ-2Р и интерферон (ИФ)-у у больных с поражением коронарных артерий выше, чем у остальных пациентов.

    При болезни Кавасаки обнаружено также увеличение сывороточной концентрации ИЛ-10 [D.Kim, 1996], что объясняет характерную для этого заболевания активацию гуморального иммунитета.

    По данным разных авторов, частота обнаружения антинейтрофильных цитоплазматических антител (АНЦА) при болезни Кавасаки варьирует от 6 до 91% [С.Savage et al, 1989; N.Birdi et al, 1991; Soppi et al, 1992; J.Gusman et al, 1992]. В большинстве случаев АНЦА дают «атипичный» тип свечения в реакции непрямой иммунофлюоресценции.

    Установлено, что они реагируют с первичными а-гранулами нейтрофилов, катепсином G [R.Gilbert et al, 1993] и миелопероксидазой [E.Soppi et al.,1992; L.Rider et al, 1993]. Частота обнаружения последних колеблется от 13 до 73%), причем результаты иммуноферментного анализа и данные реакции непрямой иммунофлюоресценции не коррелируют между собой.

    Определенное значение в патогенезе заболевания придается антитела к эндотелиальным клеткам (АЭКА). Установлено, что в сыворотках больных присутствуют антитела класса IgM, обладающие комплементзависимой анти-эндотелиальной цитотоксичностью в культуре эндотелия [K.Kaneko et al, 1993].

    Патогенное действие антител усиливается после активации эндотелиальных клеток (ЭК) ФНО, ИЛ-1 и ИФ-у [D.Leung et al, 1986; D.Leung et al, 1989]. При болезни Кавасаки АЭКА обнаружены также с помощью стандартного иммуноферментного анализа [E.Tizard et al, 1991; K.Kaneko et al, 1994; M.Nash et al, 1995]. Однако наличие данных аутоантител неспецифично для нее.

    Показано, что уровень АЭКА при болезни Кавасаки хотя и выше, но не отличается от такового в контрольной группе, включающей больных с различными лихорадочными состояниями [J.Guzman et al, 1994; M.Nash et al, 1995].

    В основе болезни Кавасаки лежит системный васкулит с преимущественным поражением артерий среднего калибра (коронарных, почечных), часто приводящий к развитию их аневризм [S.Naoe et al., 1991]. Обычно явления артериита сочетаются с воспалительными изменениями во внутренних органах. В течении васкулита выделяют 4 стадии [H.Fujiwara et al., 1978]. В первые 2 недели заболевания воспалительные изменения затрагивают микрососуды (артериолы, капилляры, венулы), мелкие артерии и вены. Затем патологический процесс распространяется на интиму, адвентицию и периваскулярные пространства артерий мелкого и крупного калибра. Наблюдаются отеки и инфильтрация стенок сосудов нейтрофилами и лимфоцитами. Вторая стадия (с 3-й по 4-ю неделю), с одной стороны, характеризуется уменьшением интенсивности воспаления в микрососудах, мелких артериях и венах, с другой — развитием очагового панваскулита артерий среднего калибра, в первую очередь коронарных, с формированием их аневризм, стенозов и пристеночного тромбоза. В крупных артериях выявляется мононуклеарная инфильтрация стенок сосуда и начало образования гранулем. Панваскулит наблюдается редко. В третьей стадии (с 5-й по 7-ю неделю) морфологические изменения характеризуются образованием гранулем в артериях среднего калибра. Через 7—8 недель (4-я стадия) от момента начала заболевания воспаление в артериях среднего калибра приводит к их аневризматическому расширению или стенозу, утолщению интимы сосуда и тромбозу его просвета. На секции аневризмы в коронарных артериях выявляются у 90% больных. В 17—38% случаев они локализуются в подвздошных артериях. Редко наблюдается значительное расширение артерий брыжейки и почек.

    Патологические изменения со стороны внутренних органов неспецифичны. Нередко отмечаются признаки миокардита, менингита и лимфангиита.

    Насонов Е.Л., Баранов А.А., Шилкина Н.П.
    Page 23

    1224

    Болезнь Кавасаки — артериит, обычно встречающийся у детей, поражающий крупные, средние и мелкие артерии (преимущественно коронарные), иногда и вены, часто сочетающийся со слизисто-кожным лимфонодулярным синдромом [J.C.Jennette et al., 1994]. Первый случай заболевания был выявлен в Японии в 1961 году.

    Однако приоритет описания болезни принадлежит T.Kawasaki, который в 1967 году представил подробную характеристику 50 больных с данной патологией.

    Болезнь встречается главным образом в раннем детском возрасте с одинаковой частотой среди мальчиков и девочек (соотношение 1,4:1,0). Наиболее подвержены ему представители желтой расы. Подавляющее большинство детей заболевают в возрасте до 5 лет, а пик заболеваемости приходится на первые два года жизни ребенка. В Японии ежегодно регистрируется 150 новых случаев заболевания на 100 тыс. детей младше 5 лет.

    В других странах болезнь встречается гораздо реже. Так, в США заболеваемость ею составляет 10,3, в Германии — 2,9, в Великобритании — 3,4 на 100 тыс. детей в год. Считают, что в США болезнь Кавасаки вышла на первое место среди причин приобретенной патологии сердца, вытеснив острую ревматическую лихорадку [K.Taubert et al., 1991].

    Этиология болезни неизвестна. Не исключается роль наследственной предрасположенности. Наличие эпидемических вспышек, их цикличность (с интервалом 2—3 года), более высокая частота заболеваемости в семьях больных, чем в общей популяции, позволяют обсуждать инфекционную природу болезни Кавасаки. В качестве возможных этиологических агентов рассматриваются различные бактерии (Propioni bacterium acnes, Streptococcus sanginis), риккетсии, вирусы (вирус Эпштейна—Барра, вирус герпеса, ретровирусы и др.). C.Nigro и соавт. (1994) с помощью серологических исследований и полимеразной цепной реакции выявили признаки парвовирусной инфекции у 10 из 15 больных болезнью Кавасаки. Однако другие исследователи не подтвердили эти данные [Y.Yoto et al., 1994; B.Cohen, 1994]. Отмечено частое начало заболевания после предшествующей инфекции верхних дыхательных путей.

    Сообщается о высокой частоте обнаружения у больных IgG-антител к эритрогенному токсину А стрептококка. Существует мнение, что при болезни Кавасаки бактериальные токсины выступают в качестве суперантигенов. Об этом свидетельствует селективная экспансия Т-лимфоцитов, несущих Vp2 и Vp8 рецепторы Т-клеток (ТКР) [J.Abe et al., 1992].

    Полагают, что развитие заболевания связано с инфицированием организма ребенка бактериями (стафилококк или стрептококк), которые синтезируют новый тип токсина, вызывающего синдром токсического шока [D.Leung et al., 1993].

    В острую фазу болезни отмечается существенное снижение числа CD8+Т-лимфоцитов, увеличение числа активированных CD4+T-лимфоцитов, несущих DR-антиген [D.Leung et al., 1982]. Повышено также количество В-лимфоцитов, спонтанно секретирующих IgG и IgM.

    В сыворотке больных отмечено увеличение концентрации провоспалительных цитокинов (рецепторы для интерлейкина-1 (ИЛ-1) и фактор некроза опухоли (ФНО)) и усиление их секреции мононуклеарными клетками in vitro [S.Furukawa et al., 1988; C.Maury et al., 1988; A.Rowley et al., 1988; T.Matsubara et al, 1990].

    Обнаружен высокий уровень рИЛ-2Р, особенно у детей с аневризмами коронарных артерий [K.Barron et al, 1990; T.Matsubara et al, 1990]. По данным T.Matsubara и соавт. (1990), концентрация ФНО, рИЛ-2Р и интерферон (ИФ)-у у больных с поражением коронарных артерий выше, чем у остальных пациентов.

    При болезни Кавасаки обнаружено также увеличение сывороточной концентрации ИЛ-10 [D.Kim, 1996], что объясняет характерную для этого заболевания активацию гуморального иммунитета.

    По данным разных авторов, частота обнаружения антинейтрофильных цитоплазматических антител (АНЦА) при болезни Кавасаки варьирует от 6 до 91% [С.Savage et al, 1989; N.Birdi et al, 1991; Soppi et al, 1992; J.Gusman et al, 1992]. В большинстве случаев АНЦА дают «атипичный» тип свечения в реакции непрямой иммунофлюоресценции.

    Установлено, что они реагируют с первичными а-гранулами нейтрофилов, катепсином G [R.Gilbert et al, 1993] и миелопероксидазой [E.Soppi et al.,1992; L.Rider et al, 1993]. Частота обнаружения последних колеблется от 13 до 73%), причем результаты иммуноферментного анализа и данные реакции непрямой иммунофлюоресценции не коррелируют между собой.

    Определенное значение в патогенезе заболевания придается антитела к эндотелиальным клеткам (АЭКА). Установлено, что в сыворотках больных присутствуют антитела класса IgM, обладающие комплементзависимой анти-эндотелиальной цитотоксичностью в культуре эндотелия [K.Kaneko et al, 1993].

    Патогенное действие антител усиливается после активации эндотелиальных клеток (ЭК) ФНО, ИЛ-1 и ИФ-у [D.Leung et al, 1986; D.Leung et al, 1989]. При болезни Кавасаки АЭКА обнаружены также с помощью стандартного иммуноферментного анализа [E.Tizard et al, 1991; K.Kaneko et al, 1994; M.Nash et al, 1995]. Однако наличие данных аутоантител неспецифично для нее.

    Показано, что уровень АЭКА при болезни Кавасаки хотя и выше, но не отличается от такового в контрольной группе, включающей больных с различными лихорадочными состояниями [J.Guzman et al, 1994; M.Nash et al, 1995].

    В основе болезни Кавасаки лежит системный васкулит с преимущественным поражением артерий среднего калибра (коронарных, почечных), часто приводящий к развитию их аневризм [S.Naoe et al., 1991]. Обычно явления артериита сочетаются с воспалительными изменениями во внутренних органах. В течении васкулита выделяют 4 стадии [H.Fujiwara et al., 1978]. В первые 2 недели заболевания воспалительные изменения затрагивают микрососуды (артериолы, капилляры, венулы), мелкие артерии и вены. Затем патологический процесс распространяется на интиму, адвентицию и периваскулярные пространства артерий мелкого и крупного калибра. Наблюдаются отеки и инфильтрация стенок сосудов нейтрофилами и лимфоцитами. Вторая стадия (с 3-й по 4-ю неделю), с одной стороны, характеризуется уменьшением интенсивности воспаления в микрососудах, мелких артериях и венах, с другой — развитием очагового панваскулита артерий среднего калибра, в первую очередь коронарных, с формированием их аневризм, стенозов и пристеночного тромбоза. В крупных артериях выявляется мононуклеарная инфильтрация стенок сосуда и начало образования гранулем. Панваскулит наблюдается редко. В третьей стадии (с 5-й по 7-ю неделю) морфологические изменения характеризуются образованием гранулем в артериях среднего калибра. Через 7—8 недель (4-я стадия) от момента начала заболевания воспаление в артериях среднего калибра приводит к их аневризматическому расширению или стенозу, утолщению интимы сосуда и тромбозу его просвета. На секции аневризмы в коронарных артериях выявляются у 90% больных. В 17—38% случаев они локализуются в подвздошных артериях. Редко наблюдается значительное расширение артерий брыжейки и почек.

    Патологические изменения со стороны внутренних органов неспецифичны. Нередко отмечаются признаки миокардита, менингита и лимфангиита.

    Насонов Е.Л., Баранов А.А., Шилкина Н.П.
    Page 24

    1224

    Болезнь Кавасаки — артериит, обычно встречающийся у детей, поражающий крупные, средние и мелкие артерии (преимущественно коронарные), иногда и вены, часто сочетающийся со слизисто-кожным лимфонодулярным синдромом [J.C.Jennette et al., 1994]. Первый случай заболевания был выявлен в Японии в 1961 году.

    Однако приоритет описания болезни принадлежит T.Kawasaki, который в 1967 году представил подробную характеристику 50 больных с данной патологией.

    Болезнь встречается главным образом в раннем детском возрасте с одинаковой частотой среди мальчиков и девочек (соотношение 1,4:1,0). Наиболее подвержены ему представители желтой расы. Подавляющее большинство детей заболевают в возрасте до 5 лет, а пик заболеваемости приходится на первые два года жизни ребенка. В Японии ежегодно регистрируется 150 новых случаев заболевания на 100 тыс. детей младше 5 лет.

    В других странах болезнь встречается гораздо реже. Так, в США заболеваемость ею составляет 10,3, в Германии — 2,9, в Великобритании — 3,4 на 100 тыс. детей в год. Считают, что в США болезнь Кавасаки вышла на первое место среди причин приобретенной патологии сердца, вытеснив острую ревматическую лихорадку [K.Taubert et al., 1991].

    Этиология болезни неизвестна. Не исключается роль наследственной предрасположенности. Наличие эпидемических вспышек, их цикличность (с интервалом 2—3 года), более высокая частота заболеваемости в семьях больных, чем в общей популяции, позволяют обсуждать инфекционную природу болезни Кавасаки. В качестве возможных этиологических агентов рассматриваются различные бактерии (Propioni bacterium acnes, Streptococcus sanginis), риккетсии, вирусы (вирус Эпштейна—Барра, вирус герпеса, ретровирусы и др.). C.Nigro и соавт. (1994) с помощью серологических исследований и полимеразной цепной реакции выявили признаки парвовирусной инфекции у 10 из 15 больных болезнью Кавасаки. Однако другие исследователи не подтвердили эти данные [Y.Yoto et al., 1994; B.Cohen, 1994]. Отмечено частое начало заболевания после предшествующей инфекции верхних дыхательных путей.

    Сообщается о высокой частоте обнаружения у больных IgG-антител к эритрогенному токсину А стрептококка. Существует мнение, что при болезни Кавасаки бактериальные токсины выступают в качестве суперантигенов. Об этом свидетельствует селективная экспансия Т-лимфоцитов, несущих Vp2 и Vp8 рецепторы Т-клеток (ТКР) [J.Abe et al., 1992].

    Полагают, что развитие заболевания связано с инфицированием организма ребенка бактериями (стафилококк или стрептококк), которые синтезируют новый тип токсина, вызывающего синдром токсического шока [D.Leung et al., 1993].

    В острую фазу болезни отмечается существенное снижение числа CD8+Т-лимфоцитов, увеличение числа активированных CD4+T-лимфоцитов, несущих DR-антиген [D.Leung et al., 1982]. Повышено также количество В-лимфоцитов, спонтанно секретирующих IgG и IgM.

    В сыворотке больных отмечено увеличение концентрации провоспалительных цитокинов (рецепторы для интерлейкина-1 (ИЛ-1) и фактор некроза опухоли (ФНО)) и усиление их секреции мононуклеарными клетками in vitro [S.Furukawa et al., 1988; C.Maury et al., 1988; A.Rowley et al., 1988; T.Matsubara et al, 1990].

    Обнаружен высокий уровень рИЛ-2Р, особенно у детей с аневризмами коронарных артерий [K.Barron et al, 1990; T.Matsubara et al, 1990]. По данным T.Matsubara и соавт. (1990), концентрация ФНО, рИЛ-2Р и интерферон (ИФ)-у у больных с поражением коронарных артерий выше, чем у остальных пациентов.

    При болезни Кавасаки обнаружено также увеличение сывороточной концентрации ИЛ-10 [D.Kim, 1996], что объясняет характерную для этого заболевания активацию гуморального иммунитета.

    По данным разных авторов, частота обнаружения антинейтрофильных цитоплазматических антител (АНЦА) при болезни Кавасаки варьирует от 6 до 91% [С.Savage et al, 1989; N.Birdi et al, 1991; Soppi et al, 1992; J.Gusman et al, 1992]. В большинстве случаев АНЦА дают «атипичный» тип свечения в реакции непрямой иммунофлюоресценции.

    Установлено, что они реагируют с первичными а-гранулами нейтрофилов, катепсином G [R.Gilbert et al, 1993] и миелопероксидазой [E.Soppi et al.,1992; L.Rider et al, 1993]. Частота обнаружения последних колеблется от 13 до 73%), причем результаты иммуноферментного анализа и данные реакции непрямой иммунофлюоресценции не коррелируют между собой.

    Определенное значение в патогенезе заболевания придается антитела к эндотелиальным клеткам (АЭКА). Установлено, что в сыворотках больных присутствуют антитела класса IgM, обладающие комплементзависимой анти-эндотелиальной цитотоксичностью в культуре эндотелия [K.Kaneko et al, 1993].

    Патогенное действие антител усиливается после активации эндотелиальных клеток (ЭК) ФНО, ИЛ-1 и ИФ-у [D.Leung et al, 1986; D.Leung et al, 1989]. При болезни Кавасаки АЭКА обнаружены также с помощью стандартного иммуноферментного анализа [E.Tizard et al, 1991; K.Kaneko et al, 1994; M.Nash et al, 1995]. Однако наличие данных аутоантител неспецифично для нее.

    Показано, что уровень АЭКА при болезни Кавасаки хотя и выше, но не отличается от такового в контрольной группе, включающей больных с различными лихорадочными состояниями [J.Guzman et al, 1994; M.Nash et al, 1995].

    В основе болезни Кавасаки лежит системный васкулит с преимущественным поражением артерий среднего калибра (коронарных, почечных), часто приводящий к развитию их аневризм [S.Naoe et al., 1991]. Обычно явления артериита сочетаются с воспалительными изменениями во внутренних органах. В течении васкулита выделяют 4 стадии [H.Fujiwara et al., 1978]. В первые 2 недели заболевания воспалительные изменения затрагивают микрососуды (артериолы, капилляры, венулы), мелкие артерии и вены. Затем патологический процесс распространяется на интиму, адвентицию и периваскулярные пространства артерий мелкого и крупного калибра. Наблюдаются отеки и инфильтрация стенок сосудов нейтрофилами и лимфоцитами. Вторая стадия (с 3-й по 4-ю неделю), с одной стороны, характеризуется уменьшением интенсивности воспаления в микрососудах, мелких артериях и венах, с другой — развитием очагового панваскулита артерий среднего калибра, в первую очередь коронарных, с формированием их аневризм, стенозов и пристеночного тромбоза. В крупных артериях выявляется мононуклеарная инфильтрация стенок сосуда и начало образования гранулем. Панваскулит наблюдается редко. В третьей стадии (с 5-й по 7-ю неделю) морфологические изменения характеризуются образованием гранулем в артериях среднего калибра. Через 7—8 недель (4-я стадия) от момента начала заболевания воспаление в артериях среднего калибра приводит к их аневризматическому расширению или стенозу, утолщению интимы сосуда и тромбозу его просвета. На секции аневризмы в коронарных артериях выявляются у 90% больных. В 17—38% случаев они локализуются в подвздошных артериях. Редко наблюдается значительное расширение артерий брыжейки и почек.

    Патологические изменения со стороны внутренних органов неспецифичны. Нередко отмечаются признаки миокардита, менингита и лимфангиита.

    Насонов Е.Л., Баранов А.А., Шилкина Н.П.
    Page 25

    1224

    Болезнь Кавасаки — артериит, обычно встречающийся у детей, поражающий крупные, средние и мелкие артерии (преимущественно коронарные), иногда и вены, часто сочетающийся со слизисто-кожным лимфонодулярным синдромом [J.C.Jennette et al., 1994]. Первый случай заболевания был выявлен в Японии в 1961 году.

    Однако приоритет описания болезни принадлежит T.Kawasaki, который в 1967 году представил подробную характеристику 50 больных с данной патологией.

    Болезнь встречается главным образом в раннем детском возрасте с одинаковой частотой среди мальчиков и девочек (соотношение 1,4:1,0). Наиболее подвержены ему представители желтой расы. Подавляющее большинство детей заболевают в возрасте до 5 лет, а пик заболеваемости приходится на первые два года жизни ребенка. В Японии ежегодно регистрируется 150 новых случаев заболевания на 100 тыс. детей младше 5 лет.

    В других странах болезнь встречается гораздо реже. Так, в США заболеваемость ею составляет 10,3, в Германии — 2,9, в Великобритании — 3,4 на 100 тыс. детей в год. Считают, что в США болезнь Кавасаки вышла на первое место среди причин приобретенной патологии сердца, вытеснив острую ревматическую лихорадку [K.Taubert et al., 1991].

    Этиология болезни неизвестна. Не исключается роль наследственной предрасположенности. Наличие эпидемических вспышек, их цикличность (с интервалом 2—3 года), более высокая частота заболеваемости в семьях больных, чем в общей популяции, позволяют обсуждать инфекционную природу болезни Кавасаки. В качестве возможных этиологических агентов рассматриваются различные бактерии (Propioni bacterium acnes, Streptococcus sanginis), риккетсии, вирусы (вирус Эпштейна—Барра, вирус герпеса, ретровирусы и др.). C.Nigro и соавт. (1994) с помощью серологических исследований и полимеразной цепной реакции выявили признаки парвовирусной инфекции у 10 из 15 больных болезнью Кавасаки. Однако другие исследователи не подтвердили эти данные [Y.Yoto et al., 1994; B.Cohen, 1994]. Отмечено частое начало заболевания после предшествующей инфекции верхних дыхательных путей.

    Сообщается о высокой частоте обнаружения у больных IgG-антител к эритрогенному токсину А стрептококка. Существует мнение, что при болезни Кавасаки бактериальные токсины выступают в качестве суперантигенов. Об этом свидетельствует селективная экспансия Т-лимфоцитов, несущих Vp2 и Vp8 рецепторы Т-клеток (ТКР) [J.Abe et al., 1992].

    Полагают, что развитие заболевания связано с инфицированием организма ребенка бактериями (стафилококк или стрептококк), которые синтезируют новый тип токсина, вызывающего синдром токсического шока [D.Leung et al., 1993].

    В острую фазу болезни отмечается существенное снижение числа CD8+Т-лимфоцитов, увеличение числа активированных CD4+T-лимфоцитов, несущих DR-антиген [D.Leung et al., 1982]. Повышено также количество В-лимфоцитов, спонтанно секретирующих IgG и IgM.

    В сыворотке больных отмечено увеличение концентрации провоспалительных цитокинов (рецепторы для интерлейкина-1 (ИЛ-1) и фактор некроза опухоли (ФНО)) и усиление их секреции мононуклеарными клетками in vitro [S.Furukawa et al., 1988; C.Maury et al., 1988; A.Rowley et al., 1988; T.Matsubara et al, 1990].

    Обнаружен высокий уровень рИЛ-2Р, особенно у детей с аневризмами коронарных артерий [K.Barron et al, 1990; T.Matsubara et al, 1990]. По данным T.Matsubara и соавт. (1990), концентрация ФНО, рИЛ-2Р и интерферон (ИФ)-у у больных с поражением коронарных артерий выше, чем у остальных пациентов.

    При болезни Кавасаки обнаружено также увеличение сывороточной концентрации ИЛ-10 [D.Kim, 1996], что объясняет характерную для этого заболевания активацию гуморального иммунитета.

    По данным разных авторов, частота обнаружения антинейтрофильных цитоплазматических антител (АНЦА) при болезни Кавасаки варьирует от 6 до 91% [С.Savage et al, 1989; N.Birdi et al, 1991; Soppi et al, 1992; J.Gusman et al, 1992]. В большинстве случаев АНЦА дают «атипичный» тип свечения в реакции непрямой иммунофлюоресценции.

    Установлено, что они реагируют с первичными а-гранулами нейтрофилов, катепсином G [R.Gilbert et al, 1993] и миелопероксидазой [E.Soppi et al.,1992; L.Rider et al, 1993]. Частота обнаружения последних колеблется от 13 до 73%), причем результаты иммуноферментного анализа и данные реакции непрямой иммунофлюоресценции не коррелируют между собой.

    Определенное значение в патогенезе заболевания придается антитела к эндотелиальным клеткам (АЭКА). Установлено, что в сыворотках больных присутствуют антитела класса IgM, обладающие комплементзависимой анти-эндотелиальной цитотоксичностью в культуре эндотелия [K.Kaneko et al, 1993].

    Патогенное действие антител усиливается после активации эндотелиальных клеток (ЭК) ФНО, ИЛ-1 и ИФ-у [D.Leung et al, 1986; D.Leung et al, 1989]. При болезни Кавасаки АЭКА обнаружены также с помощью стандартного иммуноферментного анализа [E.Tizard et al, 1991; K.Kaneko et al, 1994; M.Nash et al, 1995]. Однако наличие данных аутоантител неспецифично для нее.

    Показано, что уровень АЭКА при болезни Кавасаки хотя и выше, но не отличается от такового в контрольной группе, включающей больных с различными лихорадочными состояниями [J.Guzman et al, 1994; M.Nash et al, 1995].

    В основе болезни Кавасаки лежит системный васкулит с преимущественным поражением артерий среднего калибра (коронарных, почечных), часто приводящий к развитию их аневризм [S.Naoe et al., 1991]. Обычно явления артериита сочетаются с воспалительными изменениями во внутренних органах. В течении васкулита выделяют 4 стадии [H.Fujiwara et al., 1978]. В первые 2 недели заболевания воспалительные изменения затрагивают микрососуды (артериолы, капилляры, венулы), мелкие артерии и вены. Затем патологический процесс распространяется на интиму, адвентицию и периваскулярные пространства артерий мелкого и крупного калибра. Наблюдаются отеки и инфильтрация стенок сосудов нейтрофилами и лимфоцитами. Вторая стадия (с 3-й по 4-ю неделю), с одной стороны, характеризуется уменьшением интенсивности воспаления в микрососудах, мелких артериях и венах, с другой — развитием очагового панваскулита артерий среднего калибра, в первую очередь коронарных, с формированием их аневризм, стенозов и пристеночного тромбоза. В крупных артериях выявляется мононуклеарная инфильтрация стенок сосуда и начало образования гранулем. Панваскулит наблюдается редко. В третьей стадии (с 5-й по 7-ю неделю) морфологические изменения характеризуются образованием гранулем в артериях среднего калибра. Через 7—8 недель (4-я стадия) от момента начала заболевания воспаление в артериях среднего калибра приводит к их аневризматическому расширению или стенозу, утолщению интимы сосуда и тромбозу его просвета. На секции аневризмы в коронарных артериях выявляются у 90% больных. В 17—38% случаев они локализуются в подвздошных артериях. Редко наблюдается значительное расширение артерий брыжейки и почек.

    Патологические изменения со стороны внутренних органов неспецифичны. Нередко отмечаются признаки миокардита, менингита и лимфангиита.

    Насонов Е.Л., Баранов А.А., Шилкина Н.П.
    Page 26

    1224

    Болезнь Кавасаки — артериит, обычно встречающийся у детей, поражающий крупные, средние и мелкие артерии (преимущественно коронарные), иногда и вены, часто сочетающийся со слизисто-кожным лимфонодулярным синдромом [J.C.Jennette et al., 1994]. Первый случай заболевания был выявлен в Японии в 1961 году.

    Однако приоритет описания болезни принадлежит T.Kawasaki, который в 1967 году представил подробную характеристику 50 больных с данной патологией.

    Болезнь встречается главным образом в раннем детском возрасте с одинаковой частотой среди мальчиков и девочек (соотношение 1,4:1,0). Наиболее подвержены ему представители желтой расы. Подавляющее большинство детей заболевают в возрасте до 5 лет, а пик заболеваемости приходится на первые два года жизни ребенка. В Японии ежегодно регистрируется 150 новых случаев заболевания на 100 тыс. детей младше 5 лет.

    В других странах болезнь встречается гораздо реже. Так, в США заболеваемость ею составляет 10,3, в Германии — 2,9, в Великобритании — 3,4 на 100 тыс. детей в год. Считают, что в США болезнь Кавасаки вышла на первое место среди причин приобретенной патологии сердца, вытеснив острую ревматическую лихорадку [K.Taubert et al., 1991].

    Этиология болезни неизвестна. Не исключается роль наследственной предрасположенности. Наличие эпидемических вспышек, их цикличность (с интервалом 2—3 года), более высокая частота заболеваемости в семьях больных, чем в общей популяции, позволяют обсуждать инфекционную природу болезни Кавасаки. В качестве возможных этиологических агентов рассматриваются различные бактерии (Propioni bacterium acnes, Streptococcus sanginis), риккетсии, вирусы (вирус Эпштейна—Барра, вирус герпеса, ретровирусы и др.). C.Nigro и соавт. (1994) с помощью серологических исследований и полимеразной цепной реакции выявили признаки парвовирусной инфекции у 10 из 15 больных болезнью Кавасаки. Однако другие исследователи не подтвердили эти данные [Y.Yoto et al., 1994; B.Cohen, 1994]. Отмечено частое начало заболевания после предшествующей инфекции верхних дыхательных путей.

    Сообщается о высокой частоте обнаружения у больных IgG-антител к эритрогенному токсину А стрептококка. Существует мнение, что при болезни Кавасаки бактериальные токсины выступают в качестве суперантигенов. Об этом свидетельствует селективная экспансия Т-лимфоцитов, несущих Vp2 и Vp8 рецепторы Т-клеток (ТКР) [J.Abe et al., 1992].

    Полагают, что развитие заболевания связано с инфицированием организма ребенка бактериями (стафилококк или стрептококк), которые синтезируют новый тип токсина, вызывающего синдром токсического шока [D.Leung et al., 1993].

    В острую фазу болезни отмечается существенное снижение числа CD8+Т-лимфоцитов, увеличение числа активированных CD4+T-лимфоцитов, несущих DR-антиген [D.Leung et al., 1982]. Повышено также количество В-лимфоцитов, спонтанно секретирующих IgG и IgM.

    В сыворотке больных отмечено увеличение концентрации провоспалительных цитокинов (рецепторы для интерлейкина-1 (ИЛ-1) и фактор некроза опухоли (ФНО)) и усиление их секреции мононуклеарными клетками in vitro [S.Furukawa et al., 1988; C.Maury et al., 1988; A.Rowley et al., 1988; T.Matsubara et al, 1990].

    Обнаружен высокий уровень рИЛ-2Р, особенно у детей с аневризмами коронарных артерий [K.Barron et al, 1990; T.Matsubara et al, 1990]. По данным T.Matsubara и соавт. (1990), концентрация ФНО, рИЛ-2Р и интерферон (ИФ)-у у больных с поражением коронарных артерий выше, чем у остальных пациентов.

    При болезни Кавасаки обнаружено также увеличение сывороточной концентрации ИЛ-10 [D.Kim, 1996], что объясняет характерную для этого заболевания активацию гуморального иммунитета.

    По данным разных авторов, частота обнаружения антинейтрофильных цитоплазматических антител (АНЦА) при болезни Кавасаки варьирует от 6 до 91% [С.Savage et al, 1989; N.Birdi et al, 1991; Soppi et al, 1992; J.Gusman et al, 1992]. В большинстве случаев АНЦА дают «атипичный» тип свечения в реакции непрямой иммунофлюоресценции.

    Установлено, что они реагируют с первичными а-гранулами нейтрофилов, катепсином G [R.Gilbert et al, 1993] и миелопероксидазой [E.Soppi et al.,1992; L.Rider et al, 1993]. Частота обнаружения последних колеблется от 13 до 73%), причем результаты иммуноферментного анализа и данные реакции непрямой иммунофлюоресценции не коррелируют между собой.

    Определенное значение в патогенезе заболевания придается антитела к эндотелиальным клеткам (АЭКА). Установлено, что в сыворотках больных присутствуют антитела класса IgM, обладающие комплементзависимой анти-эндотелиальной цитотоксичностью в культуре эндотелия [K.Kaneko et al, 1993].

    Патогенное действие антител усиливается после активации эндотелиальных клеток (ЭК) ФНО, ИЛ-1 и ИФ-у [D.Leung et al, 1986; D.Leung et al, 1989]. При болезни Кавасаки АЭКА обнаружены также с помощью стандартного иммуноферментного анализа [E.Tizard et al, 1991; K.Kaneko et al, 1994; M.Nash et al, 1995]. Однако наличие данных аутоантител неспецифично для нее.

    Показано, что уровень АЭКА при болезни Кавасаки хотя и выше, но не отличается от такового в контрольной группе, включающей больных с различными лихорадочными состояниями [J.Guzman et al, 1994; M.Nash et al, 1995].

    В основе болезни Кавасаки лежит системный васкулит с преимущественным поражением артерий среднего калибра (коронарных, почечных), часто приводящий к развитию их аневризм [S.Naoe et al., 1991]. Обычно явления артериита сочетаются с воспалительными изменениями во внутренних органах. В течении васкулита выделяют 4 стадии [H.Fujiwara et al., 1978]. В первые 2 недели заболевания воспалительные изменения затрагивают микрососуды (артериолы, капилляры, венулы), мелкие артерии и вены. Затем патологический процесс распространяется на интиму, адвентицию и периваскулярные пространства артерий мелкого и крупного калибра. Наблюдаются отеки и инфильтрация стенок сосудов нейтрофилами и лимфоцитами. Вторая стадия (с 3-й по 4-ю неделю), с одной стороны, характеризуется уменьшением интенсивности воспаления в микрососудах, мелких артериях и венах, с другой — развитием очагового панваскулита артерий среднего калибра, в первую очередь коронарных, с формированием их аневризм, стенозов и пристеночного тромбоза. В крупных артериях выявляется мононуклеарная инфильтрация стенок сосуда и начало образования гранулем. Панваскулит наблюдается редко. В третьей стадии (с 5-й по 7-ю неделю) морфологические изменения характеризуются образованием гранулем в артериях среднего калибра. Через 7—8 недель (4-я стадия) от момента начала заболевания воспаление в артериях среднего калибра приводит к их аневризматическому расширению или стенозу, утолщению интимы сосуда и тромбозу его просвета. На секции аневризмы в коронарных артериях выявляются у 90% больных. В 17—38% случаев они локализуются в подвздошных артериях. Редко наблюдается значительное расширение артерий брыжейки и почек.

    Патологические изменения со стороны внутренних органов неспецифичны. Нередко отмечаются признаки миокардита, менингита и лимфангиита.

    Насонов Е.Л., Баранов А.А., Шилкина Н.П.

    medbe.ru

    Патогенез болезни Кавасаки у детей

    Болезнь Кавасаки (синдром Кавасаки) встречается преимущественно у детей до 5 лет.

    Это редкое комплексное иммунное или инфекционное заболевание, которое характеризуется поражением коронарных артерий, лихорадкой, конъюнктивитом и другими тяжелыми симптомами.

    Лечение болезни Кавасаки у детей проводится в клинических условиях с помощью медицинских препаратов.

    О том, как лечить ацетонемический синдром у детей, читайте здесь.

    Что это такое?

    Болезнь открыта в 1961 г. японским врачом-педиатром Кавасаки, в честь которого и названа болезнь.

    Им были выявлены патологии сердца и коронарных артерий, объединенные в комплексное заболевание – синдром Кавасаки.

    Это иммунное заболевание, этимология которого до сих пор не выявлена. В результате болезни происходит васкулитное поражение мелких и крупных коронарных артерий и сосудов, а также образованием аневризм, тромбов и разрывов.

    Провоцирующим фактором служит повышенный уровень Т-лимфоцитов из-за наличия антигенов на стрептококки и стафилококки, однако это лишь гипотеза, которая еще не нашла научного подтверждения.

    Болезнь чаще всего развивается в раннем возрасте (1-5 лет), причем в 30 раз чаще у представителей монголоидной расы. По статистике, 80% больных – дети младше 3-х лет.

    У мальчиков болезнь Кавасаки наблюдается в 1,5 раза чаще, чем у девочек. В медицинской практике есть случаи данного заболевания и у взрослых людей старше 30 лет.

    к содержанию ↑

    Причины и патогенез

    Конкретного объяснения появления заболевания нет. Однако выявлены некоторые закономерности и цикличность возникновения вспышек синдрома Кавасаки, например, сезонность, что говорит о возможной инфекционной природе недуга.

    Кроме того, обследования больных пациентов показали наличие остатков неизвестных микроорганизмов в крови, напоминающих вирусы.

    Основными возможными возбудителями считаются:

    • спирохета;
    • стафилококки;
    • парвовирус;
    • стрептококки;
    • риккетсии;
    • герпес;
    • вирус Эпштейн-Бара;
    • ретровирус.

    Согласно еще одной теории, причина кроется в иммунной системе и наследственных факторах, то есть генах, так как азиаты чаще других страдают от болезни.

    Возможной причиной в этом случае считают реакцию организма на токсин или инфекцию, запускающих механизм целого комплекса патологий.

    к содержанию ↑

    Клиническая картина

    Больные синдромом Кавасаки проходят через 3 стадии:

    1. Острый фебрильный – от 7 до 10 дней.
    2. Подострый – со 2-й по 3-ю неделю.
    3. Период выздоровления – от месяца до нескольких лет.

    Симптомы болезни Кавасаки у детей — фото:

    Сперва у больного подымается температура тела, как при обычном ОРВИ, и начинается лихорадка. При отсутствии лечения лихорадка продолжается до 2-х недель. Чем дольше длится этот период, тем меньше шансов на выздоровление.

    Далее возникают проблемы с кожными покровами: красные пятна, вздутия кожи, волдыри, сыпь и др. Возможно уплотнение кожи на подошвах ног и ладонях, при этом снижается подвижность пальцев. Данные симптомы сохраняются около 2-3 недель, затем кожа шелушится.

    Также происходит поражение слизистой оболочки ротовой полости и глаз. В первую неделю у больных появляется конъюнктивит обоих глаз без выделений.

    Слизистая оболочка страдает от сухости и кровотечения, например из десен, губы лопаются и трескаются, язык приобретает малиновый оттенок, а миндалины увеличиваются в размерах. В половине случаев наблюдается значительное увеличение в размерах шейных лимфоузлов.

    Со стороны сердца и коронарной системы появляются следующие симптомы:

    • миокардит;
    • сердечная недостаточность;
    • аритмия;
    • тахикардия;
    • боли в груди;
    • аневризмы сосудов;
    • инфаркт миокарда;
    • перикардит;
    • митральная недостаточность.

    В каждом третьем случае заболевания у больных происходит поражение суставов в области голеностопа, коленей, кистей рук.

    Также возможны диарея, боли в животе, тошнота, рвота, а иногда менингит или уретрит.

    к содержанию ↑

    Диагностика

    В медицинской практике принято считать, что поводом на возможное наличие заболевания служит непрекращающаяся лихорадка на протяжении 5 дней и более. Кроме этого должны присутствовать хотя бы 4 из 5 следующих симптомов:

    • конъюнктивит обоих глазных яблок;
    • сыпь в паху, на стопах и спине;
    • воспаленная слизистая ротовой полости, языка и губ;
    • отеки кистей и стоп;
    • увеличение лимфоузлов и миндалин.

    Если у больного есть аневризмы коронарных сосудов, то достаточно 3-х признаков.

    Лабораторные исследования дают мало информации. У пациента повышенный уровень лейкоцитов и тромбоцитов. Биохимия крови показывает чрезмерное количество иммуноглобулина, трансаминаза и серомукоида. В моче наблюдается лейкоцитурия и протеинурия.

    В качестве дополнительной диагностики проводят ЭКГ сердца, рентген грудного отдела, УЗИ сердца, а также ангиографию коронарных артерий. В некоторых случаях требуется проведение люмбальной пункции.

    Для дифференцирования синдрома Кавасаки могут проводиться и другие исследования, чтобы отличить данное заболевание от кори, краснухи, скарлатины и других недугов со схожими симптомами.

    к содержанию ↑

    Последствия и осложнения

    Осложнения после болезни Кавасаки возникают редко, в результате ослабленного иммунитета или неверного лечения. Это приводит к следующим последствиям:

    • миокардит;
    • артрит;
    • аневризмы коронарных сосудов;
    • гангрена;
    • водянка желчного пузыря;
    • вальвулит;
    • отит;
    • асептический менингит;
    • диарея.

    Как понять, что у ребенка аллергия на сахар? Узнайте об этом из нашей статьи.

    к содержанию ↑

    Методы лечения

    Радикальных методов терапии заболевания не существует.

    Болезнь не поддается лечению стероидами или антибиотиками.

    Единственный эффективный способ – внутривенные инъекции иммуноглобулина и ацетилсалициловой кислоты одновременно.

    Иммуноглобулин купирует происходящие в сосудах патологии и воспалительные процессы, тем самым препятствуя образованию аневризм.

    Ацетилсалициловая кислота снижает риск появления тромбов и оказывает противовоспалительное действие. Кроме того, оба препарата снижают температуру тела, устраняют лихорадку и облегчают состояние больного.

    Дополнительно могут назначаться антикоагулянты по показанию врача для профилактики образования тромбоза. Это обычно Варфарин и Клопидогрел.

    Терапия кортикостероидами в данном случае опасна, так как повышается риск коронарного тромбоза сосудов.

    к содержанию ↑

    Прогноз к выздоровлению

    В абсолютном большинстве случаев прогноз положительный. Общий курс лечения длится в среднем 3 месяца. Смертность от болезни Кавасаки составляет порядка 1-3%, в основном от тромбоза сосудов и их последующего разрыва или инфаркта миокарда.

    Около 20% пациентов, перенесших заболевание приобретают необратимые изменения стенок коронарных сосудов, что в будущем становится причиной атеросклероза, ишемии сердца и повышенного риска инфаркта миокарда.

    Этому способствуют курение и гипертония. Все больные обязательно должны находиться под постоянным наблюдением кардиолога всю жизнь и хотя бы раз в 5 лет проводить полное обследование сердца и коронарной системы.

    Можно ли исправить асимметрию лица у младенца? Ответ узнайте прямо сейчас.

    к содержанию ↑

    Рекомендации

    Истинные причины болезни до сих пор неизвестны, поэтому конкретных рекомендаций нет.

    Необходимо лишь своевременно лечить любые инфекционные заболевание и при любых тревожных симптомах обращаться за врачебной помощью.

    Болезнь Кавасаки – редкое и малоизученное заболевание. Оградить ребенка от него практически невозможно. Важно лишь тщательно изучить данное заболевание, чтобы быть способным вовремя его выявить и обратиться к врачу.

    Это важно, так как на ранних этапах болезнь успешно купируется с минимальным риском для здоровья. Если же затянуть с лечением, то есть вероятность образования тромбов и появления аневризм, способных привести к летальному исходу.

    Болезнь Кавасаки у детей — клинические рекомендации.

    Смотрите фильм о синдроме Кавасаки у детей:

    Убедительно просим не заниматься самолечением. Запишитесь ко врачу!

    pediatrio.ru

    Болезнь Кавасаки новые данные

    Лекция

    104

    Г. Гедике, П.Д. Хотама, Б. Хайнкинг

    Клиника общей педиатрии, Берлин Медицинский университет, Берлин

    Болезнь Кавасаки — новые данные

    Контактная информация:

    Гедике Герхард, доктор наук, профессор, Klinik fur Allgemeine Padiatrie, Otto-Heubner-Centrum fur Kinder- und Jugendmedizin der Charite, Universitatsmedizin Berlin

    Адрес: 10829, Berlin, Augustenburger Platz 1, e-mail: [email protected] Статья поступила: 19.01.2010 г., принята к печати: 01.02.2010 г.

    В лекции представлены современные данные о болезни Кавасаки — острого васкулита неясной этиологии, возникающего преимущественно у детей в возрасте до 5 лет. Описаны существующие алгоритмы диагностики и стратификации риска при болезни Кавасаки, освещены современные рекомендации по лечению детей с этим заболеванием и особенностям их ведения после выздоровления.

    Ключевые слова: дети, болезнь Кавасаки, диагностика, лечение, осложнения.

    Болезнь Кавасаки или острый детский лихорадочный кожно-слизисто-железистый синдром — остро протекающее системное заболевание, характеризующееся морфологически преимущественным поражением средних и мелких артерий с развитием деструктивнопролиферативного васкулита, а клинически — лихорадкой, изменениями слизистых оболочек, кожи, лимфатических узлов, возможными поражениями коронарных висцеральных и др. артерий. Данный синдром был впервые описан Томисаку Кавасаки в Японии в 1967 г. [1]. Это острый васкулит неясной этиологии, возникающий преимущественно у грудных детей и детей раннего возраста, который с течением времени купируется самостоятельно. Заболевание возникает у детей любой расовой принадлежности, более высокий риск характерен для азиатов. У 15-25% детей в процессе развития заболевания образуются аневризмы или эктазии коронарных артерий, которые могут привести к тромбозам или стенозам коронарных артерий, инфаркту миокарда, разрыву аневризмы, ишемической болезни сердца или внезапной смерти [2, 3]. Болезнь Кавасаки в настоящее время является лидирующей по частоте причиной развития приобретенных заболеваний сердца у детей в США, Японии и других развитых государствах. Ранее наиболее частой причиной сердечной патологии была острая ревматическая лихорадка [4].

    ЭПИДЕМИОЛОГИЯ

    Заболеваемость болезнью Кавасаки у детей в возрасте младше 5 лет в Японии составляет 112 на 100 тыс. детей в год [5], тогда как в США этот показатель не превышает 17-18 на 100 тыс. детей [6]. Средний возраст заболевших — 2 года [6]. По данным, полученным при анализе историй болезни стационаров США, наиболее часто болезнь Кавасаки встречается у азиатов и выходцев с островов Тихого океана (32,5 случаев на 100 000 детей в возрасте младше 5 лет), реже — у афроамериканцев (16,9 случаев на 100 000 детей в возрасте младше 5 лет), еще реже — у латиноамериканцев (11,1 случаев на 100 000 детей в возрасте младше 5 лет), и реже всего — у представителей белой расы (9,1 случаев на 100 000 детей в возрасте младше 5 лет) [6]. Исследование, проведенное в Великобритании, показало, что заболеваемость болезнью Кавасаки в одной из обширных областей Англии составляет 5,5 случаев на 100 000 детей в возрасте младше 5 лет ежегодно, при этом частота встречаемости патологии у азиатов была более чем в 2 раза выше, чем у представителей белой и негроидной расы [7].

    Мальчики болеют на 50% чаще, чем девочки. Около 80-90% случаев заболевания регистрируются у детей в возрасте младше 5 лет, в среднем, в возрасте двух лет [8, 9]. Патология почти не встречается у детей в возрас-

    G. Gaedicke, P.J. Hotama. B. Heineking

    Klinik fur Allgemeine Padiatrie, Berlin Universitatsmedizin Berlin

    iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

    Kawasaki disease — an update

    The lecture presents a modern data on Kawasaki disease — an acute vasculitis with unknown etiology, among children younger than 5 years old. The algorithms of diagnostics and risk stratification are described. Authors review modern recommendation on treatment of children with Kawasaki disease and on peculiarities of their management after convalescence.

    Key words: children, Kawasaki disease, diagnostics, treatment, complications.

    те младше 6 мес (только в 3% случаев из 443 пациентов) [10]. Последние исследования обращают особое внимание на случаи возникновения болезни Кавасаки у детей в возрасте старше 5 лет, т. к. из-за поздней диагностики у них повышается риск возникновения сердечнососудистых осложнений заболевания [11-13].

    Частота рецидивов болезни Кавасаки в Японии достигает 3%. Описано 10-кратное повышение риска возникновения болезни у детей, имеющих братьев или сестер с болезнью Кавасаки и 2-кратное увеличение риска у детей, чьи родители были больны данной патологией [14, 15]. Увеличение частоты случаев возникновения болезни Кавасаки отмечено в январе и июне-июле.

    ЭТИОЛОГИЯ

    Этиология болезни Кавасаки остается неясной, хотя клиника и эпидемиология заболевания свидетельствуют в пользу инфекционного характера заболевания. Болезнь имеет следующие черты, присущие инфекционному процессу: способность купироваться самостоятельно, течение чаще нерецидивирующее, наличие лихорадки, сыпи, энантемы, конъюнктивита, шейной лимфоаденопатии. На инфекционную природу заболевания указывают также и такие особенности, связанные с эпидемиологией заболевания, как возникновение у детей младшего возраста, сезонность (зимне-весенняя), наличие вспышек с волнообразным географическим распространением, явная эпидемиологическая цикличность. При проведении лабораторных тестов выявляется лейкоцитоз со «сдвигом влево», повышение числа лейкоцитов в моче, плеоцитоз, что также характерно для инфекций. Тем не менее, попытки выделить возбудителя с использованием культуральных и серологических методов, также как и заражение животных, не дали положительных результатов. Существует гипотеза, что болезнь Кавасаки вызывается повсеместно распространенным возбудителем, и симптомные формы возникают только у генетически предрасположенных к болезни Кавасаки лиц, в частности у азиатов. Низкая заболеваемость детей первых месяцев жизни может быть объяснена пассивной иммунизацией новорожденных материнскими антителами, взрослые не болеют ввиду наличия у них иммунитета.

    Попытки привязать возникновение болезни Кавасаки к последствиям воздействия на организм лекарственных веществ или каких-либо повреждающих агентов — токсинов, пестицидов, химикатов, тяжелых металлов — провалились, несмотря на то, что отмечено сходство в клинике болезни Кавасаки и акродинии (гиперчувствительность к ртути)1.

    В феврале 2005 г. F. Еврег и соавт. высказали предположение о том, что этиологическим фактором болезни Кавасаки является коронавирус [16]. Такие выводы были сделаны на основании исследования с участием детей с болезнью Кавасаки. Из слизи носоглотки почти всех больных при помощи полимеразной цепной реакции

    был выделен коронавирус, в то время как в контрольной группе вирус был выделен только у 1 из 22 детей [16]. Тем не менее, пять последующих исследований не подтвердили данную гипотезу.

    В недавних публикациях выдвигается другое предположение: иммунная восприимчивость к болезни Кавасаки является скорее олигоклональной (антиген-зависимой, аналогичной к восприимчивости к обычным антигенам), чем поликлональной (характерной для восприимчивости суперантигена); в этом процессе главную роль играют плазматические клетки, вырабатывающие иммуноглобулин А (^А) [17-19]. Массивная инфильтрация дыхательных путей плазматическими клетками при болезни Кавасаки сходна с таковой, возникающей при тяжелых вирусных инфекциях, что позволяет предположить, что этиологический фактор (или факторы) болезни Кавасаки проникают в организм через дыхательные пути [19]. Вырабатываемые при этом ферменты, в том числе и металлопротеиназы, способны нарушать целостность стенки артерий, что представляется важным в плане развития аневризм [20]. Важную роль в развитии васкулита, возможно, играют фактор роста сосудистого эндотелия (англ. VEGF), фактор активации и хемотаксиса моноцитов (англ. MCAF или МСР-1), фактор некроза опухоли (ФНО) а, а также различные интерлейкины [21-23].

    ДИАГНОСТИКА

    Не существует методов диагностики, специфических для болезни Кавасаки. Диагноз основывается на выявлении у больного патогномоничных симптомов (табл. 1). Дополнительные клинико-лабораторные данные часто помогают поставить правильный диагноз. Течение болезни Кавасаки может быть разделено на следующие стадии: острая фебрильная, подострая и выздоровление (табл. 2).

    Таблица 1. Диагностические критерии болезни Кавасаки

    • Лихорадка в течение 5 дней или более;

    iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

    • Присутствие как минимум 4 из 5 симптомов:

    • двусторонняя инъецированность конъюнктив без образования экссудатов;

    • патологические изменения слизистых оболочек губ и полости рта (эритема, трещины губ, «клубничный» язык, распространенная инъецированность слизистых оболочек полости рта и глотки);

    • симптомы со стороны конечностей:

    • острые (эритема ладоней, подошв; отек кистей, стоп);

    • подострые (околоногтевое шелушение пальцев рук и ног на 2-3 нед болезни);

    • полиморфная эритема;

    • шейная лимфаденопатия (^ 1,5 см в диаметре), обычно односторонняя.

    1 Синонимы: болезнь Selter-Swift-Feer'a, «вегетативный невроз маленьких детей», трофо-I дерматоневроз, паралич вегетативной системы, дерматополиневрит, acrodynia infantilis, pink disease (красная болезнь), erythroedema (красный отек) и др. Этиология заболевания неизвестна, возможно, инфекционной природы. Возникновение заболевания характеризуется расстройством общего состояния (угнетенное настроение, беспокойный сон, плохой аппетит), сыпью милиарного типа с последовательным шелушением, главным образом, на ладонях и подошвах, потением, цианозом или краснотой периферических частей (нос, кисти, ступни), гипотонией мышц, ослаблением двигательной способности, наконец, учащением пульса и повышением кровяного давления (прим. ред.).

    105

    ВОПРОСЫ СОВРЕМЕННОЙ ПЕДИАТРИИ /2010/ ТОМ 9/ № 1

    Лекция

    106

    Стадия Характеристика Продолжительность

    Острая фебрильная Лихорадка и симптомы острого воспаления (инъецированность конъюнктив, эритема слизистой оболочки полости рта, эритема и отеки кистей и стоп, сыпь, шейная лимфоаденопатия), миокардит, выпот в полость перикарда 1-2 нед

    iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

    Подострая Разрешение лихорадки, возможная персистенция инъецированности конъюнктивы, шелушение пальцев рук и ног, тромбоцитоз, артериит коронарных артерий, повышение риска внезапной смерти Начиная с 30 дня болезни

    Выздоровление Все клинические симптомы заболевания разрешаются, стадия длится до нормализации СОЭ 6-8 нед после начала заболевания

    Основные клинические симптомы

    Классические симптомы болезни Кавасаки — лихорадка в течение как минимум 5 дней, возникающая без видимых причин в сочетании с 4 или 5 основными клиническими симптомами: двусторонняя инъецированность конъюнктивы без выделения экссудата; поражение слизистой оболочки губ и ротовой полости по типу эритемы, трещины слизистой оболочки, «клубничный» язык, распространенная инъецированность слизистых оболочек полости рта и глотки (рис. 1); эритема ладоней, подошв, отек кистей и стоп (в острой фазе), околоногтевое шелушение пальцев рук и ног на 2-3 нед болезни (в стадии выздоровления); полиморфная экзантема; шейная лим-фоаденопатия (более 1,5 см в диаметре), обычно односторонняя [3]. Обычно все перечисленные клинические признаки не проявляются в одно и то же время, и часто требуется внимательное наблюдение пациента в течение нескольких дней для того, чтобы поставить верный диагноз. Больным, у которых выявлена лихорадка, продолжающаяся 5 дней и более, и не менее 4-х главных клинических признаков и поражение коронарных артерий (при двухмерной эхокардиографии — ЭхоКГ, или коронарогра-фии), может быть поставлен диагноз болезни Кавасаки.

    Рис. 1. Типичное выражение лица больного в острую фазу болезни Кавасаки (красные губы, «клубничный» язык, «сухой» конъюнктивит)

    При наличии лихорадки, продолжающейся более 5 дней в сочетании хотя бы с одним из главных клинических признаков, болезнь Кавасаки должна учитываться при проведении дифференциального диагноза.

    Для лихорадки характерно ремитирующее течение с высокими пиками и резистентностью к антибиотикам. Температура тела обычно повышается до 39°С, а во многих случаях и выше 40°С. В отсутствии лечения лихорадка продолжается 1-2 нед (в среднем, 11 дней), но может продлиться до 3-4 нед. При условии адекватной терапии температура тела нормализуется в течение 2 дней. Продолжительная лихорадка является фактором риска развития поражений коронарных артерий.

    Двусторонняя инъецированность конъюнктивы выявляется у более чем 90% пациентов. Ее можно выявить сразу после начала лихорадки. Чаще поражается конъюнктива глазных яблок, реже — конъюнктива век, отмечается небольшая инъекция лимба (неваскуляризирован-ной зоны вокруг зрачка, непосредственно прилегающей к роговице). Инъецированность обычно не сопровождается нагноением и часто безболезненна. Она не сопровождается отеком конъюнктивы или изъязвлением роговицы. При обследовании в свете щелевой лампы можно обнаружить острый иридоциклит легкой степени или передний увеит. Дети часто жалуются на светобоязнь. Изменения слизистой оболочки губ и полости рта представлены:

    • эритемой, сухостью, появлением трещин, шелушением, кровотечениями из слизистой губ;

    • диффузной эритемой слизистой оболочки полости рта и глотки;

    • «клубничным языком» с выступающими грибовидными сосочками и эритемой.

    Изъязвление слизистой оболочки, появление налета в глотке и пятна Коплика нетипичны для болезни Кавасаки.

    Отчетливо выявляются поражения конечностей. Для острой фазы болезни характерна эритема ладоней и подошв или плотные, иногда болезненные уплотнения кистей и стоп, или присутствие сразу обоих признаков. В подострой стадии (в течение 2-3 нед после начала лихорадки) выявляется околоногтевое шелушение пальцев рук и ног, оно может распространяться на ладони и подошвы (рис. 2, 3 А-Б). Через 1-2 мес после начала лихорадки можно заметить глубокие поперечные бороздки на ногтях пациента (линии Бо; рис. 4). Обычно линии

    остаются на ногтевой пластине вплоть до полной ее замены, в некоторых случаях ноготь «выпадает». Эритематозная сыпь обычно появляется на 5 день после начала лихорадки. Сыпь может носить самый различный характер, наиболее часто встречается неспецифическая диффузная макулопапулезная эритема. Возможно появление уртикарной экзантемы, скарлатиноподобной сыпи, различных типов эритемы, реже мелких пустул. Высыпания чаще распространенные, располагаются на туловище и конечностях с усилением в области промежности, где рано начинается шелушение кожи (рис. 5). Шейная лимфаденопатия — еще один часто встречающийся симптом болезни Кавасаки. Обычно лимфоузлы переднего шейного треугольника увеличены с одной сто-

    Рис. 3. Пластинчатое отслоение эпидермиса кистей рук (А) и подошвы ног (Б)

    iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

    Рис. 4. Появление линии Бо через 3 мес после острой фазы болезни Кавасаки (публикуется с разрешения проф. T. Kawasaki)

    Рис. 5. Полиморфная (в данном случае — кореподобная) эритема туловища

    107

    ВОПРОСЫ СОВРЕМЕННОЙ ПЕДИАТРИИ /2010/ ТОМ 9/ № 1

    Лекция

    108

    роны. Классическим критерием заболевания является увеличение нескольких лимфоузлов до 1,5 см в диаметре и более. Лимфоузлы плотные на ощупь, неподвижные, не эластичны или слабоэластичны, не содержат гноя (при пункции), покраснения кожи над лимфоузлом не наблюдается.

    Другие признаки заболевания Сердечно-сосудистая симптоматика

    Нарушения со стороны сердечно-сосудистой системы являются наиболее частой причиной длительного течения болезни и даже смертности больных. Чаще всего при болезни Кавасаки возникают аневризмы коронарной артерии (в 20-25% случаев при отсутствии лечения, но лишь в 4% случаев, если проводится адекватная терапия) [24]. Другими сердечно-сосудистыми осложнениями заболевания являются миокардит, пролапс клапанов сердца, артериит без образования аневризм, выпотной перикардит. Подобные патологические изменения, обнаруженные при ЭхоКГ, могут значительно помочь в уста-

    новлении диагноза болезни Кавасаки при ее атипичном течении или неполном наборе «главных» признаков заболевания.

    Аневризмы коронарных артерий

    Согласно классификации Американской ассоциации сердца, аневризмы разделяются на следующие классы [3, 25]:

    • малые (внутренний диаметр < 5 мм);

    • средние (внутренний диаметр составляет 5-8 мм);

    • гигантские (внутренний диаметр > 8 мм) (рис. 6). Министерство здравоохранения Японии предлагает считать аневризмой расширение коронарной артерии до 3 мм во внутреннем диаметре у детей в возрасте младше 5 лет и более 4 мм у детей в возрасте 5 лет и старше, а также, если внутренний диаметр сосуда в 1,5 раза превышает диаметр соседнего «референсного» сегмента, или если просвет коронарной артерии имеет неправильную форму [26]. Современные данные о возникновении аномалий коронарных артерий (АКА), как осложнений болезни Кавасаки, основываются именно на этих критериях.

    iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

    Известны некоторые факторы риска развития аномалий коронарных артерий. Так, в исследовании D. Song и соавт. было показано, что влияние некоторых факторов на риск развития аномалий коронарных артерий зависит от возраста ребенка (анализировались дети в возрасте до 1 года и старше 5 лет с развившимися аномалиями коронарных артерий и без них) [27]. У детей в возрасте младше 1 года аномалии коронарных артерий развиваются чаще в том случае, если клиническая картина болезни Кавасаки неполная. У больных в возрасте старше 5 лет риск возникновения аномалий коронарных артерий повышается, если у них развивается невосприимчивость к внутривенному введению гамма-глобулина, которую можно распознать по наличию более продолжительной лихорадки после введения этого перпарата. К тому же, у таких больных выше оценка риска по шкале Харада (табл. 3).

    Миокардиты

    Миокардиты, выявляемые при аутопсии или биопсии миокарда, являются частым признаком болезни Кавасаки. Степень тяжести развившегося миокардита не коррелирует с наличием и отсутствием риска развития аневризмы коронарной артерии [28, 29]. Сократительная активность миокарда быстро восстанавливается после внутривенного введения гамма-глобулина, что позволяет предположить наличие действия на миокард циркулирующих токсинов или активированных цитокинов [30].

    Пролапс клапанов

    Возникновение пролапса митрального клапана после завершения острой стадии заболевания является следствием ишемии миокарда. Тем не менее, описаны случаи позднего возникновения вальвулитов, не связанных с ишемией.

    Наличие пролапса аортального клапана впервые было описано H. Nakano и соавт. Это нарушение при проведении ангиографии определялось приблизительно у 5% детей с болезнью Кавасаки, и было обусловлено возникновением вальвулита [31]. Аортальная регургитация с помощью ЭхоКГ выявляется у 4% больных [30].

    Рис. 6. Коронарная ангиография: визуализация 2-х больших аневризм в ветвях правой коронарной артерии

    Г ^11 к*

    J

    Таблица 3. Шкала Харада

    Факторы риска

    1. Лейкоцитоз ^ 12 тыс. кл мм3

    2. Число тромбоцитов < 35Х104 кл/мкл

    3. Сывороточный уровень С-реактивного белка ^ 4 мг/дл

    4. Уровень гематокрита < 35%

    iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

    5. Уровень сывороточного альбумина < 3,5 г/дл

    б. Пол: мужской

    7. Возраст ^ 12 мес

    Поражения других сосудов

    Болезнь Кавасаки является причиной васкулитов несердечных артерий среднего диаметра. Системное возникновение аневризм отмечено у 2% больных, в большинстве случаев имеющих и поражение коронарных артерий. Наиболее часто поражаются почечные, мезентериальные, подвздошные, печеночные, селезеночные, подмышечные артерии и сосуды, кровоснабжающие яичники и яички, поджелудочную железу [32, 33].

    Другие симптомы заболевания

    В первую неделю болезни возникают артриты и артрал-гии, в процесс воспаления вовлекается множество суставов, начиная от межфаланговых, заканчивая крупными суставами. После 10 дня болезни также возможно возникновение артритов и артралгий. В этом случае в воспалительный процесс вовлекаются крупные суставы, в частности, коленные и голеностопные.

    У детей с болезнью Кавасаки появляется большое количество симптомов со стороны желудочно-кишечного тракта: диарея, рвота, боль в животе, увеличение размеров печени, желтуха, острый некалькулезный холецистит. Такие симптомы наблюдаются у 15% больных в течение первых 2 нед болезни [34].

    Часто при болезни Кавасаки можно наблюдать транзи-торную потерю слуха (на 20-35 дБ), который впоследствии почти всегда восстанавливается [35, 36]. Редко возникают отек яичек, инфильтраты в легких, выпот в плевральную полость и гемофагоцитарный синдром. Мочевыделительная система при болезни Кавасаки, как правило, остается интактной, за исключением стерильной лейкоцитурии. В отдельных случаях отмечается развитие острого интерстициального нефрита, выраженной про-теинурии и острой почечной недостаточности [37-39].

    Лабораторные исследования

    Несмотря на то, что результаты лабораторных исследований неспецифичны (табл. 4), они могут быть полезны при диагностике болезни Кавасаки у больных с недостаточно выраженной клинической симптоматикой.

    Лейкоцитоз (> 15 тыс. кл мм3) с нейтрофильным сдвигом влево обычно проявляется в острой стадии болезни. Появляются маркеры острой фазы воспаления: увеличивается СОЭ и повышается концентрация С-реактивного белка в сыворотке крови. Нормализация этих показателей происходит к 6-10 нед после начала заболевания. На второй неделе болезни типично выявление тромбо-цитоза (500-1 000 тыс. кл мм3), число тромбоцитов продолжает увеличиваться и достигает пика на 3-й нед, а затем постепенно приходит в норму к 8-й нед болезни при отсутствии осложнений.

    Анализ экссудата, полученного при пункции суставов у больных с артритом, выявляет повышенное содержание лейкоцитов (125-300 тыс. кл. мм3), нормальный уровень глюкозы, отсутствие грамотрицательных микроорганизмов [40].

    В сыворотке крови детей с болезнью Кавасаки выявляется дислипидемия со снижением уровня холестерина, липопротеинов высокой плотности и аполипопротеина А1, и повышением концентрации триглицеридов и липопротеинов низкой плотности [41-44].

    У 10% больных выявляется небольшая гипербилируби-немия, менее чем у 40% больных выявляется небольшое

    iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

    Лабораторные признаки болезни Кавасаки

    Лейкоцитоз (^ 15 тыс. кл мм3)

    Маркеры острой фазы воспаления (СРБ ^ 3,0 мг/дл или СОЭ » 40 мм/ч)

    Нормоцитарная нормохромная анемия

    Пиурия: ^ 10 лейкоцитов в поле зрения

    Уровень сывороточных трансаминаз > 50 Ед/л

    Сывороточный альбумин ^ 3,0 г/дл

    Тромбоцитоз (^ 450 тыс. кл мм3) после 7-го дня болезни

    Лейкоцитоз в цереброспинальной жидкости

    или среднее повышение уровня трансаминаз [45]. Для болезни Кавасаки типична гипоальбуминемия, свидетельствующая о наличии более тяжелого и длительного острого периода заболевания.

    Микроскопия мочевого осадка выявляет непостоянную стерильную лейкоцитурию, хотя полученная при пункции мочевого пузыря моча не содержит повышенного числа лейкоцитов, что свидетельствует о наличии уретрита. В спинномозговой жидкости обнаруживается плеоци-тоз с преобладанием мононуклеаров при нормальном уровне глюкозы и белка.

    ЛЕЧЕНИЕ

    Вовремя установленный диагноз и адекватная терапия являются залогом достижения оптимального результата у детей с болезнью Кавасаки. Препаратом выбора в начале лечения является внутривенное введение иммуноглобулина в комбинации с ацетилсалициловой кислотой, что позволяет снизить вероятность возникновения аневризм коронарной артерии с 20 до 4% при условии, что лечение начато в первые 10 дней болезни [46]. При отсутствии ответа на терапию внутривенным иммуноглобулином возможно назначение глюкокортикоидов. Некоторые публикации описывают эффективность такого метода, однако целесообразность назначения стероидов все еще является спорной.

    Принимая во внимание то, что клиническая картина болезни Кавасаки не всегда полностью соответствует классическим критериям заболевания, был разработан алгоритм, помогающий практическому врачу правильно поставить диагноз и провести лечение таких пациентов (рис. 7) [47].

    Аспирин

    iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

    Аспирин уже многие годы используется для лечения болезни Кавасаки, т. к. он обладает противовоспалительным (в больших дозах) и антиагрегантным (в малых дозах) эффектом. В острой стадии заболевания аспирин назначается в дозировке 80-100 мг/кг массы тела в сутки в 4 приема, в комбинации с внутривенным введением гамма-глобулина. При отсутствии лихорадки в течение 48-72 ч дозу аспирина снижают для достижения только антиагрегантного эффекта (3-5 мг/кг массы тела в сутки

    109

    ВОПРОСЫ СОВРЕМЕННОЙ ПЕДИАТРИИ /2010/ ТОМ 9/ № 1

    Лекция

    110

    Примечание.

    БК — болезнь Кавасаки; СРБ — С-реактивный белок; СОЭ — скорость оседания эритроцитов; ЭхоКГ — эхокардиография.

    в один прием). Аспирин в малых дозах назначают до нормализации уровня маркеров острого воспаления (СОЭ, число тромбоцитов), если в течение 6-8 нед от начала заболевания при ЭхоКГ не было выявлено аневризм коронарных артерий [47].

    Вместе с тем, необходимо подчеркнуть, что аспирин не способен снижать частоту возникновения аномалий коронарных артерий [48]. В экспериментальном исследовании, выполненном A. C. Lau и соавт., изучалась эволюция аномалий коронарных артерий на модели болезни Кавасаки, которая воспроизводилась путем введения экстракта клеточной мембраны Lactobacillus casei

    в брюшную полость мышей [49]. Было выявлено, что существуют 3 критические стадии формирования аневризмы. На первой стадии введение экстракта приводило к массивной активации Т клеток. Активация иммунной системы сопровождалась продукцией ФНО а (вторая стадия), являющегося обязательным участником поражения коронарных артерий у мышей. Следует отметить, что у пациентов с болезнью Кавасаки также отмечено повышение уровня ФНО а. На третьей стадии ФНО а запускал каскадный механизм активации патологических биохимических реакций, одним из компонентов которого является активация экспрессии гена матриксной метал-

    лопротеиназы 9 (ММП 9) в клетках гладкой мускулатуры сосудов. Продолжительная экспрессия и активация ММП 9 в клетках гладкой мускулатуры приводит к разрушению эластина, что является ключевым моментом формирования аневризмы. Исследование показало, что аспирин в терапевтических концентрациях 0,1-0,25 мг/мл, вводимый мышам (соответствует высоким дозам аспирина у детей), не только не способен ингибировать ни одну из трех стадий развития аневризмы, но и приводит к повышению продукции ФНО а [49]. Результаты этого исследования свидетельствуют о том, что аспирин может быть использован только как антипиретик и антиагре-гант, что не требует назначения высоких доз препарата.

    Внутривенный иммуноглобулин

    Механизм эффективности внутривенного введения иммуноглобулина при болезни Кавасаки остается невыясненным. Введение иммуноглобулина оказывает общее противовоспалительное действие, купирует лихорадку и снижает концентрацию в крови маркеров воспаления. Многократно описана эффективность внутривенного иммуноглобулина в снижении риска возникновения аномалий коронарных артерий [47, 48]. Исследование, проведенное А. С. Lau и соавт. показало, что введение внутривенного иммуноглобулина в высоких дозах ингибирует активацию лимфоцитов и снижает продукцию ФНО а, но не предотвращает выработку им активированных протеаз. Низкие концентрации иммуноглобулина не полностью предотвращают синтез ФНО а и, соответственно, не препятствуют дальнейшей продукции ММП 9 и ее повреждающему действию на эластин [49]. Внутривенно иммуноглобулин в дозе 2 г/кг массы тела должен быть введен пациенту в течение 12 ч после установления диагноза. Для максимального эффекта диагноз должен быть установлен как можно раньше, в течение 7-10 дней от начала болезни [47]. Показано, что у 5% детей минимальные транзиторные поражения коронарных артерий, а у 1% — большие аневризмы, возникают даже при своевременно (в первые 10 дней болезни) начатом лечении — введении иммуноглобулина [25, 48]. Если больной не отвечает на стартовую терапию внутривенным иммуноглобулином, введение препарата в той же дозе повторяют в течение 36-48 ч после первой инфузии.

    Глюкокортикоиды

    Несмотря на лечение внутривенным иммуноглобулином, у 10-20% больных отмечается непрекращающая-ся или рецидивирующая лихорадка. У таких пациентов риск развития аномалий коронарных артерий повышен. Исследования показали, что стартовое лечение болезни Кавасаки глюкокортикоидами, так же как и при неэффективности аспирина и иммуноглобулина в случае развития персистирующей или рецидивирующей лихорадки купирует повышение температуры тела. Тем не менее, эффективность кортикостероидов при данной патологии не доказана.

    iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

    Глюкокортикоиды показаны пациентам, не отвечающим на повторное (2-кратное) введение иммуноглобулина (с персистирующей или рецидивирующей лихорадкой, признаками острого воспаления). Наиболее часто используемый режим терапии стероидами включает в себя внутривенное введение метилпреднизолона в дозе 30 мг/кг

    массы тела в течение 2-3 часов 1 раз в день в течение 2-3 сут [47].

    S. Ogata и соавт. в своей публикации отметили, что пульс-терапия кортикостероидами может быть более эффективна для уменьшения продолжительности лихорадки у пациентов с болезнью Кавасаки, резистентных к терапии иммуноглобулином, чем повторные введения иммуноглобулина. Пульс-терапия глюкокортикоидами может быть столь же эффективной как и повторные инфузии иммуноглобулина для предотвращения развития аномалий коронарных артерий [50].

    Блокаторы ФНО а

    Как было показано выше, во время острой стадии болезни Кавасаки происходит активация Т клеток с продукцией ФНО а, который ответственен за появление классических симптомов системной воспалительной реакции. Локальная продукция ФНО а ведет к деструкции экстра-целлюлярного матрикса и индукции выработки ММП 9, запускающей деградацию эластина, что является признаком формирования аневризмы. Принимая во внимание столь важную роль ФНО а в развитии болезни Кавасаки, в стартовой терапии могут быть эффективно использованы блокаторы ФНО а, которые назначаются вместе или вместо внутривенного введения иммуноглобулина, как препараты первой линии. К сожалению, в настоящий момент существуют только описания нескольких случаев эффективного лечения болезни Кавасаки, резистентной к традиционной терапии, блокатором ФНО а (инфликси-мабом) [51-55].

    Ведение пациентов с болезнью Кавасаки и поражениями коронарных артерий

    Принципы ведения больных с аномалиями коронарных артерий при болезни Кавасаки различаются в зависимости от степени тяжести патологии. Согласно классификации Американской ассоциации сердца, такие пациенты делятся на 5 групп в зависимости от Z-оценки (Z-score) и морфологии поражения коронарной артерии (табл. 5) [47].

    Лечение должно включать в себя антиагрегантную терапию аспирином, возможно в комбинации с дипиридамо-лом или клопидогрелом, антикоагулянты (варфарин или низкомолекулярный гепарин) или комбинацию антиагре-гантной и антикоагулянтной терапии варфарином в сочетании с аспирином.

    При асимптомных формах болезни Кавасаки с небольшими поражениями коронарных артерий терапия аспирином в низких дозах должна быть длительной. Комбинация аспирина с другими препаратами, обладающими сходным действием (дипиридамол или клопидогрел) используется при увеличении объемов повреждения артерий или при стойком повышении содержания тромбоцитов (> 1 млн кл. мм3). Комбинация аспирина с внутривенными инфузиями гепарина назначается при больших или быстро увеличивающихся аневризмах. Для пациентов с гигантскими аневризмами наиболее целесообразным считается назначение низких доз аспирина в сочетании с варфарином до достижения значений международного нормализованного отношения (МНО), равных 2,0-2,5. Случаи тромбоза коронарных артерий у детей с болезнью Кавасаки, к счастью, достаточно редки. Так как у детей не было проведено контролируемых исследований, прак-

    111

    ВОПРОСЫ СОВРЕМЕННОЙ ПЕДИАТРИИ /2010/ ТОМ 9/ № 1

    Лекция

    112

    Уровень риска Фармакотерапия Наблюдение и диагностика Инвазивные процедуры

    I (нет патологических изменений коронарных артерий на любой стадии болезни) Не проводится в первые 6-8 нед Определение сердечнососудистого риска, наблюдение с интервалами 5 лет Не рекомендуется

    iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

    II (транзиторная эктазия коронарных артерий, исчезающая в течение 6-8 нед) Не проводится в первые 6-8 нед Определение сердечнососудистого риска, наблюдение с интервалами 3-5 лет Не рекомендуется

    III (одна малая или средняя аневризма главной коронарной артерии или ее ветви) Низкие дозы аспирина (3-5 мг/кг в сутки), как минимум до момента регрессии аневризмы Ежегодный осмотр кардиологом с выполнением ЭКГ и ЭхоКГ в сочетании с определением сердечно-сосудистого риска; стресс-ЭхоКГ и проведение перфузионной компьютерной томографии 1 раз в 2 года Ангиография при невозможности проведения инвазивных тестов для определения ишемии миокарда

    IV (более 1 большой или гигантской аневризмы коронарной артерии, множественные аневризмы одной коронарной артерии с обструкцией) Продолжительная терапия низкими дозами аспирина, варфарином (с уровнем МНО 2,0-2,5) или низкомолекулярным гепарином (до уровня анти-фактора Ха 0,5-1,0 Ед/мл), при гигантских аневризмах необходима комбинированная терапия этими препаратами Осмотр 2 раза в год с выполнением ЭКГ и ЭхоКГ, стресс-ЭхоКГ и и проведение перфузионной компьютерной томографии 1 раз в год Первая ангиография на 6-12 мес или ранее (в зависимости от клинических показаний), повторная ангиография при невозможности проведения инвазивных тестов, повторная элективная ангиография при наличии показаний

    V (обструкция коронарной артерии) Продолжительная терапия низкими дозами аспирина, варфарином или низкомолекулярным гепарином при гигантских аневризмах; использование бета-блокаторов как препаратов выбора для уменьшения потребления кислорода миокардом Осмотр 2 раза в год с выполнением ЭКГ и ЭхоКГ, стресс-ЭхоКГ и проведение перфузионной компьютерной томографии — 1 раз в год Ангиография для определения тактики терапии

    тика лечения коронарных тромбозов соответствует алгоритму лечения острого коронарного синдрома у взрослых (табл. 6) [47]. Отдельные исследования сообщают о более или менее успешном лечении тромбоза коронарных артерий у детей разного возраста с применением стрептоки-назы [56, 57], урокиназы [58-60], фактора активации тканевого плазминогена [61, 62]. Перспективным в анти-тромботической терапии детей с болезнью Кавасаки может быть использование ингибиторов гликопротеинов ИЬ/Ша (абциксимаба).

    Небольшой процент детей с болезнью Кавасаки и развившимися аномалиями коронарных артерий нуждаются в хирургическом лечении и катетеризации коронарных артерий. Наиболее частым хирургическим вмешательством в такой ситуации является аортокоронарное шунтирование с наложением анастомоза между коронарными и внутренними грудными артериями, который более долговечен, чем анастомоз с подкожной веной [63]. Хирургическая реваскуляризация может быть методом выбора при наличии тяжелой окклюзии главного ствола левой главной коронарной артерии, более одной главной коронарной артерии, окклюзии в проксимальном сегменте левой передней нисходящей коронарной артерии, риске тромбоза коллатеральных ветвей коронарной артерии или всего выше перечисленного [64]. Катетеризация коронарных артериий, включая баллонную ангиопласти-

    ку, ротационную аблацию и стентирование, проводятся большей частью в Японии. Результаты таких процедур обнадеживают. Исследовательский комитет министерства здравоохранения, труда и социального обеспечения Японии сформулировал рекомендации, согласно которым катетеризация коронарных артерий должна выполняться у пациентов с болезнью Кавасаки и симптомами ишемии миокарда или у пациентов без нее, но у которых стрессовый тест показывает наличие обратимой ишемии, а также у больных без симптомов ишемии, но более чем с 75% стенозом левой передней нисходящей коронарной артерии [65]. Описано несколько случаев трансплантации сердца пациентам с болезнью Кавасаки, у которых развилась тяжелая, необратимая дисфункция миокарда и тяжелые поражения коронарных артерий, и у больных, которым не может быть выполнена процедура аортокоронарного шунтирования или катетеризация коронарных сосудов [66].

    В настоящее время не существует рекомендаций по диагностике и лечению взрослых пациентов, перенесших в детстве болезнь Кавасаки. Нет также и характеристик коронарных артерий, которые способны были бы подтвердить наличие болезни Кавасаки в анамнезе. У больных, перенесших болезнь Кавасаки, могут наблюдаться аневризмы, кальцификация и стенозы коронарных артерий, а также недостаточность клапанов сердца из-за раз-

    Лекарственный препарат Путь введения Дозировка

    Аспирин Per os Антиагрегантная доза 3-5 мг в сутки

    Клопидогрел Per os От 1 мг/кг в сутки до максимальной (для взрослых) 75 мг в сутки

    Дипиридамол Per os 2-6 мг/кг в сутки в 3 приема

    Нефракционированный гепарин Внутривенно Нагрузочная доза: 50 Ед/кг, инфузионно: 20 Ед/кг. Поддерживающая доза для достижения терапевтического эффекта определяется по плазменному уровню гепарина, равному 0,35-0,7; по активности анти-фактора Ха или по АЧТВ (60-85 сек)

    Низкомолекулярный гепарин Подкожно Новорожденные: Лечение: 3 мг/кг в сутки, в 2 введения Профилактика: 1,5 мг/кг в сутки, в 2 введения Дети и подростки: Лечение: 2 мг/кг в сутки, в 2 введения Профилактика: 1 мг/кг в сутки, в 2 введения Поддерживающая доза для достижения терапевтического эффекта определяется по активности анти-фактора Ха, равной 0,5-1,0 Ед/мл

    Абциксимаб Внутривенно Болюсно: 0,25 мг/кг Инфузионно: 0,125 мг/кг в мин в течение 12 ч

    iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

    Стрептокиназа Внутривенно Болюсно: 1000-4000 Ед/кг в течение 30 мин Инфузионно: 1000-1500 Ед/кг в ч

    Фактор активации плазминогена Внутривенно Болюсно: 1,25 мг/кг Инфузионно: 0,1-0,5 мг/кг в час в течение 6 ч, после чего провести повторную оценку необходимости введения препарата

    Урокиназа Внутривенно Болюсно: 4400 Ед/кг в течение 10 мин Инфузионно: 4400 Ед/кг в ч

    Варфарин Per os 0,1 мг/кг в сутки, ежедневно (0,05-0,34 мг/кг в день; до достижения значений МНО, равных 2,0-2,5)

    113

    вития соединительной ткани в створках клапанов, прогрессирующая дилатация луковицы аорты и диффузный фиброз миокарда из-за перерождения мышечной ткани в соединительную в области ишемии или инфаркта. Поражения коронарных артерий с развившимися в результате болезни Кавасаки аневризмами значительно отличаются от атеросклеротических. Строение их аномально, но, несмотря на это, кровоток в коронарных артериях нормализуется и ангиографически выявляется феномен «выздоровления». Типичны поражения по типу отдельных очагов миоинтимальной пролиферации, связанной с поражением эластических волокон средней оболочки коронарных артерий и некроза гладкомышечных клеток, с фиброзированием и кальцификацией [67]. В 2003 г. Японское общество кровообращения (Japanese Circulation Society) опубликовало клинические руководства, основанные на мнении экспертов, в которых даются рекомендации по диагностике и лечению взрослых с болезнью Кавасаки в анамнезе (табл. 7) [68].

    У пациентов с отсутствием симптомов заболевания выполняется стандартная процедура определения сердечно-сосудистого риска в сочетании со специфическими исследованиями, направленными на выявление субкли-нической ишемии, недостаточности клапанов сердца, фиброза миокарда, вызванных перенесенной болезнью Кавасаки. Необходимо провести исследование липидного

    профиля, сывороточного уровня С-реактивного белка, ЭКГ, ЭхоКГ в покое и стресс-ЭхоКГ.

    Больных с персистирующими или регрессирующими аневризмами необходимо регулярно обследовать для определения необходимости оперативного вмешательства. Ангиография, выполненная в режиме компьютерной томографии, является наилучшим методом выявления стеноза и кальцификаций коронарных артерий. В настоящее время четко не определено, какая фармакотерапия необходима больным с персистирующими и регрессирующими аневризмами. Тем не менее, в небольших канадских и японских исследованиях показано, что применение варфарина с поддержанием МНО в диапазоне значений 2,0-2,5 повышает выживаемость больных, перенесших болезнь Кавасаки. Рассматривается необходимость проведения терапии аспирином и другими антиагрегантами.

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    Болезнь Кавасаки — острое купирующееся самостоятельно заболевание по типу васкулита с неясной этиологией. Оно распространено по всему миру, заболевают, в основном, дети младшего возраста. Болезнь Кавасаки является первой по частоте причиной возникновения приобретенных пороков сердца в США и Японии. Вовремя начатое лечение с применением иммуноглобулина

    ВОПРОСЫ СОВРЕМЕННОЙ ПЕДИАТРИИ /2010/ ТОМ 9/ № 1

    Лекция

    Таблица 7. Руководства по диагностике и ведению больных с сердечно-сосудистыми осложнениями болезни Кавасаки (по материалам Японского общества кровообращения)

    114

    iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

    Группа риска (согласно ААС) Рекомендации

    !-М Неинвазивное обследование 1 раз в 3-4 года. Терапия не показана*

    III—V при бессимптомном течении Обследование каждые 4-6 мес с использованием неинвазивных методов. Ангиография 1 раз в 2-3 года. Лечение низкими дозами аспирина

    III—V при наличии симптомов Обследование каждые 3-4 мес с использованием инвазивных технологий и ангиографии по необходимости. Лечение низкими дозами аспирина; назначение других лекарственных препаратов определяется состоянием сердечно-сосудистой системы

    Примечание.

    * Неинвазивные методы исследования: нагрузочные тесты, холтеровское мониторирование, чреспищеводная ЭхоКГ, магнитнорезонансная ангиография, КТ-ангиография. ААС — Американская ассоциация сердца.

    и аспирина в острой фазе болезни может снизить риск возникновения эктазий и аневризм коронарных артерий до уровня < 5%. Недавние исследования показали, что болезнь Кавасаки сопровождается развитием хронических форм заболевания или резистентностью к стандартной терапии. Определение генетически обусловленных

    факторов риска может быть полезным при идентификации пациентов, угрожаемых по развитию патологии коронарных артерий. Заболевание, открытое Томисаку Кавасаки в ходе клинических наблюдений 45 лет назад, до сих пор остается неизученным и все еще ждет будущих медицинских открытий.

    СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

    1. Kawasaki T. Acute febrile mucocutaneous syndrome with lymphoid involvement with specific desquamation of the fingers and toes in children // Jpn. J. Allergy. 1967. V. 16. R 178-222.

    2. Kato H., Sugimura T., Akagi T. et al. Long-term consequences of Kawasaki disease. A 10-to 21-year follow up study of 594 patients // Circulation. 1996. V. 94. R 1379-1385.

    3. Dajani A. S., Taubert K. A., Gerber M. A. et al. Diagnosis and therapy of Kawasaki disease in children // Circulation. 1993. V. 87. R. 1776-1780.

    4. Taubert K. A., Rowley A. H. Shulman S. T. Nationwide survey of Kawasaki disease and acute rheumatic fever // J. Rediatr. 1991. V. 119. R 279-282.

    5. Yanagawa H., Nakamura Y., Yashiro M. et al. Incidence survey of Kawasaki disease in 1997 and 1998 in Japan // Rediatrics.

    2001. V. 107. R 33.

    iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

    6. Holman R. C., Curns A. T., Belay E. D. et al. Kawasaki syndrome hospitalizations in the United States, 1997 and 2000 // Pediatrics.

    2003. R. 112. R. 495-501.

    7. Gardner-Medwin J. M., Dolezalova R, Cummins C. et al. Incidence of Henoch-Schonlein purpura, Kawasaki disease, and rare vasculitides in children of different ethnic origins // Lancet.

    2002. V. 360. R. 1197.

    8. Chang L. Y., Chang I. S., Lu C. Y. et al. Epidemiologic features of Kawasaki disease in Taiwan, 1996-2002 // Rediatrics. 2004. V. 114. R. 678.

    9. Yanagawa H., Yashiro M., Nakamura Y. et al. Epidemiologic pictures of Kawasaki disease in Japan: From the nationwide incidence survey in 1991 and 1992 // Rediatrics. 1995. V. 95. R. 475.

    10. Rosenfeld E. A., Corydon K. E., Shulman S. T. Kawasaki disease in infants less than 1 year of age // J. Rediatr. 1995. V. 126. R. 524.

    11. Stockheim J. A., Innocentini N., Shulman S. T. Kawasaki disease in older children and adolescents // J. Rediatr. 2000. V. 137. R. 250-252.

    12. Chang R. K. Hospitalizations for Kawasaki disease among children in the United States, 1988-1997 // Rediatrics. 2002. V. 109, № 6. FI 87.

    13. Momenah T., Sanatani S., Potts J. et al. Kawasaki disease in the older child // Pediatrics. 1998. V. 102, № 1. P. 7.

    14. Hirata S., Nakamura Y., Yanagawa H. Incidence rate of recurrent Kawasaki disease and related risk factors: from the results of nationwide surveys of Kawasaki disease in Japan // Acta Paediatr. 2001. V. 90. P. 40.

    15. Uehara R., Yashiro M., Nakamura Y. et al. Kawasaki disease in parents and children // Acta Paediatr. 2003. V. 92. P 694.

    16. Esper F., Shapiro E. D., Weibel C. et al. Association between a novel human coronavirus and Kawasaki disease // J. Infect Dis. 2005. V. 191. P. 499-502.

    17. Rowley A. H., Eckerley C. A., Jack H. M. et al. IgA plasma cells in vascular tissue of patients with Kawasaki syndrome // J. Immunol. 1997. V. 159. P. 5946-5955.

    18. Rowley A. H., Shulman S. T., Spike B. T. et al. Oligoclonal IgA response in the vascular wall in acute Kawasaki disease // J. Immunol. 2001. V. 166. P 1334-1343.

    iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

    19. Rowley A. H., Shulman S. T., Mask C. A. et al. IgA plasma cell infiltration of proximal respiratory tract, pancreas, kidney, and coronary artery in acute Kawasaki disease // J. Infect Dis. 2000. V. 182. P. 1183-1191.

    20. Takeshita S., Tokutomi T., Kawase H. et al. Elevated serum levels of matrix metalloproteinase-9 (MMP-9) in Kawasaki disease // Clin. Exp. Immunol. 2001. V. 125. P. 340-344.

    21. Maeno N., Takei S., Masuda K. et al. Increased serum levels of vascular endothelial growth factor in Kawasaki disease // Pediatr. Res. 1998. V. 44. P. 596-599.

    22. Asano T., Ogawa S. Expression of monocyte chemoattractant protein-1 in Kawasaki disease: the anti inflammatory effect of gamma globulin therapy // Scand J. Immunol. 2000. V. 51. P 98-103.

    23. Lin C.Y., Lin C. C., Hwang B. et al. Serial changes of serum interleukin-6, interleukin-8, and tumour necrosis factor alpha among patients with Kawasaki disease // J. Pediatr. 1992. V. 121. P. 924-926.

    24. Suzuki A., Kamiya T., Kuwuhara N. et al. Coronary arterial lesions of Kawasaki disease: cardiac catheterization findings of 1100 cases // Pediatr cardiol. 1986. V. 7. P. 3.

    25. Dajani A. S., Taubert K. A., Takahashi M. et al. Guidelines for long-tern management of patients with Kawasaki Disease. Report from Committee on Rheumatic Fever, Endocarditis, and Kawasaki Disease, Council on Cardiovascular Disease in the Young, American Heart Association // Circulation. 1994. V. 89. P 916-922.

    26. Research Committee on Kawasaki Disease. Report of Subcommittee on Standardization of Diagnostic Criteria and Reporting of Coronary Artery Lesions in Kawasaki Disease. Tokyo, Japan: Ministry of Health and Welfare. 1984.

    27. Song D., Yeo Y., Ha K. et al. Risk factors for Kawasaki disease-associated coronary abnormalities differ depending on age // Eur. J. Pediatr. 2009. V. 168, № 11. P 1315-1321.

    28. Anderson T.M., Meyer R.A., Kaplan S. Long-term echocardio-graphic evaluation of cardiac size and function in patients with Kawasaki disease // Am. Heart J. 1985. V. 110. P. 107-115.

    29. Hiraishi S., Yashiro K., Oguchi K. et al. Clinical course of cardiovascular involvement in the mucocutaneous lymph node syndrome. Relation between clinical signs of carditis and development of coronary arterial aneurysm // Am. J. Cardiol. 1981. V. 47. P. 323-330.

    30. Ravekes W. J., Colan S. D., Gauvreau K. et al. Aortic root dilation in Kawasaki disease // Am. J. Cardiol. 2001. V. 87. P. 919-922.

    31. Nakano H., Nojima K., Saito A. et al. High incidence of aortic regurgitation following Kawasaki disease // J. Pediatr. 1985. V. 107. P. 59-63.

    32. Landing B. H., Larson E. J. Are infantile periarteritis nodosa with coronary artery involvement and fatal mucocutaneous lymph node syndrome the same: comparison of 20 patients from North America with patients from Hawaii and Japan // Pediatrics. 1977. V. 59. P. 651-662.

    33. Naoe S., Shibuya K., Takahashi K. et al. Pathological observations concerning the cardiovascular lesions in Kawasaki disease // Cardiol Young. 1991. V. 1. P. 212-220.

    iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

    34. Suddleson E. A., Reid B., Woolley M. M. et al. Hydrops of the gallbladder associated with Kawasaki syndrome // J. Pediatr. Surg. 1987. V. 22. P. 956-959.

    35. Sundel R. P., Cleveland S. S., Beiser A. S. et al. Audiologic profiles of children with Kawasaki disease // Am. J. Otol. 1992. V. 13. P. 512-515.

    36. Knott P. D., Orloff L. A., Harris J. P. et al. Kawasaki Disease Multicenter Hearing Loss Study Group. Sensorineural hearing loss and Kawasaki disease: a prospective study // Am. J. Otolaryngol. 2001. V. 22. P. 343-348.

    37. Veiga P. A., Pieroni D., Baier W. et al. Association of Kawasaki disease and interstitial nephritis // Pediatr. Nephrol. 1992. V. 6. P. 421.

    38. Ferriero D. M., Wolfsdorf J. I. Hemolytic uremic syndrome associated with Kawasaki disease // Pediatrics. 1981. V. 68. P. 405.

    39. Salcedo J. R., Greenberg L., Kapur S. Renal histology of mucocutaneous lymph node syndrome (Kawasaki Disease) // Clin Nephrol. 1998. V. 29. P. 47.

    40. Hicks R. V., Melish M. E. Kawasaki syndrome // Pediatr. Clin North Am. 1986. V. 33. P. 1151-1175.

    41. Newburger J. W., Burns J. C., Beiser A. S. et al. Altered lipid profile after Kawasaki Syndrome // Circulation. 1991. V. 84. P. 625-631.

    42. Salo E., Resonen E., Viikari J. Serum cholesterol levels during and after Kawasaki disease // J. Pediatr. 1991. V. 119. P. 557-561.

    43. Cabana V. G., Gidding S. S., Getz G. S. et al. Serum amyloid A and high density lipoprotein participate in the acute phase response of Kawasaki disease // Pediatr. Res. 1997. V. 42. P. 651-655.

    44. Okada T., Harada K., Okuni M. Serum HDL-cholesterol and lipoprotein fraction in Kawasaki disease (acute mucocutaneous lymph node syndrome) // Jpn. Circ. J. 1982. V. 46. P. 1039-1044.

    45. Burns J. C., Mason W. H., Glode M. P. Clinical and epidemiologic characteristics of patients referred for evaluation of possible Kawasaki disease. United States Multicenter Kawasaki Disease Study Group // J. Pediatr. 1991. V. 118. P 680-686.

    46. Newburger J. W., Takahashi M., Beiser A. S. et al. A single intravenous infusion of gamma globulin as compared with four infusions in the treatment of acute Kawasaki syndrome // N. Engl. J. Med. 1991. V. 324. P. 1633-1639.

    47. Newburger J. W., Takahashi M., Gerber M. A. et al. Diagnosis, treatment, and long-term management of Kawasaki disease: A Statement for Health Professionals from the Committee on Rheumatic Fever, Endocarditis, and Kawasaki Disease, Council on Cardiovascular Disease in the Young, American Heart Association // Pediatrics. 2004. V. 114. P. 1708-1733.

    48. Durongpisitkul K., Gururaj V. J., Park J. M. et al. The prevention of coronary artery aneurysm in Kawasaki Disease: a meta-analysis on the efficacy of aspirin and immunoglobulin treatment // Pediatrics. 1995. V. 96. P. 1057-1061.

    iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

    49. Lau A. C., Trang T. D., Ito S. et al. Intravenous immunglobulin and salicylate differentially modulate pathogenic processes leading to vascular damage in a model of Kawasaki disease // Arthritis Rheumatism. 2009. V. 60. P. 2131-2141.

    50. Ogata S., Bando Y., Kimura S. et al. The strategy of immune globulin resistant Kawasaki disease: A comparative study of additional immune globulin and steroid pulse therapy // J. Cardiol. 2009. V. 53. P 15-19.

    51. Weiss J. E., Eberhard B. A., Chowdury D. et al. Infliximab as a novel therapy for refractory Kawasaki disease // J. Rheumatol.

    2004. V. 31. P. 808-810.

    52. Oishi T., Fujieda M., Shiraishi T. et al. Infliximab treatment for refractory Kawasaki disease with coronary artery aneurysm // Circ. Journal. 2008. V. 72. P. 850-852.

    53. Burns J. C., Mason W. H., Hauger S. B. et al. Infliximab treatment for refractory Kawasaki syndrome // J. Pediatric. 2005. V. 146. P. 662-667.

    54. Burns J. C., Best B. M., Mejias A. et al. Infliximab treatment of intravenous immunoglobulin-resistant Kawasaki disease // J. Pediatric. 2008. V. 153. P. 833-838.

    55. Brogan R. J., Eleftheriou D., Gnanapragasam J. et al. Infliximab for the treatment of intravenous immunoglobulin resistant Kawasaki disease complicated by coronary artery aneurysms: a case report // Pediatr. Rheumatol. 2009. V. 7. P. 3.

    56. Burtt D. M., Pollack P, Bianco J. A. Intravenous streptokinase in an infant with Kawasaki's disease complicated by acute myocardial infarction // Pediatr. Cardiol. 1986. V. 6. P 307-311.

    57. Cheatham J. P, Kugler J. D., Gumbiner C. H. et al. Intracoronary streptokinase in Kawasaki disease: acute and thrombolysis // Prog. Clin. Biol. Res. 1987. V. 250. P. 517-518.

    58. Katayama F., Hiraishi S., Takeda N. et al. Intracoronary urokinase and post-thrombolytic regimen in an infant with Kawasaki disease and acute myocardial infarction // Heart. 1997. V. 78. P 621-622.

    59. Kato H., Ichinose E., Inoue O. et al. Intracoronary thrombolytic therapy in Kawasaki disease: treatment and prevention of acute myocardial infarction // Prog. Clin. Biol. Res. 1987. V. 250. P 445-454.

    60. Terai M., Ogata M., Sugimoto K. et al. Coronary arterial thrombi in Kawasaki disease // J. Pediatr. 1985. V. 106. P. 76-78.

    61. Horigome H., Sekijima T., Miyamoto T. Successful thrombolysis with intracoronary administration of tissue plasminogen activator in an infant with Kawasaki Disease // Heart. 1997. V. 78. P 517-518.

    62. Levy M., Benson L. N., Burrows P E. et al. Tissue plasminogen activator for the treatment of thromboembolism in infants and children // J. Pediatr. 1991. V. 118. P 467-472.

    iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

    63. Tsuda E., Kitamura S. Cooperative Study Group of Japan. National survey of coronary artery bypass grafting for coronary stenosis caused by Kawasaki Disease in Japan // Circulation. 2004. V. 110. P. 1161-1166.

    64. Guidelines for treatment and management of cardiovascular sequelae in Kawasaki Disease. Subcommittee of Cardiovascular Sequelae, Subcommittee of Surgical Treatment, Kawasaki Disease Research Committee // Heart Vessels. 1987. V. 3. P 50-54.

    65. Ishii M., Ueno T., Akagi T. et al. Guidelines for catheter intervention in coronary artery lesion in Kawasaki Disease // Pediatr. Int. 2001. V. 43. P. 558-562.

    66. Checchia P. A., Pahl E., Shaddy R. E. et al. Cardiac transplantation for Kawasaki disease // Pediatrics. 1997. V. 100. P 695-699.

    67. Gordon J. B., Kahn A. M., Burns J. C. When children with Kawasaki disease grow up myocardial and vascular complications in adulthood // J. Am. Coll. Cardiol. 2009. V. 54. P. 1911-1920.

    68. Japanese Circulation Society. Guidelines for the diagnosis and management of cardiovascular sequelae in Kawasaki disease // Circ. Journal. 2003. V. 67 (Suppl. IV). P. 1111-1174.

    115

    ВОПРОСЫ СОВРЕМЕННОЙ ПЕДИАТРИИ /2010/ ТОМ 9/ № 1

    cyberleninka.ru

    Болезнь (синдром) Кавасаки: причины, симптомы, диагностика и лечение

    Синдром Кавасаки – это острое лихорадочное заболевание, которое поражает детей и имеет ярко выраженные внешние симптомы помимо скрытых (повреждение коронарных сосудов). Из-за неизвестной этиологии невозможно определить точную природу происхождения болезни, но статистика показывает, что синдрому подвержены люди определенной расы. К тому же, синдром Кавасаки в 10% случаев способен передаваться по наследству от родителей.

    Синдром Кавасаки у детей: причины и лечение

    В России эта болезнь диагностируется крайне редко. Впервые её описал еще в 1961 году японский детский врач Кавасаки. В современном мире синдром затрагивает японцев: эта связь с расой говорит в пользу предрасположенности наследственного характера. В остальных странах синдром касается только японских эмигрантов. В России впервые эта болезнь клинически была зафиксирована в 1980 году.

    Синдром Кавасаки – это острое лихорадочное заболевание, которое поражает детей

    Среди причин синдрома Кавасаки у детей можно выделить:

    • стафилококковые суперантигены;
    • стрептококковые суперантигены;
    • вирусы герпеса, Эпштейна-Барра, парвовирусы, ретровирусы;
    • риккетсии (возбудители инфекционных заболеваний).

    До определенного момента педиатры считали, что синдром Кавасаки у детей имеет лишь облегченную форму, пока не был зафиксирован случай тяжелой патологии сердца, которая была связана с этой болезнью. Своевременное обращение в больницу и диагностика помогут полностью излечить ребенка от заболевания и подарить ему здоровую жизнь.

    Симптомы синдрома Кавасаки

    По статистике, первые признаки болезни у ребенка появляются в возрасте до 5 лет, в отдельных случаях до 8. При этом синдроме можно выделить три этапа:

    • острый (около недели);
    • подострый (от двух недель);
    • выздоровление (полтора-два года).

    Симптомы синдрома Кавасаки

    Родителей должна насторожить лихорадка – это первый симптом. Она может длиться около двух недель. Если этот период увеличивается, то с каждым днем прогнозы болезни ухудшаются. Помимо повышения температуры тела, существуют ярко выраженные симптомы на коже:

    • Макулярная сыпь – маленькие плоские пятнышки на коже, которые очень похожи на проявление кори или скарлатины. Сыпь в основном проявляется на теле и проксимальных конечностях (те, которые находятся ближе к корпусу), а также в паховой области.
    • Через какое-то время сыпь сходит, а вместо неё появляется шелушение на разных частях тела.
    • Кожа на ладонях и ступнях уплотняется, краснеет и увеличивается.
    • Конъюнктивит обоих глаз проявляется уже в первую неделю болезни.
    • Поражаются слизистые – на губах появляются трещинки, наблюдается «клубничный язык», увеличиваются лимфоузлы.
    • Поражаются сердечные сосуды и сердце. Это может проявляться в качестве тахикардии, одышки или аритмии. Коронарные сосуды сердца расширяются, что может привести к инфаркту миокарда.

    Диагностика синдрома Кавасаки возможна уже по трем вышеописанным признакам. Благодаря ярко выраженным симптомам, синдром Кавасаки можно вычислить даже по фото, что упрощает удаленную диагностику. Обычный осмотр не указывает на эту болезнь, но в клиническом анализе можно обнаружить тромбоцитоз или анемию.

    Для выявления болезни проводят:

    Читайте также:  Синдром Жильбера
    • общий анализ крови;
    • биохимический анализ;

    Для диагностики этого недуга , нужно сдать биохимический анализ крови

    • иммунологический анализ;
    • ЭКГ;
    • ЭхоКГ;
    • коронарную ангиографию;
    • анализ мочи.

    Лечение синдрома Кавасаки

    Смертность при этой болезни составляет всего 1%. Основной причиной летального исхода является разрыв коронарных артерий и инфаркт миокарда. Перед началом лечения необходимо провести полный анализ тела, в том числе электрокардиологическое исследование. Все лечение должно быть направлено на предотвращение развития аневризм. Для этого назначают:

    • «Ацетилсалициловую кислоту»;
    • кортикостероидные гормоны;
    • гамма-глобулин.

    При лечении этой болезни очень важно постоянно наблюдать пациента методиками таких исследований как: УЗИ сердца, ЭКГ и ангиография коронарных артерий.

    Иммуноглобулин успешно купирует воспалительные процессы в сосудах. Если изменений не наблюдается (высокая температура и воспаление еще присутствуют), то назначают повторное внутривенное введение препарата.

    Ацетилсалициловая кислота при лечении этой болезни

    В условиях использования иммуноглобулина еще не доказана польза салицилатов, так как «Аспирин» не влияет на длительность лихорадки.

    При оперативном лечении синдрома, когда уже не удается спасти сосуды, проводят коронарное шунтирование или стентирование, чтобы избавиться от аневризмы.

    Прогнозы синдрома

    Синдром Кавасаки у взрослых не проявляется, но отголоски этой болезни могут принести много неприятных последствий. Само заболевание имеет крайне благоприятные прогнозы, в особенности, когда оно было выявлено на первых этапах. Уже в юности наблюдаются одышка и боли в сердце при беге или другой физической активности.

    В будущем, у людей, которые перенесли синдром, могут появиться признаки атеросклероза артерий или ишемии сердца. Из-за этого таким людям крайне не рекомендуется курить или употреблять алкоголь, так как велик риск сердечно-сосудистых заболеваний. Более того, врачи советуют постоянно проходить обследования в больнице, полный осмотр сердца и эхокардиографию раз в несколько лет.

    Читайте также:  Острый коронарный синдром

    Профилактика синдрома Кавасаки

    Так как этот синдром очень часто затрагивает азиатские расы (Японию, Китай и Корею), стоит внимательно относиться к любому проявлению респираторного заболевания у ребенка этой расы. Из-за этой «маски», в большинстве случаев, болезнь диагностируют несвоевременно.

    Людям, которые перенесли болезнь в детстве, стоит аккуратно относиться к собственному здоровью, а именно:

    • избегать вредных привычек (курение и алкоголь);
    • соблюдать умеренную физическую активность;
    • проходить осмотр в больнице раз в несколько лет;
    • избегать жирной, жареной и вредной пищи.

    В России невозможно составить точную статистику переболевших этим синдромом. Но, по последним данным, лечение заболевания осуществляется в клиниках очень успешно, так как медицинская сфера накопила достаточно сведений о васкулитах острого некротизирующего характера невыясненной этиологии.

    sindrom.guru


    Смотрите также

    

    Услуги по созданию дизайна; верстка

    

    © JuliettaRose, 2008-2020. При использовании материалов ссылка на источник обязательна.