Создание дизайн-шаблонов; уроки Photoshop, Illustrator, Lightroom, Gimp; обои для рабочего стола; иконки и headers для блогов.
Главная Фотоальбом Обо мне Карта блога
Подпишись на RSS!

Максимчук в м


Владимир Максимчук выдающийся пожарный, герой Российской Федерации.

(8 июня 1947г. – 22 мая 1994г.)

Владимир Михайлович Максимчук родился 8 июня 1947 года на Украине, в селе Добриводы Збаражского района Тернопольской области в трудовой семье. Детство и юность прошли на Житомирщине, в селе Демковцы Любарского района. Отец умер, когда Володе было шестнадцать лет, остались мама и пятеро братьев и сестер, все младше его.

Окончив среднюю школу, осенью 1965 года поступил в Львовское пожарно-техническое училище МВД СССР, окончив которое с отличием, прибыл в Москву. Путь огнеборца – с 1968 по 1994 годы – начинался и закончился в столице. Прошел все ступени службы от лейтенанта до генерала. Тушил пожары любого рода и любой степени сложности в Москве и десятках регионов страны, проявляя умелость и высокую квалификацию руководителя. Строчки из газеты 1970-х годов: «Его знали в лицо и командиры, и простые рядовые пожарной охраны – сколько раз они шли в огонь вслед за ним! Его принцип – нельзя заставить человека идти в огонь, можно повести его за собой – спас жизни тысяч людей». Хрестоматийно–правильные взгляды, обостренное чувство долга, блестящий профессионализм, большая сила духа, бескорыстное служение делу – вот без чего не было бы Пожарного с большой буквы.

Служба Владимира Михайловича Максимчука складывалась так:

– С октября 1965 года по апрель 1968 года обучался в Львовском пожарно-техническом училище;

– В мае 1968 года был назначен на должность начальника караула 2–й ВПЧ (военизированной пожарной части) Управления пожарной охраны (УПО) Москвы; – С сентября 1968 года по октябрь 1969 года – заместитель начальника (заместитель командира команды) 2–й ВПЧ; – С октября 1969 года по март 1973 года – начальник (командир команды) 50–й ВПЧ; – С 1969 года до 1974 года обучался на заочном отделении Высшей инженерной пожарно-технической школы МВД СССР (ВИПТШ) на факультете инженеров противопожарной техники и безопасности;

– С марта 1973 года по сентябрь 1976 года – заместитель начальника 1–го отряда (заместитель командира дивизиона), начальник штаба в/ч 5111; – С сентября 1976 года по февраль 1978 года – заместитель начальника 12–го отряда, (заместитель командира дивизиона), начальник штаба Учебного полка, в/ч 5103; – С февраля 1978 по август 1978 года – заместитель командира – начальник штаба Учебного полка ВПО УПО ГУВД Мосгорисполкома, в/ч 5104; – С августа 1978 года по декабрь 1980 года – начальник отделения боевой подготовки штаба Управления пожарной охраны (УПО) Главного управления внутренних дел (ГУВД) Москвы, в/ч 5116; – С декабря 1980 года – откомандирован в распоряжение Главного управления пожарной охраны (ГУПО) МВД СССР, где и стал служить до марта 1985 года – в должности заместителя начальника оперативно–тактического отдела (начальника оперативно–тактического отдела пожаротушения и пожарной техники – при изменении штатного расписания);

– С марта 1985 года по март 1989 года – начальник оперативно–тактического отдела (начальник оперативно–тактического отдела пожаротушения и пожарной техники – при изменении штатного расписания);

– С марта 1989 года по январь 1990 года – заместитель начальника Главного управления пожарной охраны МВД СССР;

– С января 1990 года по август 1991 года – Первый заместитель начальника Главного управления пожарной охраны МВД СССР;

– С августа 1991 года по июнь 1992 года – Первый заместитель начальника Главного управления пожарной охраны и аварийно–спасательных работ МВД СССР;

– С июня 1992 по май 1994 годы возглавлял Управление пожарной охраны Москвы, которое и стало его последним местом службы, последним подвигом жизни…

Главным подвигом Владимира Максимчука стало тушение пожара на Чернобыльской АЭС 23 мая 1986 года. Тогда ему удалось невероятное: потушить сложнейший пожар в кабельных тоннелях между 3-м и 4-м блоками, и при этом спасти подчинённых от переоблучения. Последствия этого пожара, разгорись он в полную силу, страшно себе представить: существует мнение, что самым страшным исходом мог быть взрыв 3-го энергоблока ЧАЭС.

Официальный источник один – «Акт расследования загорания кабелей на 4-м энергоблоке Чернобыльской АЭС», утвержденный 26 мая 1986 года заместителем министра энергетики и электрификации СССР Н.А. Лопатниковым. Однако когда он составлялся, руководитель тушения В.М. Максимчук в тяжелейшем состоянии находился в госпитале в Киеве, а его важнейший помощник капитан А.С. Гудков, отвечавший в ГУПО за пожаробезопасность атомных станций, за день до составления акта убыл в Москву.

Акт этот вызывает у людей, непосредственно принимавших участие в тушении, ряд вопросов (всегда сдержанный Максимчук, прочитав документ в больничной палате, в сердцах швырнул его в угол). Однако других документов об этом пожаре не сохранилось. Впрочем… Есть маршрутный лист пребывания в зоне ЧАЭС В.М. Максимчука, его воспоминания, воспоминания и маршрутные листы его подчиненных– А.С. Гудкова, В.В. Чухарева, В.Я. Романюка и других участников уникального пожаротушения. В Национальном музее Украины «Чернобыль» и Центральном музее МВД России хранятся воспоминания очевидцев. Есть воспоминания генерал-лейтенанта внутренней службы Николая Ивановича Демидова, в те дни – заместителя министра внутренних дел СССР, руководителя оперативной группы МВД СССР в Чернобыле. Собрал их и свел воедино, получив таким образом достоверную картину, Владимир Ясонович Никитенко.

…Поздно вечером 22 мая Владимир Михайлович начал совещание с офицерским составом и подробно рассмотрел с коллегами возможные варианты действий пожарных в случае возгораний на АЭС. Совещание закончилось в 01:30, а уже в 02:15 на станции было обнаружено загорание. По свидетельству Н.И. Демидова, вероятные последствия этого пожара могли быть страшными. Где и что именно горит, предстояло выяснить огнеборцам МВД СССР. Операцию по разведке и ликвидации пожара в условиях высокого уровня радиации Максимчук возглавил лично.

Говорит капитан Григорий Григорьевич Вересоцкий:

– Я и вправду в первые минуты растерялся. Я кадровик. То есть работал в отделе кадров и, конечно же, никогда не формировал ни отделений, ни частей, да еще в таком авральном положении. Не забывайте, что делать нужно было все быстро, потому что штаб АЭС требовал: давай, давай, давай!... Да еще, имейте в виду, люди со всех концов приехали, они же друг друга не знают. И, чего греха таить, Чернобыльская станция уже показала свой характер... А что она на этот раз преподнесет?! Мы же люди. Не комбайны и не бронетранспортеры. А потом, когда эти молодые парни выстроились на площади и я смотрел в их глаза... Знали ребята, куда ехали? Конечно. Были уже погибшие на АЭС, были те, кто умер в больницах от лучевой болезни, были госпитализированные, а тем не менее они приехали сюда выполнять свой долг...

Из рассказа В.М. Максимчука:

– Я много лет отдал противопожарной охране, тушил пылающие нефтебазы и химические заводы, многоэтажные дома и корабли; были такие тяжелые минуты во время пожара, что казалось – все, это последние мгновения в моей жизни. Но... мне никогда не было так страшно, как в бронетранспортере, когда мы ехали из Чернобыля на АЭС. И страшной была не возможность большого пожара, к этому мы себя готовили ежечасно, ежеминутно, сами понимаете, но я не думал, что обычное молчание может быть таким ужасно тяжелым.

Я видел лица товарищей: желтые – а, может, мне так показалось? – глаза острые и... какие-то чужие. Я старался прочесть их мысли. Воображение рисовало разветвленные кабельные туннели и коробы на 3-м и 4-м энергоблоках, по которым огонь мог перекинуться куда угодно. А если в машинный зал, где разлито масло? Турбины же стоят «под водородом». Что бы случилось?

Об этом думал я, и, конечно же, об этом думали мои товарищи в бронетранспортере, которых я вез на станцию. Имел ли я на это право? Ведь у каждого из них была семья, дети, а поездка может оказаться последней для любого из них. Но если бы вначале я поехал сам, все разведал, а потом... Потом уже могло быть поздно. Дорога каждая минута. Мгновение решало судьбу миллионов людей. Я скользнул взглядом по офицерам, точно выбрал, кому из них можно доверить ответственное дело: «Товарищи офицеры. Ждите меня, я – в разведку. Нужно иметь общую картину пожара. Без этого мы не можем надеяться на успех». «Я с Вами, Владимир Михайлович!» – решительно сказал капитан Гудков.

Началась небывалая в истории огнеборчества разведка. До места пожара пролетели за считанные минуты. Максимчук направил свой БТР к административному корпусу АЭС и к 3-му блоку. Он попросил Гудкова связаться по рации с администрацией, но связь не прошла. Ответственность за решения целиком легла на плечи подполковника.

Как Владимиру Михайловичу, так и его офицерам было прекрасно известно, что машинное отделение 4-го блока заполнено сотнями тонн масла, разлившегося после первого взрыва. Кроме того, турбины 3-го энергоблока охлаждались водородом, а это взрывоопасный газ. Перекинься огонь в 3-й блок – вероятность взрыва была бы крайне велика. Ситуацию усугубляло то, что огромное общее покрытие 4-го и 3-го энергоблоков сделано из пенополистирола – опаснейшего горючего материала, который ранее входил в состав ракетного топлива. Покрытия из пенополистирола на Капчагайском фарфоровом заводе и на заводе двигателей КамАЗ (г. Набережные Челны) в 1993 году сгорели за считанные минуты.

Задание провести разведку и обнаружить очаг пожара получил В.В. Чухарев. На нем же лежала ответственность за прокладку рукавных линий от насосной станции у реки Припяти через автоцистерну к очагу загорания. Разделив свои четыре отделения на две группы, сам В.В. Чухарев отправился на разведку.

Максимчук же учел тот факт, что тесное технологическое соединение 4-го и 3-го энергоблоков создавало возможность мгновенного распространения огня в 3-й блок, где находился реактор, заполненный ядерным топливом. Необходимо было понять, есть ли огонь в 3-м блоке.

Чтобы сделать это, В.М. Максимчук с группой пожарных пошел со стороны машинного зала 3-го энергоблока по деаэраторной этажерке. На ней находилось много оборудования, которое к тому же могло быть под высоким напряжением. К части оборудования тянулись различного калибра трубопроводы с газом и водородом, что тоже представляло серьезную опасность при тушении. По деаэраторной этажерке можно было попасть в 4-й блок АЭС.

В то же время А.С. Гудков должен был обогнуть реакторное отделение 3-го блока и, проверив по пути все помещения, выйти на стык 3-го блока с транспортным коридором блока №4.

От транспортного коридора на стыке 3-го и 4-го блоков обеим группам нужно было подниматься на каждую отметку, выше по маршевой лестнице, отыскивая очаги пожара.

От проникающей радиации переставали работать наручные механические часы, радиостанции, электрические пожарные фонари. Из средств защиты у пожарных были только респираторы типа «лепесток». Конечно, они не могли защитить людей.

Максимчук с трудом продвигался по деаэраторной этажерке, прислушиваясь к каждому звуку и анализируя ситуацию. Дозиметрист постоянно кричал: «Товарищ подполковник, зашкаливает!»

Дозиметрист Гудкова, лейтенант Владимир Романюк, повторял примерно то же: «Товарищ капитан, прибор зашкаливает, надо бежать!» Но отступать, не выяснив места загорания, было нельзя. Где был отряд Максимчука, Гудков не знал: связи не было. Поэтому для группы Гудкова было неожиданностью встретить на 12-й отметке (уровень 5-го этажа) в помещении № 402 бойцов Чухарева, которые уже тушили пожар.

Группа под руководством непосредственно В.В. Чухарева, задачей которой было установить место загорания, быстро обнаружила очаг благодаря доскональному знанию их командиром планировки блока. После этого пожарные грамотно заземлили кабели. Вторая группа оперативно справилась с прокладкой магистральной линии длиной в 1,5 км в транспортный коридор 4-го блока. В туннеле коридора была установлена пожарная автоцистерна, к которой от насосной станции подходила рукавная линия диаметром 89 мм. От автоцистерны к очагу горения шла линия диаметром 56 мм. За счет этой разницы в рукавах повышался до необходимого напор воды. Можно было приступать к тушению.

Картина пожара была в целом понятна. Кабели переходили из помещения в помещение, опускались вниз и поднимались вверх, но еще существовала реальная возможность перехватить пламя и не дать дойти огню по кабелям до агрегатов и горючих материалов. Надо было быстрее налаживать бесперебойное тушение кабелей пеной, демонтаж коробов и, следуя за пламенем, остановить его, не дав ускользнуть в труднодоступные места.

В чем была причина пожара? Это могло быть короткое замыкание, а может, загорание произошло из-за падавших с верхних отметок раскаленных обломков – строители оставили незакрытыми технологические проемы. В целом это было неважно. Важно было то, что в зоне пожара радиация была более 200 рентген/час.

Максимчук приказал бойцам Чухарева срочно покинуть место пожара. Люди уже набрали предельную дозу. Теперь их работу должны были доделать другие.

Пожарные покинули горящий блок, однако Чухарева еще не было. Когда он появился, вопрос о его задержке и невыполнении приказа отпал сам собой: командир эвакуировал одного из своих подчиненных, который упал в открытый технологический колодец и сломал ногу.

По результатам разведки пожара Максимчук определил следующий план действий:

— уточнить наличие напряжения в кабелях, подлежащих тушению;

— развернуть дополнительно пожарную насосную станцию на реке Припяти и организовать подачу воды к месту пожара (была проложена вторая рукавная длиной в 1,5 км и диаметром 89 мм);

— продолжать тушить пожар малыми, не более 5 человек, группами; во главе должен был быть офицер;

— установить время работы каждой группы – не более 10 минут;

— перевозить личный состав от административного корпуса, где радиационный фон был относительно низким, до места пожара на бронетранспортерах, поскольку высокий радиационный фон не позволял сосредоточить личный состав возле 4-го блока;

— создать дополнительные расчеты из сводного отряда в Иванково и направить их на АЭС.

Такой план действий откровенно противоречил существовавшему уставу пожарной охраны, однако последний писался, когда об авариях, подобных Чернобыльской, никто не мог даже подумать. Максимчук в подробностях знал, что стало с первыми ликвидаторами, тушившими ЧАЭС 26 апреля, и хотел уберечь своих подчиненных от страшной, мучительной, долгой смерти от острой лучевой болезни, выпавшей на долю Правика, Кибенка, Игнатенко, Ващука, Тищуры, Титенка и сотрудников АЭС, которые до последнего бились с вышедшим из-под контроля атомом.

Позже Владимир Михайлович Максимчук напишет: «Принять такое решение мне было непросто, зная требования боевого устава пожарной охраны. Но и сегодня, спустя почти пять лет, считаю это решение единственно правильным. Нам удалось не только ликвидировать пожар, но и спасти жизни десяткам пожарных».

Учитывая сложность планировки помещений, Максимчук определил порядок передвижения личного состава от БТР до пожара по рукавным линиям, чтобы в темноте не сбиться с маршрута и исключить несчастные случаи. Водяные стволы были надежно закреплены бойцами Чухарева и заземлены на месте пожара, подача воды не прекращалась ни на секунду.

Говорит Владимир Михайлович Максимчук:

– Главной задачей было, чтобы все пятерки доходили до отметки 12,5. Там было страшнее всего. Во главе каждой пятерки я ставил самых опытных офицеров. Но состояние мое с каждым часом, да что там часом, с каждой минутой ухудшалось. Нога горела, как после сильного ожога, головокружение. И вдруг, как гром среди ясного неба, по громкоговорителю объявили: «В зоне пожара 250 рентген». Состояние мое было жутким. Я думал, как это сообщение отразится на людях. Каково теперь их состояние... Но люди оставались на своих местах, никто не дрогнул. Я с восхищением наблюдал, как заботливо готовили очередные пятерки, бойцы помогали друг другу хорошенько экипироваться. Видел, с какой заботой провожали тех, кто шел в ад, как-то нежно, по-матерински...

Работали все пятерки без особых команд. Главное было вовремя сформировать очередную пятерку, а для меня самое главное было, чтобы хватило людей. Я очень за это волновался. Вы только представьте мои мысли в те минуты. Посылать или не посылать по второму разу тех, кто уже был в зоне? Я понимал, что не имею права этого делать, потому что не мог распоряжаться жизнью людей. Но что делать, ведь, с другой стороны, я не мог бросить почти потушенный пожар на произвол судьбы. Это же преступление со всеми вытекающими отсюда последствиями. Но, слава богу, помощь из Киева пришла вовремя. Радости моей не было предела. Я сказал Скидану: «Дорогой Николай Иванович, тебя прислал, наверное, сам Господь Бог!» Это была колоссальная, решающая помощь в деле полной ликвидации пожара.

Первую пятерку возглавил Александр Гудков. В 02:45 БТР с группой Гудкова нырнул в кромешную тьму транспортного коридора. Бойцы Чухарева уже проложили по транспортному коридору 4-го блока магистральные и рабочие линии со стволами. Группе Гудкова надо было только, не теряя ни секунды, подниматься к месту пожара, брать рабочие (под давлением) стволы и тушить.

Чтобы справиться с пожаром, не хватало бойцов и офицеров, которые должны были возглавлять каждую боевую пятерку. Максимчук вызвал все резервы из Иванково и Киева, в ту ночь у него в подчинении было 318 человек и 60 единиц пожарной техники.

Во время тушения пожара В.М. Максимчук трижды ходил на станцию. Было крайне важно, чтобы огонь не перешел в реакторное отделение 3-го энергоблока, что могло бы стать началом новой чернобыльской катастрофы.

Когда пожарные, прибывшие вместе с Максимчуком, закончили свою работу,

Прибывший с подкреплением капитан Владимир Александрович Осипов вспоминает:

– Нам было легче, во всяком случае в начале. Легче в том отношении, что путь к огню уже был проложен. Пожарные рукава служили указателем, и потому мы, как только выскочили из БТР, не потеряв ни секунды, побежали на высоту 12,5. Мы знали, куда бежать, знали и то, что путь огню к машинному залу отрезан… Значит, возможность взрыва исключена. Главное теперь – локализовать пожар, а тогда – пенная атака. Но до этого еще нужно было дойти. Если главный источник пожара в помещении 402 – а в нем предшественники разрушили все коробы, – то оттуда огонь мог легко перекинуться на помещения 401 и 403. Они-то пока и остались непроверенными. Я попал в 401-е сразу же. Возле стены краснел короб. Значит, в нем огонь. Нашим ребятам удалось быстро с ним справиться. Больше в этом громадном зале не горело ничего».

Затем В.М. Максимчук рассчитал и с участием свежего подкрепления, прибывшего из Киева, провел пенную атаку на все кабели, тоннели и помещения, чтобы возгорание не повторилось. Все тоннели и помещения, где происходило горение, стали заполняться пожарной пеной. К 10:30 23 мая 1986 года загорание кабелей на 3-м и 4-м энергоблоках Чернобыльской АЭС было ликвидировано.

Когда работы окончились, сил у подполковника не осталось... Однако он успел дать команду – всех отработавших в зоне мыть, переодевать, тяжелых отправлять в санчасти и госпиталя. Среди 42 тяжелых оказался и Владимир Чухарев, который провел на 4-м блоке два часа.

Из воспоминаний В.М. Максимчука:

– Почувствовал боль в груди. Стало тошнить, такое состояние, будто кто-то насыпал горящих углей. Боль все усиливалась и продолжалась еще долго, пока находился в госпиталях. Стало больно говорить, трудно передвигаться. В 14:30 23 мая, оставив группу пожарных на АЭС с Гудковым, дал отбой другим силам, уехал со станции, думал, немного отдохну и буду работать дальше. Но земля уходила из-под ног.

Проведший 10 часов в зоне высокой радиации, подполковник потерял сознание и с признаками сильнейшего облучения был отправлен в госпиталь в Киев.К машине несли на носилках – сильно тошнило, почти рвало, говорить громко не мог. Под капельницами он провел около месяца. Предложенная им тактика тушения пожаров на атомных объектах прежде не имела аналогов и впоследствии стала достоянием мирового сообщества пожарных. Но жизнь его самого оказалась под угрозой – от полученной высокой дозы радиации (по современным методам подсчета около 700 рентген).

Сам пожар попал в разряд «секретных».

Стоит отметить, что мнения Максимчука, его ближайших помощников Чухарева и Гудкова и других офицеров штаба, например В.С. Ткаченко и Ф.Ф. Коваленко, о тактике действий по ликвидации опаснейшего пожара не во всем были едины. Предложения разнились. Поэтому Максимчук как руководитель тушения пожара принял решение единолично, а его соратники, действуя вместе, единой командой, его выполнили. В противном случае героизм Владимира Михайловича не достиг бы своей цели, хотя тактическое решение было безусловно гениальным.

Несмотря на всю проведенную соратниками Максимчука работу, о его действиях на этом пожаре известно еще далеко не все, поскольку не все он рассказывал даже самым близким. Причина была прежде всего в том, что Политбюро ЦК КПСС запретило говорить об этом пожаре. Для Максимчука нарушение этого запрета было равносильно измене Родине. Поэтому многие факты и события он унес с собой в могилу.

Химическая катастрофа на комбинате минеральных удобрений в Ионаве (Литва, 20–23 марта 1989г.) добавила примерно такую же дозу отравления, как чернобыльский пожар. Недаром эту катастрофу шведские ученые назвали «химическим Чернобылем». И далее – пожары, пожары, пожары… Владимир Михайлович старался – и успевал! – реализовать свой опыт и перспективные идеи, понимая свое положение. Болел, перенес несколько сложных операций; госпиталя, больницы, врачи, работа, командировки – все шло по кругу…

…Сложных и секретных пожаров хватало – с избытком.

Перечень важных событий, а также пожаров и катастроф, в ликвидации которых участвовал Владимир Максимчук в составе руководящего звена или в качестве руководителя силами и средствами тушения, 1977 – 1993 годы:

– крупный пожар в гостинице «Россия», Москва, 1977г., одна из крупнейших катастроф XX–го века;

– Олимпиада в Москве, 1980г.;

– сложный подземный пожар на станции метро «Октябрьская», Москва, 1981г.;

– сложный пожар на нефтеперерабатывающем заводе в Капотне, Москва 1985г.;

– крупный пожар в гостинице «Россия», Москва, 1987г.;

– радиационная катастрофа на Чернобыльской АЭС, 1986г., крупнейшая радиационная катастрофа XX–го века;

– землетрясение в Армении, трагедия Спитака и Ленинакана, 1988г.;

– обширная авария на продуктопроводе Урал – Западная Сибирь около Уфы в результате крупнейшей в истории страны железнодорожной катастрофы на Транссибирской магистрали, 1989г.;

– химическая катастрофа на комбинате минеральных удобрений в Ионаве, названная шведскими учеными «химическим Чернобылем», Литва, 1989г.;

– общественно–политический конфликт в Нагорном Карабахе, 1990г.;

– политическая ситуация в Баку, 1990г.;

– тяжелые события в связи с политической ситуацией в Москве и в стране, Москва, 1991г.;

– пожар в 25–этажном жилом доме на проспекте Маршала Жукова, Москва, 1993г.,

– трагедия на Дмитровском шоссе, Москва, 1993г., одна из крупнейших катастроф XX–го века:

– тяжелые события в связи с политической ситуацией в Москве и в стране, Москва, 1993г.: пожар в Останкино, Белом доме и мэрии.

Долгие годы являлся председателем Президиума Российской Федерации пожарно-прикладного спорта – поставил пожарно-прикладной спорт на принципиально новую основу – именно тогда сборная команда, сначала СССР, а потом России, не выпускала пальму первенства на всех международных соревнованиях, проходивших под эгидой КТИФ (Международного комитета по предупреждению и тушению пожаров).…

Уже занимая пост Первого заместителя начальника Главного управления пожарной охраны МВД СССР, на рубеже 90–х годов 20–го века, имея за плечами огромный опыт, Владимир Максимчук становится инициатором создания эффективной общегосударственной системы безопасности и борьбы с авариями, катастрофами и стихийными бедствиями – отечественной службы экстренного реагирования на чрезвычайные ситуации. Благодаря его упорству и личному участию в стране был заложен фундамент аварийно–спасательной службы – в структуре пожарной охраны МВД СССР была создана сеть специализированных отрядов по проведению первоочередных аварийно–спаса¬тельных работ (ставших прототипом современного МЧС), организован выпуск новейшей пожарной техники, пожарно–технического вооружения и аварийно–спасательного оборудования.

Последние два года жизни (с 1992 по 1994) генерал Максимчук возглавлял пожарную охрану Москвы. Он очень любил Москву, хотел, чтобы город соответствовал современным требованиям безопасности. За столь короткое время произвел коренные изменения в работе службы, решил животрепещущие проблемы по укреплению пожарной безопасности столицы. Согласно принятому 9 ноября 1993 года Генеральному плану о строительстве в столице новых 47–и депо в пятилетний срок было построено в общей сложности 25 новых депо; была создана аварийно-спасательная служба экстренного реагирования – региональный специализированный отряд по тушению крупных и наиболее опасных пожаров; закуплена современная аварийно-спасательная техника, создан современный Учебный центр по подготовке пожарных специалистов, разработаны новейшие образцы пожарной техники для работы в чрезвычайных условиях и на больших высотах, созданы воздушные пожарные силы.

Одним из последних подвигов отважного пожарного стало быстрое тушение зданий Останкино, «Белого Дома» и мэрии Москвы в результате трагических событий в октябре 1993 года – даже один разгоревшийся в полную силу пожар, случись он в те дни в Москве, наверняка стоил бы того Чернобыльского пожара или столичного пожара 1812 года.

Генерал сделал напоследок все, что мог, хотя после Чернобыля был уже смертельно болен, перенес несколько тяжелых операций. Гарнизон принципиально упрочил свои позиции.

Смерть помешала осуществлению дальнейших планов генерала, но он навсегда остался в первых рядах пожарной охраны…

Владимир Михайлович Максимчук умер 22 мая 1994 года, пережив свой подвиг в Чернобыле ровно на восемь лет. Похоронен в Москве, на Митинском кладбище, рядом с Мемориальным комплексом памяти пожарных, погибших в результате ликвидации аварии и пожара на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 года...

http://maksimchuk.info/maksimchuk/pozhar

Герои СССР Россия Пожарные Максимчук в м Длиннопост

pikabu.ru

В этом месяце дни рождения отмечают

Максимчук Владимир Михайлович родился 8 июня 1947 года на Украине, в селе Добриводы Збаражского района Тернопольской области в трудовой семье. Детство и юность прошли на Житомирщине, в селе Демковцы Любарского района.

Окончив среднюю школу, осенью 1965 года поступил в Львовское пожарно-техническое училище МВД СССР. Окончив его с отличием, прибыл в Москву.

В мае 1968 года был назначен на должность начальника караула 2–й ВПЧ (военизированной пожарной части) Управления пожарной охраны (УПО) Москвы;

С сентября 1968 года по октябрь 1969 года – заместитель начальника (заместитель командира команды) 2–й ВПЧ.

С октября 1969 года по март 1973 года – начальник (командир команды) 50–й ВПЧ.

С 1969 года до 1974 года обучался на заочном отделении Высшей инженерной пожарно-технической школы МВД СССР (ВИПТШ) на факультете инженеров противопожарной техники и безопасности.

С марта 1973 года по сентябрь 1976 года – заместитель начальника 1–го отряда (заместитель командира дивизиона), начальник штаба в/ч 5111.

С сентября 1976 года по февраль 1978 года – заместитель начальника 12–го отряда, (заместитель командира дивизиона), начальник штаба Учебного полка, в/ч 5103.

С февраля 1978 по август 1978 года – заместитель командира – начальник штаба Учебного полка ВПО УПО ГУВД Мосгорисполкома, в/ч 5104.

С августа 1978 года по декабрь 1980 года – начальник отделения боевой подготовки штаба Управления пожарной охраны (УПО) Главного управления внутренних дел (ГУВД) Москвы, в/ч 5116.

С декабря 1980 года откомандирован в распоряжение Главного управления пожарной охраны (ГУПО) МВД СССР, где служил до марта 1985 года в должности заместителя начальника оперативно–тактического отдела (начальника оперативно–тактического отдела пожаротушения и пожарной техники – при изменении штатного расписания).

Во время пожара в помещениях четвертого энергоблока АЭС в Чернобыле, в ночь с 22 на 23 мая 1986 года, всю ответственность пришлось взять на себя.

Будучи руководителем всех привлеченных к ликвидации катастрофы сил пожарной охраны, Владимир Михайлович сумел организовать разведку очага пожара и принимал личное участие в разведке. Самое страшное: излучение в зоне составляло 250 рентген в час. При такой дозе излучения человек мог работать только несколько минут. Максимчук избирает верную тактику посменного тушения в условиях повышенной опасности (в каждой смене 5 человек – бойцы во главе с офицером), ограничивает пребывание каждой смены в опасной зоне (до 10 минут), чтобы люди не переоблучились. Когда двенадцатичасовое тушение подходило к концу, Владимир Михайлович уже не мог стоять на ногах. С поля сражения, с лучевыми ожогами голени и дыхательных путей, его увезли в Киев. К машине несли на носилках – сильно тошнило, почти рвало, говорить громко не мог. Под капельницами он провел около месяца.

Предложенная им тактика тушения пожаров на атомных объектах прежде не имела аналогов и впоследствии стала достоянием мирового сообщества пожарных. Но жизнь его самого оказалась под угрозой – от полученной высокой дозы радиации (по современным методам подсчета, около 700 рентген).

Химическая катастрофа на комбинате минеральных удобрений в Ионаве (Литва, 20–23 марта 1989г.) добавила примерно такую же дозу отравления, как чернобыльский пожар. Недаром эту катастрофу шведские ученые назвали «химическим Чернобылем».

Служебную карьру В.Максимчук продолжил заместителем начальника Главного управления пожарной охраны МВД СССР (с марта 1989 года по январь 1990 года).

С января 1990 года по август 1991 года – Первый заместитель начальника Главного управления пожарной охраны МВД СССР.

С августа 1991 года по июнь 1992 года – Первый заместитель начальника Главного управления пожарной охраны и аварийно–спасательных работ МВД СССР.

С июня 1992 по май 1994 годы возглавлял Управление пожарной охраны Москвы.

Перечень важных событий, а также пожаров и катастроф, в ликвидации которых участвовал Владимир Максимчук в составе руководящего звена или в качестве руководителя силами и средствами тушения, 1977 – 1993 годы:

  • крупный пожар в гостинице «Россия», Москва, 1977г.;
  • Олимпиада в Москве, 1980г.;
  • сложный подземный пожар на станции метро «Октябрьская», Москва, 1981г.;
  • сложный пожар на нефтеперерабатывающем заводе в Капотне, Москва 1985г.;
  • крупный пожар в гостинице «Россия», Москва, 1987г.;
  • радиационная катастрофа на Чернобыльской АЭС, 1986г.;
  • землетрясение в Армении, трагедия Спитака и Ленинакана, 1988г.;
  • обширная авария на продуктопроводе Урал – Западная Сибирь около Уфы в результате крупнейшей в истории страны железнодорожной катастрофы на Транссибирской магистрали, 1989г.;
  • химическая катастрофа на комбинате минеральных удобрений в Ионаве, названная шведскими учеными «химическим Чернобылем», Литва, 1989г.;
  • общественно–политический конфликт в Нагорном Карабахе, 1990г.;
  • политическая ситуация в Баку, 1990г.;
  • тяжелые события в связи с политической ситуацией в Москве и в стране, Москва, 1991г.;
  • пожар в 25–этажном жилом доме на проспекте Маршала Жукова, Москва, 1993г.,
  • трагедия на Дмитровском шоссе, Москва, 1993г.;
  • тяжелые события в связи с политической ситуацией в Москве и в стране, Москва, 1993г.: пожар в Останкино, Белом доме и мэрии.

Долгие годы Владимир Михайлович являлся председателем Президиума Российской Федерации пожарно-прикладного спорта – поставил пожарно-прикладной спорт на принципиально новую основу – именно тогда сборная команда, сначала СССР, а потом России, не выпускала пальму первенства на всех международных соревнованиях, проходивших под эгидой КТИФ (Международного комитета по предупреждению и тушению пожаров).

Уже занимая пост Первого заместителя начальника Главного управления пожарной охраны МВД СССР, на рубеже 90–х годов 20–го века, имея за плечами огромный опыт, Владимир Максимчук становится инициатором создания эффективной общегосударственной системы безопасности и борьбы с авариями, катастрофами и стихийными бедствиями – отечественной службы экстренного реагирования на чрезвычайные ситуации. Благодаря его упорству и личному участию в стране был заложен фундамент аварийно–спасательной службы – в структуре пожарной охраны МВД СССР была создана сеть специализированных отрядов по проведению первоочередных аварийно–спаса­тельных работ (ставших прототипом современного МЧС), организован выпуск новейшей пожарной техники, пожарно–технического вооружения и аварийно–спасательного оборудования.

Последние два года жизни (с 1992 по 1994) генерал Максимчук возглавлял пожарную охрану Москвы. Он очень любил Москву, хотел, чтобы город соответствовал современным требованиям безопасности. За столь короткое время произвел коренные изменения в работе службы, решил животрепещущие проблемы по укреплению пожарной безопасности столицы:

  • сдвинут с «мертвой точки» вопрос по возведению депо, которых в Москве уже несколько лет назад было гораздо меньше установленных норм, особенно в районах новостроек; согласно принятому 9 ноября 1993 года Генеральному плану о строительстве в столице новых 47–и депо в пятилетний срок было построено в общей сложности 25 новых депо;
  • обновлен парк техники, созданы новые образцы техники, позволяющих решать нелегкие вопросы противопожарной защиты столицы, подготовлен к сдаче в эксплуатацию и начал работу современный комплекс службы «01» – Центр управления силами и средствами пожарной охраны (ЦУСС);
  • подготовлен к сдаче в эксплуатацию и введен в строй Учебный центр по подготовке пожарных специалистов, конкурентоспособный с заграничными аналогами;
  • создан региональный специализированный отряд по тушению крупных и наиболее опасных пожаров; закуплена современная аварийно-спасательная техника;
  • преодолен барьер высотности зданий;
  • создана вертолетная пожарно-спасательная служба Москвы – первая в России;
  • значительно расширились и окрепли международные связи Москвы;
  • проведена структурная перестройка УПО Москвы, объединены усилия двух основных направлений деятельности: службы пожаротушения и Госпожнадзора; созданы предпосылки для становления местных гарнизонов ГПС с учетом территориального деления на административные округа;
  • начата активная разработка законопроета «О пожарной безопасности», других документов и норм, подготовлен переход гарнизона на контрактную службу.

Владимир Михайлович Максимчук умер 22 мая 1994 года, похоронен в Москве, на Митинском кладбище, рядом с Мемориальным комплексом памяти пожарных, погибших в результате ликвидации аварии и пожара на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 года.

Указом Президента РФ № 1493 от 18 декабря 2003 года Владимиру Максимчуку посмертно присвоено звание Героя Российской Федерации посмертно. Медаль «Золотая Звезда» Героя РФ была вручена вдове генерала Людмиле Максимчук, поэтессе, автору нескольких стихотворных сборников и повестей о своем муже и ликвидаторах Чернобыльской аварии.

В Центральном музее МВД России, в Центральном музее МЧС России, в Центре пропаганды ГУ МЧС России по городу Москве, в Музее Героев Советского Союза, России и полных кавалеров ордена Славы в Москве, а также в Национальном музее «Чернобыль» в Киеве открыты экспозиции, посвященные Герою России Владимиру Максимчуку.

Имя Максимчука носит школа на родине, в селе Гизовщина Любарского района Житомирской области. Там же открыта музейная экспозиция, посвященная генералу Владимиру Максимчуку.

Ежегодно в России проводятся Международные соревнования по пожарно-прикладному спорту на Кубок генерала Максимчука.

Для слушателей Академии Государственной противопожарной службы МЧС России учреждена стипендия имени Максимчука за выдающиеся успехи в учебе и научной деятельности.

2-ой специализированной пожарной части федеральной противопожарной службы по городу Москве при ГУ МЧС России присвоено имя Героя России Владимира Максимчука. Там же открыта музейная экспозиция, посвященная Герою России генералу Владимиру Максимчуку.

Государственному бюджетному образовательному учреждению среднего профессионального образования города Москвы Техническому пожарно-спасательному колледжу №57 присвоено имя Героя России Владимира Максимчука.

* * *

ЗВЕЗДА ГЕРОЯ РОССИИ

Что лучше: поздно или никогда?

Но вот она – Геройская звезда,

За тот Чернобыль, за прорыв крутой,

За изнурительный, жестокий бой.

При жизни говорили: это бред;

Пожара не было, героев нет.

Герой! Ему не нужен был приказ,

Сам все решил – и всех пожарных спас;

Пожарные не дрогнули, спасли

И станцию, и жителей Земли!

Был подвиг восемнадцать лет в тени.

Скрывали, врали… Где теперь они?!

Семье звезда Героя вручена.

У той звезды – высокая цена:

Она – одна на всех. Пожарных – строй.

Так знайте, что любой из них – герой!

6 мая 2004 г.

Благодарим за предоставленные материалы Л.Максимчук

www.ruor.org

Командировка в Чернобыль

      Начальник оперативно-тактического отдела ГУПО МВД СССР полковник В.М. Максимчук прибыл в Чернобыль в начале второй декады мая 1986 года.       Он узнал о катастрофе, с какой еще не сталкивался мир, одним из первых в Москве. Дежурный по Главку позвонил ему и в зашифрованной форме сообщил: на станции крупный пожар, выход радиации, есть пострадавшие и погибшие.       Максимчук прекрасно понимал, что такое атомная энергетика: оперативно-тактический отдел Главка отвечал в том числе и за атомные электростанции страны. В личных записях Максимчука регулярно поднимаются проблемы АЭС, включая такие «мелочи», как материал половых покрытий и крыши. Конечно же, в Главке готовились планы действий и на случай крупных аварий. Но ожидали ли лучшие огнеборцы СССР настолько, без преувеличения, глобальных масштабов катастрофы?

      В апреле 1986-го весь личный состав ВПЧ-2, которая занималась пожарной охраной ЧАЭС, выбыл из строя в первые же часы после взрыва. Для продолжения тушения и поддержания работы станции формировались сводные отряды пожарных со всей страны. Руководили такими отрядами офицеры Главка.

      В числе самых первых офицеров, откомандированных в Чернобыль, Максимчука не оказалось. Талантливый пожарный получил время на подготовку, и он использовал его полностью.

      Вдова, Людмила Викторовна Максимчук, вспоминает: «Дома он больше не ночевал; иногда звонил нам, коротко рассказывал о себе, спрашивал о новостях, но мысленно не отрывался от своих проблем… Чтобы повидаться с ним, мы с Машенькой приезжали на Октябрьскую площадь, в сквер к памятнику Ленину, привозили что-нибудь вкусненькое. Володя прибегал к нам через дорогу (здание министерства совсем рядом, на Житной, возле радиальной станции метро «Октябрьская»), обнимал меня и дочь, в нескольких словах рассказывал о делах и... прощался минут через пятнадцать»*. (Максимчук Л.В. «Наш генерал…», М., 2007).

      До командировки подполковнику было необходимо собрать и проанализировать информацию об аварии, разработать программу действий по ликвидации последствий катастрофы, план действий в случае непредвиденных ситуаций, подобрать людей, которые нужны ему для работы в этой очень непростой ситуации.      

      ...Дорога в Зону была зловещей: по обочинам – в спешке оставленные деревни, села, город. На балконах висит белье, разбросаны игрушки, а людей нет. По трассе движется только спецтехника, и только в одном направлении. Изредка можно встретить группы людей в военной форме и респираторах.       Обстановка в сводном отряде ликвидаторов оказалась тяжелой. Первое, что бросалось в глаза в здании бывшей Чернобыльской пожарной части, где размещалось руководство отряда, – антисанитария. Помещения практически не убирались, да и нечем было их убирать. Не хватало коек. Многие спали на полу: не хватало матрацев. Не было сменного белья, людям негде было помыться – и это в условиях, когда гигиена была необходима: рабочая одежда нуждалась в дезактивации, люди – в мытье, иначе фон в помещении накапливался.       Не было организовано даже питание: ели то, что привезли с собой, в основном консервы. На этом фоне отсутствие службы дежурного караула даже не вызывает удивления.

      Владимир Максимчук прибыл в Чернобыль 13 мая 1986 года. И непостижимым образом обстановка в отряде изменилась – буквально за 2–3 дня. Люди подтянулись, стали дисциплинированными и ответственными. Начал исполняться устав. Наладился быт: появились кровати, постельные принадлежности, сменное белье, наладилось трехразовое горячее питание. Заработали два телевизора. А когда на территории отряда, в палатке поставили баню, радости людей не было предела. Бани на тот момент не было ни у одной другой службы ликвидаторов. К пожарным ходили мыться вертолетчики, химики, дозиметристы, а однажды приехал попариться заместитель председателя Совета министров СССР Воронин.

Сводный отряд ликвидаторов. В центре - подполковник В.М. Максимчук. Чернобыль, май 1986 года. Фото из архива музея

      Открылась Ленинская комната, и начались занятия с личным составом. Опытные офицеры рассказывали подчиненным о том, с чем им приходится работать в Чернобыле, что такое атомная энергия, атомная станция, чем происходящее здесь отличается от обычного пожара, в чем скрытая опасность радиации.       «Вторую смену» пожарных-ликвидаторов возглавлял замминистра МВД СССР генерал-лейтенант Николай Иванович Демидов. Он был руководителем оперативной группы МВД СССР. Максимчук возглавлял штаб пожарной охраны в группе МВД. Под их началом боевое дежурство несли высококвалифицированные пожарные B.C. Ткаченко, А.С. Гудков, В.В. Чухарев, Ф.А. Коваленко, А.А. Матросов и другие.

 

      Максимчук лично знакомился с каждым специалистом, который прибывал для работы в штаб, уточнял место и направление его работы. При отборе специалистов приоритет отдавался тем, кто уже имел опыт работы в пожарной охране атомных станций. В числе таких офицеров в команду Максимчука попал старший лейтенант Владимир Яковлевич Романюк, который через многие годы был удостоен ордена Мужества за тушение майского пожара на ЧАЭС.       Пожарные выезжали на станцию ежедневно. Необходимо было проводить обследования объектов, дозиметрический контроль, контроль за проведением огнеопасных восстановительных работ.       Вечера у Владимира Михайловича проходили по одному и тому же сценарию: работа в правительственной комиссии – и оперативные совещания в отряде, порой до глубокой ночи. От офицеров он требовал прежде всего поддержания дисциплины, которую считал залогом успеха, а также высокой боевой готовности и внимания к мелочам.       Одной из важнейших задач сводного отряда была подача воды из реки Припяти для изготовления бетона, который требовался для сооружения саркофага над 4-м блоком ЧАЭС. Вода должна была поступать непрерывно, таково было условие технологического процесса. Но однажды солдат на БТР не заметил рукавную линию и переехал ее. Образовалось два больших свища. Аварию заметили пожарные, которые несли профилактическую службу на 4-м блоке. Они не растерялись, легли на рукава грудью, закрыли свищи и дождались, пока будут заменены рукава. Вечером того же дня Максимчук провел общее собрание, на котором эти бойцы были приняты кандидатами в члены КПСС – как на фронте.       Недисциплинированности Максимчук не прощал. Однажды недалеко от станции у БТР загорелся двигатель. Это вовремя заметили, быстро потушили. Но солдата-водителя БТР не нашли и в суматохе не уточнили, кто пропустил его в Зону через КПП. Тушением командовал В.В. Чухарев. Он-то вечером и вынужден был объяснять Владимиру Михайловичу, почему солдата не задержали и не сдали в комендатуру. Дело едва не кончилось взысканием боевому товарищу.       Максимчук очень тщательно проводил все совещания, не пропуская ни одной мелочи. Он постоянно внушал офицерам, что обстановка на АЭС очень сложная, особенно в 30-километровой зоне. Люди живут в школах, общежитиях, много мародерства, деревянные дома поджигают. Необходимо строго соблюдать режим, дисциплину. Форточки держать постоянно закрытыми. Максимчук требовал не курить, не употреблять спиртное, ведь обстановка была тяжелой, многие не выдерживали жары, радиации, некоторых после 20–30 минут работы приходилось увозить в санчасть. Надо сказать, не выдерживали не только люди, но и техника: при сооружении саркофага на крыше 4-го блока глохли двигатели.       Катастрофически не хватало защитных средств. Присланный из Великобритании по распоряжению Маргарет Тэтчер противорадиационный костюм использовать не смогли: к нему прилагались две машины оборудования: катушки, кабели. Костюм был громоздкий, и принципа его работы никто не знал. Максимчук передал его морякам: им легче было разобраться, как это работает.       В 15–20 км от станции стояла зараженная пожарная техника. На правительственной комиссии кто-то упрекнул Максимчука в том, что она мешает работам. Вряд ли она кому-то мешала, поскольку стояла там с момента первого взрыва. Но Максимчук тут же принялся выполнять решение правительственной комиссии. Всем отрядом технику вымыли, дезактивировали и эвакуировали на могильник. После этой операции многие поняли, что с Владимиром Михайловичем можно тушить любой, даже самый страшный пожар. Весь отряд видел, как работает Максимчук – на износ.

      С 14 по 22 мая В.М. Максимчук проводил комплекс инженерных мероприятий, способствующих повышению пожарной устойчивости станции, поддержанию боевой готовности дежурных караулов и смен. Он изучал оперативно-тактические характеристики энергоблоков АЭС, схемы размещения коммуникаций, участвовал в тушении пожаров.

      Все это время по нескольку часов в день Владимир Михайлович находился на территории станции, в зоне повышенной радиации. Во время пожарно-спасательных работ, ударившись о глыбу графита, оставшуюся после взрыва на площадке 4-го блока, он получил серьезную травму – радиационный ожог голени левой ноги. Ему оказали медицинскую помощь, однако нога опухла, и уже 21 мая он не смог надеть сапоги, пришлось работать в спортивной обуви.

maksimchuk.info

Максимчук Владимир Михайлович

Максимчук Владимир Михайлович (1948-1994 гг.), генерал-майор внутренней службы, Герой РФ (посмерт­но).

Талантливый организатор, профессионал высокого класса в области организации службы и тушения пожаров.

Окончил Львовское пожарно-техническое училище, был распределён в Московский гарнизон пожарной охраны, где начал службу в должности начальника караула ВПЧ-2, затем был назначен командиром 50-й роты. После окончания в 1974 году Высшей инжененрной пожарно- технической школы (ВИПТШ) МВД СССР (ныне - Академия ГПС), работал начальником отдела боевой подготовки Управления пожарной охраны Москвы.

Во время Олимпиады-80 возглавлял противопожарную службу в Лужниках, затем был зачислен в штат Главного управления пожарной охраны МВД СССР, где снача­ла руководил оперативно-тактическим отделом, а впоследствии стал первым заместителем начальника главка.

При ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС (1986 г.) Максимчук В.М. руководил штабом пожаротушения. На его счету руководство тушением пожара в гостинице «Россия», организация ликвидации аварии в г. Ионава (Литва, 1989 г.).

Будучи начальником Управления пожарной охраны Москвы (1992-1994 гг.), профессионально организовал тушение крупного пожара в 25-этажном доме.

Награждён орденом «За личное мужество», орденом Красной Звезды, 2 медалями «За отвагу на пожаре», другими государственными наградами. В Центральном музее МВД России Максимчуку В.М. посвящен отдельный стенд, в ВПЧ-1 носящей имя Максимчука, открыта комната его памяти. Традиционными стали состязания по пожарно-прикладному спорту на приз имени Максимчука.

pozhproekt.ru

Владимир Максимчук - Главная

(8 июня 1947г. – 22 мая 1994г.)

Генерал-майора внутренней службы Владимира Михайловича Максимчука знали и знают не только в среде пожарных и спасателей. Его называли и называют Героем СССР, Героем Чернобыля; а в международном содружестве пожарных величают «Героем всего мира», истинным патриотом России.

В историю пожарной охраны Владимир Максимчук вошел как:

– Герой Чернобыля. Своим личным героизмом предотвратил развитие трагедии на Чернобыльской АЭС 22 мая 1986 года, спас жизнь и здоровье миллионов людей. Такого примера не подал ни один из больших руководителей, находившихся там же.

– Незаурядная личность, крупный специалист, альтруист и фанат пожарного дела, один из самых выдающихся и уважаемых деятелей пожарной охраны СССР и России. Являлся примером готовности к самопожертвованию при выполнении профессионального долга, хрестоматийным образцом для подчиненных; поднял высоко престиж профессии огнеборца в стране.

– Деловой руководитель высокого ранга; специалист высокой квалификации по тушению крупных и сложных пожаров; талантливый организатор практического пожаротушения.

– Смелый новатор и апологет передовых позиций в профессии. Обладая широким мировоззрением и государственным мышлением, будучи бескорыстным и окрыленным идеями преобразований, привнес высокую культуру в свою профессию, заставил уважать и ценить человека-пожарного в обществе.

– Неутомимый воспитатель молодого поколения пожарных. Поставил во главу угла воспитание кадровой смены, высококвалифицированных специалистов мужественной профессии пожарного. Занимая ответственные посты и должности, всегда старался «пробить» косность и рутину, безусловно поддерживал тех, кто был призван осуществлять учебную и воспитательную работу в среде молодого поколения пожарных и спасателей. При этом жестко поставил вопрос об интеграции учебного процесса с практикой.

– Вдохновитель побед советских и российских спортсменов в пожарно-прикладном спорте; руководитель Всероссийской Федерации пожарно-прикладного спорта, вице–президент Всесоюзной Федерации, поставивший пожарно-прикладной спорт на принципиально новую основу.

– Один из основоположников и разработчиков Федерального законопроекта «О пожарной безопасности».

– Инициатор создания эффективной общегосударственной системы безопасности и борьбы с авариями, катастрофами и стихийными бедствиями – отечественной службы экстренного реагирования на чрезвычайные ситуации. Благодаря его упорству и личному участию в стране был заложен фундамент аварийно-спасательной службы – в структуре пожарной охраны создана сеть специализированных отрядов по проведению первоочередных аварийно-спаса­тельных работ (ставших прототипом современного МЧС), организован выпуск новейшей пожарной техники, пожарно-технического вооружения и аварийно-спасательного оборудования.

– Руководитель, применивший кардинальные меры по укреплению пожарной безопасности Москвы в конце 20-го века.

* * *

Пожар на Чернобыльской АЭС в ночь с 22 на 23 мая 1986г. стал главным пожаром, выпавшим на его долю. Именно в той ситуации он ярко проявил себя как специалист, как руководитель и как человек: предложенная им тактика тушения пожаров на атомных объектах прежде не имела аналогов и стала достоянием мирового сообщества пожарных.

Его героические действия спасли людей и станцию, но стоили ему жизни. Последствия того пожара не замедлили сказаться и усугубиться дальнейшими событиями, включительно личным участием в ликвидации других аварий и катастроф в стране. Да, несмотря на жестокий приговор Чернобыля, Владимир Михайлович продолжал кропотливо трудиться, вершил большие дела, добивался поставленных целей, при этом так же, как и раньше, часто рисковал своей жизнью. Заботился о своем здоровье чрезвычайно мало, перенес несколько тяжелых операций, отдыхал урывками, расходовал себя быстро, просто беспощадно – не удалился в сторону, не унес с собой и в себе то, что могло принести пользу другим. Иначе не мог!

Указом Президента РФ № 1493 от 18 декабря 2003г. Владимиру Максимчуку присвоено звание Героя Российской Федерации посмертно.

В Центральном музее МВД России, в Центральном музее МЧС России, в Центре пропаганды ГУ МЧС России по городу Москве, в Музее Героев Советского Союза, России и полных кавалеров ордена Славы в Москве, а также в Национальном музее «Чернобыль» в Киеве открыты экспозиции, посвященные Владимиру Максимчуку.  Его именем названы пожарный корабль и Технический пожарно-спасательный колледж №57 в Москве, школа на родине, в селе Гизовщина Любарского района Житомирской области. В школе открыт музей Героя. Ежегодно в России проводятся Международные соревнования по пожарно-прикладному спорту на Кубок генерала Максимчука. Для слушателей Академии ГПС МЧС России учреждена стипендия имени Максимчука за выдающиеся успехи в учебе и научной деятельности. 2-ой специализированной пожарной части федеральной противопожарной службы по городу Москве при ГУ МЧС России присвоено имя Героя России Владимира Максимчука. Там же открыта музейная экспозиция, посвященная Герою. Государственному учреждению здравоохранения «Ульяновский областной клинический медицинский центр оказания помощи лицам, пострадавшим от радиационного воздействия, и профессиональной патологии» присвоено  Почётное имя Героя Российской Федерации Максимчука.

vladimir.maksimchuk.ru

В.М. Максимчук и пожарно-прикладной спорт

         «Почему сборная РСФСР проигрывает?.. Какая борьба? Ни огонька, ни конкуренции. Нужна литература. Нужна подготовка… В перспективе надо развивать спорт. Развитие спортивных баз. Проводить соревнования по зонам (заочно). 20–30 июня – российские соревнования… Надо привлекать к судейству спортсменов, которые сошли и не выступают. ПТВ. Лестниц нет. Надо ли давать по одной попытке? Мастеров высшего класса… негде. Что делать? Две попытки??? Сборная России. Когда сборы – на уровне? Тогда команда выступит на голову выше… Надо готовить кадры (тренеры). Телеграммы поздно приходят на места. Надо приезжать со своим ПТВ… Учебно-тренировочный процесс ломается… Надо иметь центры, где готовить сборную. Нужна база федерации. Нет врача и массажиста… Судейство… Куда пристегнуть спорт? Там, где подготовлен сбор, есть и результат... Почему в конце года нет сбора, почему не благодарим за работу, не пишем на места, что нужно сделать? Возрастной ценз должен быть? Молодежь надо подтягивать… Сузить круг участников соревнований? Этого делать нельзя. Соревнования нужно держать в руках, тогда будет минимум затрат времени на забеги». Из рабочих записей Владимира Максимчука,

25 января 1985 года

Москва. В.М. Максимчук вручает награды победителям соревнований

      В пожарно-прикладном спорте Владимир Максимчук поступал так же, как всегда. Вопрос поставлен – вопрос решен. Когда в 1976 году Владимир Михайлович стал заместителем председателя президиума Федерации пожарно-прикладного спорта г. Москвы, он добился расширения материально-технической базы для спортсменов. Кроме того, он начал взаимодействовать с начальниками управлений пожарной охраны, нашел у них поддержку. Количество спортивных баз в стране быстро выросло с 18 до 100, стали проводиться республиканские смотры-конкурсы баз. Это была основа, благодаря появлению которой через некоторое время начали строиться манежи для занятий пожарно-прикладным спортом.       Максимчук добивался не только высших спортивных достижений. Для него было очень важно, чтобы контрольные нормативы мог сдать каждый боец, чтобы у каждого пожарного были условия для регулярных тренировок. Он же решил вопрос подготовки молодых – ввел систему комплексного зачета, когда на ряде соревнований место всей команды зависело от того, как выступят и взрослые спортсмены, и юноши. Это позволяло молодежи перенимать опыт старших, набираться соревновательного опыта, выигрывать, повышать класс и переходить в категорию взрослых уже с совершенно иным, чем было, качеством подготовки.

      Основные соревнования в Московском регионе В.М. Максимчук готовил сам. На всероссийских (с 1981 года) и всесоюзных (с 1985-го) соревнованиях выступал в качестве судьи. Возглавлял советские делегации на международных соревнованиях и сборах. В 1993 году впервые в истории сборная Москвы выступила и заняла 1-е место в общекомандном зачете на соревнованиях в Польше (г. Ново-Гута).

Во главе делегации советских спортсменов-пожарных - В.М. Максимчук

       Максимчук добился своей цели: с 1981 года сборная СССР начала постоянно выигрывать международные соревнования. Такой рывок простимулировал и другие сборные Европы и фактически вывел пожарно-прикладной спорт на новый уровень.       Запущенный им процесс не остановился даже с развалом СССР. В то время как во многих других, в том числе олимпийских, видах спорта сборная России начала уступать, в пожарно-прикладном спорте такого не случилось – благодаря системе подготовки, охватывавшей всю страну. Системе, созданной по инициативе В.М. Максимчука.       С 1984 по 1990 год В.М. Максимчук занимал пост председателя президиума Всероссийской федерации пожарно-прикладного спорта. С того же года он в течение 10 лет часто выступает в качестве главного судьи чемпионатов Всесоюзного физкультурно-спортивного общества (ВФСО).

      В 1987 году пожарные Украины выступили с инициативой проведения в Киевской области Мемориала пожарных-героев Чернобыля. Рассматривал проект положения об этих соревнованиях ликвидатор Владимир Максимчук. Он же участвовал в организации мемориала.

      В 1994 году в Москве прошли Первые Международные соревнования по пожарно-прикладному спорту в Москве, посвященные открытию Мемориального комплекса пожарным, погибшим при ликвидации аварии и пожара на Чернобыльской АЭС в 1986 году. Задумал и организовал эти соревнования Владимир Максимчук. А провести их – не успел. Это сделали в память о нем его соратники. Они же предложили разыгрывать на этих ставших ежегодными соревнованиях приз Героя Российской Федерации Владимира Максимчука.

      Кроме того, в память о великом пожарном ежегодно проводятся Всероссийские соревнования по пожарно-прикладному спорту на Кубок Героя России генерала Владимира Максимчука.

Должности В.М. Максимчука в Федерации пожарно-прикладного спорта:

1976-1980 — заместитель председателя президиума Федерации пожарно-прикладного спорта г. Москвы; 1975-1980 — главный судья чемпионатов г. Москвы; 1979 — судья по пожарно-прикладному спорту первой категории; 1981 — судья по пожарно-прикладному спорту республиканской категории; 1985 — судья по пожарно-прикладному спорту все-союзной категории; 1984-1990 — председатель президиума Всероссийской федерации пожарно-прикладного спорта. За это время подготовлено 11 мастеров спорта международного класса, 18 судей всесоюзной категории, 345 судей республиканской категории; 1981-1992 — вице-президент Всесоюзной федерации пожарно-прикладного спорта.

Руководитель спортивных делегаций на международных соревнованиях (перечислены только победы сборной СССР)

1981 — чемпионат соцстран, (ГДР, г. Штутгарт); 1981 – чемпионат КТИФ (ФРГ, г. Бебленген); 1983 — чемпионат соцстран (Венгрия, г. Шиофок); 1983 — чемпионат КТИФ(Австрия, г. Феклабрук); 1986 — чемпионат соцстран (Польша).

Главный судья Всесоюзных соревнований по ППС

1984 — чемпионат ВФСО «Динамо», г. Москва; 1986 — чемпионат ВФСО «Динамо», г. Вильнюс; 1989 — чемпионат ВФСО «Динамо», г. Душанбе; 1989 — чемпионат СССР, юноши, г. Москва; 1989 — чемпионат ВФСО «Динамо», г. Ташкент; 1994 — инициатор и организатор Первых Международных соревнований по пожарно-прикладному спорту в Москве, посвященных открытию Мемориального комплекса пожарным, погибшим при ликвидации аварии и пожара на Чернобыльской АЭС в 1986 году.

maksimchuk.info


Смотрите также



Услуги по созданию дизайна; верстка



© JuliettaRose, 2008-2019. При использовании материалов ссылка на источник обязательна.