Создание дизайн-шаблонов; уроки Photoshop, Illustrator, Lightroom, Gimp; обои для рабочего стола; иконки и headers для блогов.
Главная Фотоальбом Обо мне Карта блога
Подпишись на RSS!

Миледи и милорд


Миледи и Милорд — фанфик по фэндому «Сообщество»

  • Christina Ren автор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной Описание: О том самом вечере танцев в конце первого года обучения в колледже, когда из двух влюбленных в него девушек, Джефф не ошибся и выбрал третью. Посвящение: Всем, кто так же небезразличен к этой паре, как и я. Публикация на других ресурсах: Уточнять у автора/переводчика       Уже оповестив Джеффа о своих намерениях перевестись в колледж Делавэра вместе с Воном и попрощавшись со всей учебной группой, успевшей стать второй семьей для Энни всего лишь за год учёбы, молодая девушка внезапно поменяла своё решение. Ещё несколькими часами ранее она была абсолютно уверена, что хочет именно этого — переехать в другой город со своим парнем, познакомиться с новыми людьми в колледже, жить одним моментом, не оглядываясь назад. Но это бы значило покинуть своих близкий друзей, покинуть Джеффа. К этому Энни была не готова.       Она приближалась к зданию корпуса Гриндейла, где сейчас проходили выпускные танцы, чтоб обрадовать всех новостью о том, что остаётся. Внезапно из здания вышел Джефф. Он выглядел растерянным, сбитым с толку. Но увидев Энни, в его глазах блеснула искорка облегчения и, улыбнувшись, он подошёл к девушке. Уингер поведал ей о произошедшем на танцах, спросив совета у девушки. На балу ему признались в любви одновременно две небезразличных ему дамы: одногруппиница Бритта и профессор Мишель Слэйтер. С первой Джефф снова чувствовал себя молодым, беззаботным, раскрепощённым, со второй более ответственным и повзрослевшим. Но сейчас он смотрел на третью, с которой чувствует себя просто счастливым, забыв обо всём и наслаждаясь только тем, что есть сейчас. Возвращаться на танцы, откуда, струсив, позорно сбежал после драмы с признаниями в любви или остаться стоять здесь, с милой и доброй молодой девушкой, обществом которой хотелось наслаждаться вечно — выбор был очевиден.       Увидев блеск счастья в глазах Уингера как реакцию на то, что она остаётся в колледже, Энни ещё раз удостоверилась в правильности своего решения не переезжать. Но посоветовать ему, как правильнее поступать в этой ситуации, она не могла. Всё должно было решить сердце Джеффа. И оно решило. Высокий мужчина медленно потянулся губами к девушке, смакуя самый приятный момент поцелуя — момент за мгновение до него. Энни, закрыв глаза, тянулась в ответ, томительно ожидая слияния их губ. Пожалуй, это самое приятное в мире ожидание, когда двое людей, испытывающих притяжение, симпатию, тягу, влечение друг к другу, застывают в готовности насладиться прикосновением горячих уст. И вот, когда желанный обеими людьми поцелуй наконец соединил их губы, Джефф забыл обо всём. Его больше совсем не волновало, что две влюбленных в него девушки по прежнему ожидают его выбора, а Энни уже не заботило расставание с Воном. Парень был лишь мимолётным увлечением, лишь галочкой в списке дел, которые нужно успеть сделать на первом году обучения в колледже. А вот с Джеффом Уингером всё по-другому. Таких чувств Энни никогда ещё не испытывала. Что-то внутри замирало каждый раз, когда лидер их группы входил в учебную комнату и одаривал девушку нежным взглядом и кратким подмигиванием, давая знать, что выделяет её из всей группы. После этого все мысли тут же покидали прочь голову молодой, всегда сосредоточенной на учёбе девушки, и она, как дурочка, не отрываясь, могла глазеть на мужчину, сидящего справа от неё, буквально часами, мысленно представляя их свадьбу, примеряя на себя его фамилию и заранее продумывая, сколько цветов должно быть в букете невесты, каким будет банкетное меню, каким шрифтом напечатать приглашения на свадьбу и под какую музыку будут танцевать молодожены свой первый танец. Но звонок на пару всегда так жестоко и бесцеремонно обрывал мечты молодой девушки на самом интересном месте, грубо возвращая её в реальность. Реальность, в которой Джефф уже переспал с Бриттой, а самое близкое, что было у них с Энни — это дружеское поглаживание девушки по голове и крепкое рукопожатие.       Но в данный момент всё перевернулось. Джефф только что её поцеловал, чётко обозначив, что предпочёл её. И мечты юной девушки о свадьбе уже не казались ей такими несбыточными, а разница в возрасте и жизненных приоритетах такой существенной. Хотелось одного — ещё больше таких поцелуев, ещё больше этого человека в своей жизни.       Джефф и не предполагал такого поворота событий, но исход ему определённо понравился. К Бритте и Мишель он не испытывал каких-либо чувств, лишь интерес, похоть, желание заняться сексом со жгучей брюнеткой и овладеть соблазнительным телом блондинки. Но с Энни ему хотелось не только интимной связи, но и просыпаться по утрам, завтракать вместе, делиться своими проблемами и переживаниями после тяжелого дня, выбирать вместе занавески в кухню, гулять в парке, держась за руки, да просто целовать в щёку и гладить густые волосы, вдыхая их приятный запах. С Энни хотелось отношений. И Джефф понял, что будет полнейшим дураком, упустившим свой шанс на счастье, если не предложит девушке быть вместе.       — Миледи, — нежно улыбнувшись, кокетливым тоном сказал Джефф, подав руку юной девушке, приглашая её пройти вместе с ним в их совместное счастливое будущее в качестве пары.       — Милорд, — флиртуя, сладко ответила ему будущая миссис Уингер и нежно взялась за локоть мужчины, давая знать, что согласна идти в месте с ним как сейчас, так и по жизни.

ficbook.net

Милорд и миледи — фанфик по фэндому «Owari no Seraph»

Сообщить об ошибке в выделенном тексте

  • Правосудие автор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной Описание: Филип и Грейс Уокер жили спокойно в своём замке, пока, как гром среди ясного неба, к ним не явился милорд Стаффорд с весьма заманчивым предложением – он прибыл просить руки единственной дочери Филипа, объясняя это тем, что брак будет выгоден обеим сторонам. Семья Уокер не согласилась на такие требования – миледи выгнала неудачного жениха за порог. Но, уходя, Риг произнёс только одну фразу: «Вы пожалеете, что не согласились». Как позже выяснилось, его слова оказались пророческими. Публикация на других ресурсах: Уточнять у автора/переводчика Примечания автора: Иногда, я думаю: «А зачем стараться, если в этом фэндоме заходит всё, что поменьше?» Но всё-таки для этой идеи мне пришлось просмотреть историю Англии, найти карты, города, придумать имена, сделать эстетику, просматривая фотографии всю ночь (я не сплю, да)... Кто бы только это ценил, правда? №21 в топе «Гет по жанру Исторические эпохи»

P.S. Если вы хотите видеть мои работы в топах, надо ставить лайки.

ficbook.net

К МИЛЕДИ И МИЛОРДУ ДОБАВИЛАСЬ ПОНЯША...

Этот материал вышел в № 94 от 27 Декабря 2001 г.ЧитатьЧитать номерОбщество00:00 27 декабря 2001

По счастливому совпадению в год Лошади у «Новой газеты» появились пони Когда тигренок в первый раз попытался выбраться из домика, ему был месяц от роду. На небольшом порожке у выхода сначала показались мощные передние лапы, а следом...

По счастливому совпадению в год Лошади у «Новой газеты» появились пони        

       Когда тигренок в первый раз попытался выбраться из домика, ему был месяц от роду. На небольшом порожке у выхода сначала показались мощные передние лапы, а следом голова. Вылезти оказалось не так-то просто. Парень пыхтел-пыхтел, но все же преодолел преграду — он ведь будущий глава семейства.

       Так начинались первые выходы «в свет» троих малюток, родившихся в середине сентября в пензенском зоопарке у амурских тигров Альфы и Тимура. С трехнедельного возраста мама-тигрица приносила деткам кусочки мяса. Те еще не могли своими молочными зубками разорвать куски, но уже облизывали их, высасывая сок. В общем, привыкали к настоящей пище хищников. Сейчас тигрята еще питаются материнским молоком, но уже по-взрослому дерутся за «добычу», которую утром и вечером им приносят в клетку. Все семейство съедает за день семь килограммов мяса, и малыши активно прибавляют в весе.        Проявились у них и первые привычки. На прогулку из своего теплого домика выходят, лишь когда погода по нраву — чтобы было солнечно и безветренно.        В прошлом месяце «Новая газета — Мир Людей» провела среди читателей конкурс на лучшее имя тигрятам. Остановились на том, что девочку назвали по-королевски достойно — Миледи, а парня — Милордом.        Малыши пока с мамой. Пусть в клетке свежо, потому что живут тигры «на свежем воздухе» круглый год, как жили бы на воле, все равно с мамой. А у нее одно желание: тигрят бы никто не отнял. Один маленький уже пропал за прутьями клетки: увезли его в Тулу, в тамошний зоопарк. И когда его пришли забирать, Альфа, словно зная, что произойдет, никого не хотела пускать в клетку. Да и сам малыш упирался и вырывался, когда его взяли на руки. Для мамы он пропал навсегда, и про него она забыла, вся ее любовь — в двух кривоногих, по-медвежьи неуклюжих и почти по-птичьи пищащих котятах.        А недавно у трехмесячных тигрят была прививка. От бешенства и всех болезней. На прививку тигрят вместе с работниками зоопарка пришли и корреспонденты с телекамерой. Тщательно засняли весь процесс, как обездвиженным, испуганным тигрятам всаживали иглу шприца и впрыскивали вакцину. Как их отпустили на землю и позволили прийти в себя. «Ой, а давайте их сфотографируем!» Тигренок рычит, не дается, пытается напугать, хотя сам от испуга дрожит, как осенний лист. Поймали, закутали в фуфайку и подняли на руки. Один кадр, второй, третий, четвертый, пятый... Тигрята переходят с рук на руки. И висят, жалобно поджав хвосты. «Ой, а давайте еще! Ой, как здорово!». А тигренок — не манекенщица, и не поймут корреспонденты, что их не для того от родной матери оторвали, чтобы позировать на чужих руках. Пугать вспышкой и заходиться восторгом, что все знакомые при виде этой фотографии будут дружно вздыхать: «Вот это да-а!» Котята растерялись, у них еще и так не прошел шок от острой боли в загривке. А корреспонденты попользовались и, довольные собой, убежали.        Альфа в это время тяжело вышагивает вдоль стены, разделяющей ее и малышей. Ступ-ступ, ступ-ступ. И вдруг пронзительно, словно раненая, хрипло кричит. «Ру-у-а-а-у!» Отняли! Она их слышит, они совсем близко, но помочь им она не может. Ни-чем! Суровая тигрица плачет без слез. Горько рыдает, смотря сквозь стальную решетку на столпившихся у клетки соглядатаев чужого горя: «Чего вам от меня еще надо?.. Лишили самого дорогого, а теперь смотрите, как я страдаю?..»        У задней стены клетки грубые чужие голоса: запускают тигрят обратно. В остервенении Альфа с разбега бросается на решетку и раскатисто рычит на их голоса так, что, кажется, на мгновенье в испуге застыло все живое. Кроме людей. Вдруг она слышит легкое, чуть заметное поскребывание. Вот тигрята уже показались на пороге домика. Мама замечает их. «Вернулись!» Ерунда, что от них пахнет людьми, лекарствами и чем-то еще, главное — вернулись! Тигрята подбегают к маме, жалуются: им сделали больно. «Кья! Кья!» — как маленькие птенцы, попискивают тигрята. «Кья-а!» — стараются прижаться они поближе к теплой и доброй маме. «Кья-а! Кья-а-а-а!» Альфа усаживает малыша перед собой и вылизывает его загривок, пока второй спрятался возле теплого маминого живота. И даже зрители за прутьями решетки ее не смущают. Она их просто не замечает. Не стоят они того. У нее есть тигрята — ее жизнь, ее свобода. И даже в четырех стенах, подпертых решетчатым потолком, для нее есть счастье. Счастье — в детях.        Альфа не отпускает малышей далеко от себя. Только кто-то из них пытается отползти подальше, как она начинает фырчать: мол, идите сюда. Тигренок мурчит в ответ и возвращается. А если нет, то Альфа берет расшалившегося малыша за шкирку и несет в домик.        Она, большая хищная желто-полосатая кошка, с которой человеку бороться даже бессмысленно — все одно одолеет, перед своими тигрятами становится беспомощной. Они с ней делают все, что вздумается: вскарабкиваются на спину, отчаянно помогая себе всеми четырьмя лапами, пытаются залезть даже на голову, срываются, падают, встают и жалобно прижимаются к маме. Альфа нежно шершавит их по головам своим теплым языком, облизывая ушибленное место.        Ходят тигрята необычно. Словно выстилают лапы, перед тем как сделать очередной шаг. И ступают так мягко-мягко, как по толстому ковру. У мамы шаг тяжелый. Устала. И приласкать ее некому. Папа Тимур хоть и обитает в соседней клетке, ко всему, что происходит за стенкой, убийственно равнодушен. В солнечный денек лежит себе на железном домике и дрыхнет. Или ходит по клетке кругами и восьмерками. Семьей даже не интересуется. Да и не знает он такого понятия — семья. Его отсадили еще до рождения малышей. Папаша может посмотреть на них через маленькое зарешеченное окошко. Только зачем? Семья — это все человеческие заморочки. Тигры любят свободу, пусть даже в границах клетки два с половиной на четыре метра.        А еще в пензенском зоопарке благодаря «Новой газете» случилась большая радость. В виде трех милых, добродушных шетленских пони родом из Ростова-на-Дону: мама Полянка, папа Снежок и сынишка Серпантин. А через несколько недель мама-пони ожидает еще одного жеребеночка. Вот такая добрая традиция: в год Тигра в семье подопечных «Новой газеты» появились тигрята, а в начале года Лошади у пони должна родиться поняшка.        

       P.S.        На днях в московскую редакцию «Новой газеты» заезжала красавица Лена Демакова — директор пензенского зоопарка. Мы обсудили поведение наших питомцев и решились еще на один шаг… О том, какое пополнение окажется рядом с нашими тигрятами, читайте в новом году.

       
  • Facebook
  • Twitter
  • Вконтакте
  • Youtube
  • Одноклассники
Электронное периодическое издание «Новая газета» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия 08 июня 2007 г. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-28483.Учредитель — ЗАО «Издательский дом «Новая газета», редакция — АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета», главный редактор - Кожеуров С.Н, 101990, г. Москва, Потаповский пер., 3.

Google ChromeFirefoxOpera

www.novayagazeta.ru

Глава XXI Милорд и миледи - Сестры Марч (сборник)

– Прошу вас, матушка, одолжите мне на полчаса мою жену? Дело в том, что прибыл багаж, я переворотил все ее парижские наряды – но нужная вещь так и не отыскалась, – взмолился Лори, войдя на следующий день в гостиную семейства Марч, где миссис Лоренс сидела на коленях у Марми, точно опять стала «крошкой Эми».

– Да, разумеется. Иди, моя девочка. Я и забыла, что у тебя теперь есть другой дом, – Марми поцеловала холеную руку, украшенную обручальным кольцом, как бы прося прощения за неделикатность.

– Простите, что вас потревожил, – продолжал извиняться Лори, – но без этой женщины я все равно что…

– Флюгер без ветра, – подсказала Джо, видя, что он затрудняется подобрать подходящее сравнение.

С возвращением Тедди и появлением в городе еще одного человека к Джо вернулась прежняя живость.

– Да, вот именно. Эми все это время обращала меня на запад с небольшим, правда, уклонением к югу. Про восточный ветер я не слышал ни разу со времени моей женитьбы, а вот северный… Тут я тоже ничего не имею против, это здоровое и благотворное веяние. Не так ли, миледи?

– Пока я наслаждаюсь тихими днями, но учусь не бояться бурь и всегда дежурю у штурвала. Ты, верно, ищешь ту штуку, без которой трудно снять сапоги? Я угадала? Но почему для этого тебе понадобилось рыться в моих туалетах? Ах, мама, до чего же мужчины беспомощны! – проговорила Эми с важностью почтенной дамы, приводя тем самым в восторг молодого мужа.

– Вот устроитесь вы на месте – а потом? – спросила его Джо, застегивая на Эми плащ, как когда-то застегивала ее переднички.

– Если ты думаешь, что я буду бездельничать, то ошибаешься. Я уже вхожу в курс дел дедушкиной компании, и скоро он поймет, на что я годен. Словом, я начинаю быть мужчиной.

– А что намерена делать Эми? – поинтересовалась у него миссис Марч, довольная тем, что Лори проявляет энергию и решительность.

– Сначала мы совершим массу визитов и поразим всех своими шляпками, а потом станем поражать город великолепием и гостеприимством нашего особняка. Надеемся собрать под своей крышей общество, которое окажет влияние на мир в целом. Вы к этому готовы, мадам Рекамье[24]? – спросил Лори, добродушно поддразнивая Эми.

– Поживем – увидим. И не шокируй мою семью своими прожектами, – заметила Эми, думая, что прежде ей надо стать хорошей женой и хозяйкой, а салон пока подождет.

«Счастливые!» – с легкой грустью подумал мистер Марч, которому все труднее становилось погружаться в своего Аристотеля.

– Я верю, они будут счастливы, – в ту же минуту сказала миссис Марч уверенным голосом лоцмана, который благополучно привел корабль в назначенный порт.

– Да, Эми создана для счастья! – Джо вздохнула, но тут же заулыбалась, увидев в окно, как Баэр нетерпеливо дергает калитку.

Когда приспособление для снятия сапог благополучно отыскалось и Эми занялась развешиванием своих рисунков, Лори подозвал ее к себе:

– Я кое-что хочу вам сказать, миссис Лоренс.

– Милорд?

– А ведь этот приезжий намерен жениться на нашей Джо.

– А вы что-то имеете против?

– Вообще-то он славный малый в прямом и переносном смысле слова, вот только хотелось бы, чтобы он был помоложе и побогаче.

– Ну, Лори, не привередничай! Женщины не считаются с возрастом, когда любят. И никогда не выходят замуж из-за денег, даже если поначалу намереваются это сделать.

– Да, мне как-то приходилось слышать от одной девицы, что она собирается поступить именно так. Ты, кажется, раньше почитала своим долгом сделать выгодную партию, но почему-то остановила свой выбор на таком никчемном человеке, как я.

– Фу! Не говори так. Я и не думала о твоем богатстве, когда говорила «да». Мне иногда хочется, чтобы ты был беден, – тогда я показала бы всем, как сильно я тебя люблю. – Эми, умевшая быть очень величественной в свете, но очень ласковая дома, стала всячески заверять его в своей искренней любви. – Скажи честно, тебе никогда не приходит в голову, что я осталась такой же корыстной? Если ты в это продолжаешь верить, то разобьешь мне сердце. Знаешь, если бы ты был просто перевозчиком на Женевском озере, я с радостью согласилась бы всю жизнь грести с тобой в одной лодке.

– Да неужели я такой дурак или мерзавец? Ты отказала человеку вдвое богаче меня. И не позволяешь мне тратить на тебя столько, сколько я хочу. Всякая девушка из небогатой семьи мечтает поправить свой достаток – в этом нет никакого греха. Но ты – дочь своей матери. Когда я вчера сказал об этом Марми, она просияла, словно я подписал ей благотворительный чек на миллион. Да, я вижу, что вам разговоры на эту тему прискучили, миссис Лоренс!

Лори умолк, потому что у Эми в самом деле был отсутствующий взгляд, хотя ее глаза и были устремлены на него.

– Да, я любуюсь ямочкой на твоем подбородке. Признаться, я горжусь своим замужеством больше потому, что мой избранник хорош собой, а не потому, что он богат. Где еще можно найти мужчину с таким носом? – прикоснулась она к его классической формы носу с восторгом художницы.

Лори готов был посмеяться над странными признаниями жены, однако от удовольствия у него приятно вскружилась голова. Дальнейший разговор позабавил его не меньше.

– Можно задать тебе вопрос?

– Да.

– Тебе приятно будет, если Джо выйдет замуж?

– Ах, вот что тебя беспокоит. А я думал, что-то не так с моей ямочкой. Да что же я – собака на сене? Ты сомневаешься, что я буду танцевать на свадьбе у Джо с легким сердцем?

Эми была довольна; остатки ревности прошли, и она поблагодарила его с выражением любви и доверия на лице.

– Давай подумаем, что бы такое сделать нам для этого профессора. Представь: некий его богатый родственник очень вовремя умирает в Германии и оставляет ему в наследство имение! – рассуждал Лори, прогуливаясь с женой по просторной студии, как некогда они прогуливались с женой в саду швейцарского замка.

– Джо это не понравится. Она очень гордится им и находит, что бедность – это прекрасно.

– Ну, когда у нее будет муж-литератор и дюжина профессорят, она станет думать иначе. Нет, я что-то должен для нее сделать. Я отчасти обязан ей своим образованием и намерен честно оплатить долги.

– Как это хорошо, когда имеешь возможность помогать другим! Это всегда было моей мечтой, и вот благодаря тебе мечта сбывается.

– Мы с тобой сделаем много добрых дел, не сомневайся. Есть такая бедность, которой особенно хочется помочь. Нищим всегда кто-нибудь подаст на пропитание, а вот бедные благородные люди сами ни у кого не попросят, а богатые не смеют унизить их, предлагая помощь. Но ведь существует множество окольных, деликатных путей. И я всегда охотнее помогу бедному гордому джентльмену, нежели попрошайке с вкрадчивым голосом. Возможно, я не совсем прав, но я выбираю более сложный путь.

– Да, чтобы поступать так, надо самому быть джентльменом, – согласилась Эми, которая подумала, что муж ее заслуживает восхищения сверх всякой меры.

а на воду ради осуществления своей мечты. Таким людям, без друзей, без денег, но даровитым и целеустремленным, поверь, хочется хоть немного посодействовать. Оказать им помощь – очень благородное дело. Потому что если при этом удастся сберечь и поддержать талант, то это будет дар обществу, а если окажется, что большого таланта все же нет, – что ж, это будет помощь молодой чистой душе.

– Да, я сама была среди таких бедняков, пока ты меня, золушку, не сделал сказочной принцессой. И мне тоже, когда вижу девушек, которые сами пробивают себе дорогу, всегда хочется им чем-то помочь.

– Конечно, ты им поможешь, мой ангел! – Лори стал говорить о возможности стипендий для бедных женщин с художественными талантами. – А еще я думаю, что лучше тратить свои доходы при жизни и видеть, какие они приносят плоды, чем копить деньги и оставлять кому-то в наследство. Будем жить хорошо и делиться с другими. Согласна ли ты взять корзину и пойти по свету, моя маленькая Тавифа?

– Согласна, если ты станешь Святым Мартином, готовым отдать бедняку свой плащ!

– Так по рукам – и к победе!

Они пожали друг другу руки и довольные собой продолжили обсуждать прекрасные планы, твердо веря, что в их доме станет еще уютнее, когда они благоустроят другие дома; и что они увереннее пойдут по своему усыпанному розами пути, если помогут сгладить ухабы на чужих дорогах. Им было радостно оттого, что их любовь не забывает об участи тех, кто обделен счастьем.

www.e-reading.club

Глава XXI Милорд и миледи - Сестры Марч (сборник)

– Прошу вас, матушка, одолжите мне на полчаса мою жену? Дело в том, что прибыл багаж, я переворотил все ее парижские наряды – но нужная вещь так и не отыскалась, – взмолился Лори, войдя на следующий день в гостиную семейства Марч, где миссис Лоренс сидела на коленях у Марми, точно опять стала «крошкой Эми».

– Да, разумеется. Иди, моя девочка. Я и забыла, что у тебя теперь есть другой дом, – Марми поцеловала холеную руку, украшенную обручальным кольцом, как бы прося прощения за неделикатность.

– Простите, что вас потревожил, – продолжал извиняться Лори, – но без этой женщины я все равно что…

– Флюгер без ветра, – подсказала Джо, видя, что он затрудняется подобрать подходящее сравнение.

С возвращением Тедди и появлением в городе еще одного человека к Джо вернулась прежняя живость.

– Да, вот именно. Эми все это время обращала меня на запад с небольшим, правда, уклонением к югу. Про восточный ветер я не слышал ни разу со времени моей женитьбы, а вот северный… Тут я тоже ничего не имею против, это здоровое и благотворное веяние. Не так ли, миледи?

– Пока я наслаждаюсь тихими днями, но учусь не бояться бурь и всегда дежурю у штурвала. Ты, верно, ищешь ту штуку, без которой трудно снять сапоги? Я угадала? Но почему для этого тебе понадобилось рыться в моих туалетах? Ах, мама, до чего же мужчины беспомощны! – проговорила Эми с важностью почтенной дамы, приводя тем самым в восторг молодого мужа.

– Вот устроитесь вы на месте – а потом? – спросила его Джо, застегивая на Эми плащ, как когда-то застегивала ее переднички.

– Если ты думаешь, что я буду бездельничать, то ошибаешься. Я уже вхожу в курс дел дедушкиной компании, и скоро он поймет, на что я годен. Словом, я начинаю быть мужчиной.

– А что намерена делать Эми? – поинтересовалась у него миссис Марч, довольная тем, что Лори проявляет энергию и решительность.

– Сначала мы совершим массу визитов и поразим всех своими шляпками, а потом станем поражать город великолепием и гостеприимством нашего особняка. Надеемся собрать под своей крышей общество, которое окажет влияние на мир в целом. Вы к этому готовы, мадам Рекамье[24]? – спросил Лори, добродушно поддразнивая Эми.

– Поживем – увидим. И не шокируй мою семью своими прожектами, – заметила Эми, думая, что прежде ей надо стать хорошей женой и хозяйкой, а салон пока подождет.

«Счастливые!» – с легкой грустью подумал мистер Марч, которому все труднее становилось погружаться в своего Аристотеля.

– Я верю, они будут счастливы, – в ту же минуту сказала миссис Марч уверенным голосом лоцмана, который благополучно привел корабль в назначенный порт.

– Да, Эми создана для счастья! – Джо вздохнула, но тут же заулыбалась, увидев в окно, как Баэр нетерпеливо дергает калитку.

Когда приспособление для снятия сапог благополучно отыскалось и Эми занялась развешиванием своих рисунков, Лори подозвал ее к себе:

– Я кое-что хочу вам сказать, миссис Лоренс.

– Милорд?

– А ведь этот приезжий намерен жениться на нашей Джо.

– А вы что-то имеете против?

– Вообще-то он славный малый в прямом и переносном смысле слова, вот только хотелось бы, чтобы он был помоложе и побогаче.

– Ну, Лори, не привередничай! Женщины не считаются с возрастом, когда любят. И никогда не выходят замуж из-за денег, даже если поначалу намереваются это сделать.

– Да, мне как-то приходилось слышать от одной девицы, что она собирается поступить именно так. Ты, кажется, раньше почитала своим долгом сделать выгодную партию, но почему-то остановила свой выбор на таком никчемном человеке, как я.

– Фу! Не говори так. Я и не думала о твоем богатстве, когда говорила «да». Мне иногда хочется, чтобы ты был беден, – тогда я показала бы всем, как сильно я тебя люблю. – Эми, умевшая быть очень величественной в свете, но очень ласковая дома, стала всячески заверять его в своей искренней любви. – Скажи честно, тебе никогда не приходит в голову, что я осталась такой же корыстной? Если ты в это продолжаешь верить, то разобьешь мне сердце. Знаешь, если бы ты был просто перевозчиком на Женевском озере, я с радостью согласилась бы всю жизнь грести с тобой в одной лодке.

– Да неужели я такой дурак или мерзавец? Ты отказала человеку вдвое богаче меня. И не позволяешь мне тратить на тебя столько, сколько я хочу. Всякая девушка из небогатой семьи мечтает поправить свой достаток – в этом нет никакого греха. Но ты – дочь своей матери. Когда я вчера сказал об этом Марми, она просияла, словно я подписал ей благотворительный чек на миллион. Да, я вижу, что вам разговоры на эту тему прискучили, миссис Лоренс!

Лори умолк, потому что у Эми в самом деле был отсутствующий взгляд, хотя ее глаза и были устремлены на него.

– Да, я любуюсь ямочкой на твоем подбородке. Признаться, я горжусь своим замужеством больше потому, что мой избранник хорош собой, а не потому, что он богат. Где еще можно найти мужчину с таким носом? – прикоснулась она к его классической формы носу с восторгом художницы.

Лори готов был посмеяться над странными признаниями жены, однако от удовольствия у него приятно вскружилась голова. Дальнейший разговор позабавил его не меньше.

– Можно задать тебе вопрос?

– Да.

– Тебе приятно будет, если Джо выйдет замуж?

– Ах, вот что тебя беспокоит. А я думал, что-то не так с моей ямочкой. Да что же я – собака на сене? Ты сомневаешься, что я буду танцевать на свадьбе у Джо с легким сердцем?

Эми была довольна; остатки ревности прошли, и она поблагодарила его с выражением любви и доверия на лице.

– Давай подумаем, что бы такое сделать нам для этого профессора. Представь: некий его богатый родственник очень вовремя умирает в Германии и оставляет ему в наследство имение! – рассуждал Лори, прогуливаясь с женой по просторной студии, как некогда они прогуливались с женой в саду швейцарского замка.

– Джо это не понравится. Она очень гордится им и находит, что бедность – это прекрасно.

– Ну, когда у нее будет муж-литератор и дюжина профессорят, она станет думать иначе. Нет, я что-то должен для нее сделать. Я отчасти обязан ей своим образованием и намерен честно оплатить долги.

– Как это хорошо, когда имеешь возможность помогать другим! Это всегда было моей мечтой, и вот благодаря тебе мечта сбывается.

– Мы с тобой сделаем много добрых дел, не сомневайся. Есть такая бедность, которой особенно хочется помочь. Нищим всегда кто-нибудь подаст на пропитание, а вот бедные благородные люди сами ни у кого не попросят, а богатые не смеют унизить их, предлагая помощь. Но ведь существует множество окольных, деликатных путей. И я всегда охотнее помогу бедному гордому джентльмену, нежели попрошайке с вкрадчивым голосом. Возможно, я не совсем прав, но я выбираю более сложный путь.

– Да, чтобы поступать так, надо самому быть джентльменом, – согласилась Эми, которая подумала, что муж ее заслуживает восхищения сверх всякой меры.

а на воду ради осуществления своей мечты. Таким людям, без друзей, без денег, но даровитым и целеустремленным, поверь, хочется хоть немного посодействовать. Оказать им помощь – очень благородное дело. Потому что если при этом удастся сберечь и поддержать талант, то это будет дар обществу, а если окажется, что большого таланта все же нет, – что ж, это будет помощь молодой чистой душе.

– Да, я сама была среди таких бедняков, пока ты меня, золушку, не сделал сказочной принцессой. И мне тоже, когда вижу девушек, которые сами пробивают себе дорогу, всегда хочется им чем-то помочь.

– Конечно, ты им поможешь, мой ангел! – Лори стал говорить о возможности стипендий для бедных женщин с художественными талантами. – А еще я думаю, что лучше тратить свои доходы при жизни и видеть, какие они приносят плоды, чем копить деньги и оставлять кому-то в наследство. Будем жить хорошо и делиться с другими. Согласна ли ты взять корзину и пойти по свету, моя маленькая Тавифа?

– Согласна, если ты станешь Святым Мартином, готовым отдать бедняку свой плащ!

– Так по рукам – и к победе!

Они пожали друг другу руки и довольные собой продолжили обсуждать прекрасные планы, твердо веря, что в их доме станет еще уютнее, когда они благоустроят другие дома; и что они увереннее пойдут по своему усыпанному розами пути, если помогут сгладить ухабы на чужих дорогах. Им было радостно оттого, что их любовь не забывает об участи тех, кто обделен счастьем.

www.e-reading.by


Смотрите также



Услуги по созданию дизайна; верстка



© JuliettaRose, 2008-2020. При использовании материалов ссылка на источник обязательна.