Создание дизайн-шаблонов; уроки Photoshop, Illustrator, Lightroom, Gimp; обои для рабочего стола; иконки и headers для блогов.
Главная Фотоальбом Обо мне Карта блога
Подпишись на RSS!

Дислексия как помочь ребенку


Мой ребенок дислексик или как помочь ребенку преодолеть дислексию

В современном мире более 20% детей — дислексики.

Дислексия (одно из определений) — это вид специфического нарушения обучения, имеющий неврологическую природу. Она характеризуется неспособностью быстро и правильно распознавать слова, осваивать навыки письма и чтения. Как следствие, возникают нарушения понимания текста, дефицит читательского опыта и словаря. В нашем центре мы часто сталкиваемся с детьми-дислексиками. Коррекция дисграфии и дислексии наиболее успешна на раннем этапе ее развития.

Дислексия: как это было у нас

Когда моему сыну исполнилось 2 года, я решила получить второе высшее образование и стать психологом. Мой ребенок буквально с первых дней жизни проявлял незаурядные способности. Он рано научился стоять, ходить, практически не ползал. Хорошо говорить он стал с 1 года 5 месяцев. Обладал фантастической памятью. К двум с половиной годам запомнил на слух стихотворение «Бородино» за 2-3 прочтения. Что касается подготовки к школе, то интеллектуально он был полностью готов начать учиться к 5,5 годам. К этому возрасту логопед в детском саду уже выучил с детьми буквы. Именно тогда мы начали учиться читать.

Только тут я поняла, что мой ребенок — дислексик. Конечно, многие симптомы проявлялись и раньше. Но они не складывались в цельную картину. Как психолог и поклонник гуманистической психологии, при возникновении трудностей у ребенка я старалась сразу придумать способ, как выйти из положения. Вот наиболее характерные «трудности» с которыми пришлось столкнуться.

Одевание

К 4-м годам большинство детей уже способны одеваться самостоятельно. Они сами ориентируются в одежде. Знают, что и в каком порядке надевать. У моего сына вид лежащей одежды вызывал слезы и отказ от одевания. Не вдаваясь в подробности, что так его расстраивает, мы вместе сделали «карту одевания» и повесили ее над кроватью. На карте картинками был показан порядок одевания. В добавление к карте мы вместе отбирали одежду и раскладывали вещи на кровати в нужном порядке. Надо отдать должное сыну — за месяц он научился одеваться самостоятельно.

Прыжки через скакалку

Завязывать шнурки мы учились почти полгода. А вот прыжки через скакалку сын освоил только в старших классах. Когда учитель физкультуры начальной школы прощался с нами, он сказал, что это первый случай в его жизни, когда ему за 4 года не удалось научить ребенка прыгать через скакалку.

Рисование и письмо

Практически до самой школы он не мог закрасить фигуру (даже самую большую) не вылезая за края рисунка. Рисования кружочков и овалов не удавалось. Все, что касалось навыков письма, получалось кривым и неровным. Никак не удавалось совладать со строчкой и клеткой, обвести фигуры по контуру. Штриховка не получалась до 3-го класса.

Координация в пространстве

У детей-дислексиков часто странная координация. Им трудно сориентировать свое тело в пространстве. Воспитатели в детском саду могут принимать такое поведение ребенка за саботаж и упрямство (так было в нашем случае, когда сыну было всего 3,5 года; к счастью, из того сада мы быстро «сбежали»). В коллективных заданиях, когда детям на скорость нужно собрать предметы с пола, мой ребенок не успевал даже повернуться в нужную сторону — не то, что начать собирать эти предметы. Когда его звали с одной стороны, он нередко отправлялся в противоположную, т.к. не сразу понимал, куда нужно идти.

При этом он обладал абсолютным музыкальным слухом. В 6 лет легко подбирал на фортепиано практически любую мелодию. Сочетание незаурядного интеллекта и дислексии еще очень долго приносило ему множество упреков со стороны учителей. Они зачастую воспринимали такую особенность ребенка как лень и саботаж.

Вернемся к чтению. Едва мы начали учиться читать, как оказалось, что мой ребенок не может отличить слог ОН от НО. То есть для него эти слоги выглядели одинаково, несмотря на разный порядок букв. Более того, если каким-то образом ему удавалось прочесть слог правильно, то теперь слоги менялись местами. Вместо небо могло быть боне или обне. Мне понадобилось много времени, чтобы научить его писать буквы и цифры.

Как можно преодолевать трудности?

Как-то я занималась с одной девочкой 6-и лет. У этой девочки были проблемы в обучении письму, очень похожие на трудности, которые пришлось преодолевать моему сыну. А вот читала она хорошо.

В силу обстоятельств, я перестала с ней заниматься, и она стала заниматься с другим психологом. Чтобы научить ее обводить фигуры по контуру, ей давали специальные задания: несколько одинаковых фигур сложной конфигурации, повернутых вокруг своей оси с неясными контурами. Требовалось выбрать одну из них и обвести.

На мой взгляд, подобные задания хороши только для взрослых людей проходящих реабилитацию после инсультов и других травм мозга. Для дошкольников, особенно если такие задания вызывают трудности, выполнение таких заданий приносит скорее разочарование и понимание собственной неполноценности, чем пользу. Таким детям трудно обводить по контуру любую фигуру. Я считаю, что в дошкольном (и младшем школьном) возрасте крайне вредны занятия по типу «тяжело в учении — легко в бою». Они ломают личность ребенка, а не закаляют его характер. Причем навыки от таких заданий если становятся лучше, то совсем незначительно.

Что же делать? Ребенок, испытывающий трудности, достаточно скоро понимает, что есть то, что у него плохо получается. Как всякий нормальный человек, он старается избегать неудач. И здесь взрослые должны быть особенно деликатными, чтобы трудности в обучении не превратились в комплекс неполноценности. Давление со стороны взрослых, даже мягкое, постепенно лишает ребенка собственного мнения и воли, порождает апатию и потерю интереса. Такой ребенок перестает доверять самому себе.

Чтобы улучшить координацию ребенка с ним хорошо играть в мяч. Заниматься такими играми, в которых две руки работают одновременно, например: в каждой руке ребенок держит по мячику нужно отпускать мячи одновременно двумя руками, рисовать одновременно двумя руками, очень важно заниматься кинезиологией и пальчиковой гимнастикой (купить книжку или найти упражнения в интернете). Занятия фортепиано (лучше всего с 5,5 лет) помогут развить межполушарное взаимодействие. Все вышеперечисленное поможет преодолеть трудности и в чтении.

Чтение

Если вы обнаружили, что ребенку не удается запоминать буквы или он переставляет буквы и слоги во время чтения, следует прекратить такое обучение. Начните с методик, в которых слова запоминают целиком. Чтение слогами отложите до 7 лет, при этом выбирайте слоги начинающиеся с только согласной буквы, затем читайте слова из трех букв (лес, дом, кот, сок), т.е. согласная, гласная, согласная. И лишь когда ребенок начнет быстро читать слова из 3-х букв, вводите слоги начинающиеся с гласных букв.

Чтобы ребенок запомнил правильную ориентацию в пространстве цифр и букв над ними нужно работать особым образом: нарисованные крупные цифры или буквы можно обводить пальцем, выкладывать пуговицами (или марблс) по заранее нарисованному контуру, писать пальчиками и палочкой на мокром песке. Вырезать большие цифры и буквы из бархатной бумаги и проводить пальчиком от «носика» к «ножкам», лепить их из пластилина (желательно белого) и теста. Превращать нарисованные цифры и буквы в различные предметы и животных (например, букву «Б» превратить в белку и т.д.) То есть делать образы цифр и букв яркими и запоминающимися.

Пример: При чтении ребенок путает в слогах буквы Г и Т. Я прошу придумать способ, как ребенок будет их различать. Например, ребенок решает, что буква Г напоминает недорисованный треугольник, а Т — стол. После такой придумки все слоги он читает правильно. Для запоминания слогов мы используем карточки Зайцева. В них ударный слог выделен черной краской. Детям легко запомнить слоги, входящие в понятные и конкретные слова. Из карточки: заяц запоминаем «за», корова «ро» и т .д.

Трудности письма

Обычно детей с такими трудностями видно с трехлетнего возраста: они плохо держат карандаш. С такими детьми нужно начинать рисовать пальцами, затем кистью, затем пастелью. Закрашивать фигуры начните кисточкой, затем пастелью. Рисовать круги учите, давая пастель в обе руки: пусть просто совершает ими круговые движения. Рисуйте и обводите большие контуры вначале пальчиковыми красками, затем кистью, затем пастелью. Для профилактики возможных трудностей, рисуйте с детьми с года пальчиковыми красками. Очень полезно красить пальцами объемные фигуры — для этого подойдут пластиковые и резиновые игрушки.

Как можно раньше начните ходить в кружок ИЗО (урок и преподаватель должны нравиться ребенку!!!)

Идем в школу

Как показывает мой опыт, даже если Вы много и качественно занимались с ребенком, дислексия к школьному возрасту полностью не уйдет. Когда мой сын пошел в школу, дислексия проявила себя в следующих вещах.

Чтение и письмо

Благодаря нашим занятиям мой сын к 7,5 годам читал со скоростью 100 слов в минуту. Но навык письма был далек от совершенства. Надо сказать, что нам повезло. В первом классе нас учили писать с помощью альбома с листами кальки: под лист кальки кладется лист с идеально написанными буквами и ребенок повторяет буквы на кальке. Хуже дело обстояло с математикой. Клетка не слушалась, столбики не получались. Учителя часто просили переписать работу. Если говорить честно, мне удалось всего один раз уговорить сына переписать работу. Он действительно очень старался. Вот только результат переписывания навсегда отбил у меня охоту просить его что-либо переписать вновь. Я поступила следующим образом: весь первый класс я писала все домашние работы за сына карандашом, а он обводил написанное. Хуже дело обстояло с дневником. Заполнять дневник он научился, только к 6 классу. Все записи в дневнике сваливались со строчек, залезали на отметки, предметы и дни недели перепутывались. Зато, с каким удовольствием завуч начальных классов тыкал в меня этим дневником на всех родительских собраниях!

Хочу объяснить: ребенок-дислексик просто не в состоянии писать красиво. Такие дети часто просто забывают правильное написание букв и их соединений. Из-за этого они пишут медленно и очень напряженно. А ведь еще нужно помнить про конец строчки, чтобы за него не заступить. К концу урока ребенок настолько измучен, что вообще не разбирает, что и где он пишет.

Учителя очень удивлялись, что в последней строчке сын делал все возможные ошибки. Это, по их мнению, свидетельствовало о его безграмотности. Я занималась формированием грамотности с самого раннего детства. Как слова пишутся правильно, мой ребенок мог ответить, даже если разбудить его ночью. Однако этот довод, приводимый в его защиту, не принимался во внимание. В то, что у него абсолютная грамотность учителя поверили только в 8 классе. Когда его навыки письма стали соответствовать возрасту — именно к этому времени он научился писать аккуратно и красиво.

Как работать со словами

Чтобы успешно справиться с данной задачей, заведите специальный альбом. В нем записывайте слова, вызывающие у ребенка трудности, причем буквы, которые надо запомнить, выделяйте цветом или размером.

Например: мОлОко. Чтобы слово лучше запомнилось, нарисуйте рядом со словом рисунок: стакан с молоком, у него, к примеру, вместо донышка и горлышка большие буквы О. К каждому слову надо придумать зрительный образ или подобрать созвучные слова (они не обязательно должны быть однокоренными). Цель данного задания — создать яркий, запоминающийся образ.

Приведу еще несколько примеров. кОрова – пишется «О», потому что она даёт мОлОко. кОрзина – пишется «О», потому что она круглая, как буква О; пИрог– пишется «И», потому что с пирогом устроили пир;

пАльто – пишется «А», потому что папа носит пальто. И т.д.

endemic-center.ru

«Ты что, читать не умеешь?». Как распознать дислексию у ребёнка

Приложите к книжной странице зеркало и попробуйте прочитать текст в отражении. Теперь вы примерно понимаете, что каждый раз видит дислектик вместо обычных строчек. Он не болен и не страдает нарушениями развития — просто по-другому воспринимает привычные всем знаки. Мама ребёнка с дислексией Ксения Букша рассказывает, как отличить дислексию от других особенностей развития и как помочь своему ребёнку с ней справиться.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Термин «дислексия» ввёл в оборот офтальмолог Рудольф Берлин ровно 130 лет назад. Именно он впервые описал нарушение, при котором человек с нормальным интеллектом и зрением не способен научиться (вообще или хорошо) читать и писать, несмотря на нормальные физические и интеллектуальные способности. Многие врачи описывали схожие случаи: подросток или взрослый, в остальном совершенно нормальный, как будто страдает «словесной слепотой». Сколько его ни учи чтению, он остаётся совершенно неграмотным.

В 1925 году невропатолог Самуэль Ортон систематизировал эти случаи и стал исследовать этот феномен. С тех пор интерес к дислексии не угасает, но единого мнения о причинах её развития до сих пор нет. Единственное, что наука знает точно: дислексия — не болезнь. В её основе лежат определённые нейробиологические отличия от «условной нормы», которые с высокой вероятностью наследуются. Дислексию можно упрощенно описать как нарушение связей между правым и левым полушариями мозга.

Дислексия не считается болезнью, а в её основе лежат нарушения связей между правым и левым полушариями мозга

Дислектик — человек, который немного, незаметно «дезориентирован в пространстве». Этой небольшой дезориентации достаточно для того, чтобы затруднить восприятие двумерных букв, слов, фраз и текстов в целом. Мозг дислектика как бы читает неправильно — «переворачивает» буквы и слова. И человеку приходится тратить дополнительное внимание на то, чтобы расшифровать их обратно. Попробуйте научиться читать в зеркальном отражении, писать левой рукой или делать перевёрнутые надписи, и вы приблизительно поймёте сущность школьных страданий дислектика.

Полные, если можно так выразиться, тяжёлые дислектики встречаются редко, и они действительно совсем или почти совсем не способны воспринимать и воспроизводить письменную информацию. Чаще мы имеем дело с дислектиком, которому удалось с грехом пополам договориться со своими полушариями и наладить сложную, энергозатратную систему «дешифровки букв». Но именно с грехом пополам. Подросток-дислектик (всё, что написано ниже, относится не к первокласснику, а к ребёнку, который учится уже в третьем классе или старше) интеллектуально развит на возрастную норму, но всё равно:

  • переставляет буквы при чтении;
  • читает с ошибками, пытается угадывать слова по первым буквам;
  • читает медленно;
  • не может понять, где остановились, читая в прошлый раз;
  • не понимает фразу, которую только что прочитал;
  • с трудом пересказывает прочитанное, даже если текст понравился (хотя сам может ярко и живо рассказать любую историю);
  • на письме делает множество ошибок, даже при списывании текста;
  • делает типичные «дисграфические» ошибки (дислексия на письме называется дисграфией): пишет «лишние палочки» или забывает их дописать, вместо «ц» получается «ч», потому что забыл сделать хвостик;
  • пропускает и переставляет буквы на письме;
  • ему никак не помогают ни правила орфографии, ни прилежное переписывание текстов — ошибок не убавляется;
  • может написать слово правильно, а рядом то же самое слово неправильно;
  • имеет проблемы с почерком: ему трудно писать по линеечке, буквы нередко пляшут и их наклон и нажим сильно зависят от настроения и состояния ребёнка;
  • не понимает при прочтении условие задачи, не может сообразить, чем «в два раза больше деревьев» отличается от «на два дерева больше» (хотя в жизни отлично это понимает);
  • с трудом запоминает «порядок действий» и не может решить длинный пример, хотя уже овладел навыками устного счёта и легко мог бы совершить в уме все имеющиеся в примере действия;
  • и наконец — так как на «дешифровку знаков» требуется много напряжённого внимания и концентрации — создаётся ощущение, что у дислектика дефицит внимания, хотя на самом деле это совершенно не так. Просто дислектику приходится обрабатывать во много раз больше информации в секунду, чем ребёнку без этих трудностей.

Вдобавок ко всему этому дислектик часто не умеет рисовать. Не может, например, даже в 9-10 лет изобразить лису, потому что не понимает, где у неё голова, а где хвост. Он путает левое и правое. Не может нарисовать схему, разместив на листе бумаги стрелочки или квадратики и так далее. Молва приписывает дислексикам своеобразие, одарённость и необычность суждений. Часто они бывают левшами или амбидекстрами.

Дислектики часто не умеют рисовать

Во-первых, дислексические особенности — достаточно специфические и узнаваемые. Они проявляются при овладении конкретным «пучком навыков» — чтения, письма и счёта. Если ребёнок и до начала обучения буквам демонстрировал, например, задержку речи или дефицит внимания (не мог сосредоточиться ни на еде, ни на слушании книжки), если у него всегда существовали трудности с координацией, интеллектом или общением — то школьные проблемы такого ребёнка связаны не с дислексией.

Во-вторых, следует обратить внимание на то, сколько ребёнку лет, как давно его начали учить чтению и письму и каково его (ребёнка) отношение к этому обучению.

Если ребёнок в шесть лет не хочет знать буквы, потому что ему больше нравится играть в Лего, то это не дислексия

Если третьеклассник читает со сносной скоростью, но делает много ошибок в диктантах, это тоже не дислексия.

В-третьих, нужно обращать внимание именно на специфические дислексические ошибки и особенности, перечисленные выше. Зеркальные буквы и неправильное держание ручки — ещё не признак дислексии, но если при этом десятилетний ребёнок легко может прочитать «кот» как «кто» или «ток» — то это уже на неё похоже. В целом о дислексии можно говорить, если ребёнка уже больше трёх лет упорно учат чтению и письму, а результаты (при интеллектуальной норме) совсем неудовлетворительные.

Если ребёнка в течение трёх лет обучают чтению и письму, а результаты такого обучения неудовлетворительные, то можно говорить о дислексии

Приведённые ниже рекомендации даны мной — мамой девочки с относительно небольшими проявлениями дислексии (в десять лет читает медленно, переставляет слова и буквы, с большим трудом овладевает навыками письма, делает множество дислексических ошибок) и опрошенной мной мамы мальчика с дислексией серьёзной (начал учиться читать в пять лет с частным логопедом-дефектологом и к 11 годам всё ещё испытывает трудности с чтением).

1. С самого начала учим читать осмысленно. Медленно и спотыкаясь, но чтобы каждое слово было понятно.

2. Читать только вместе и только интересное. Покупать красивые книги с картинками, чтобы сенсорное восприятие книги помогало ребёнку.

3. Приучим читать так: родитель медленно читает книгу, ребёнок следит глазами за текстом, и когда готов прочесть несколько слов, делает родителю знак и читает сколько может. Дальше опять вступает родитель.

4. Затем продолжим читать так: одну фразу читает родитель, другую ребёнок. Родитель не перебивает, но поправляет ребёнка в конце. Если трудностей очень много, стоит повторить фразу ещё раз до понимания.

5. Читать ребёнку вслух, пока готов слушать. Дислектик, особенно «трудный», всё равно останется таковым. И возможно, стоит отчасти довериться аудиокнигам.

6. Когда вам удастся научить дислектика читать про себя, вы обнаружите, что некоторые тексты ему проще читать именно так. Дело в том, что дислектику всё равно приходится дешифровывать слова, а когда он читает про себя, то некоторые слова можно пропускать без особого ущерба для смысла. Получается быстрее. Конечно, это относится не ко всем текстам. Условия задач так читать невозможно, а вот «Денискины рассказы» — самое то.

7. Если читать совсем трудно, стоит сделать широкую закладку с длинным вырезанным окошком посередине, чтобы были закрыты нижние и верхние строчки. Так буквы будут меньше плясать. Но этот приём, как и вождение пальцем по строчкам, следует в какой-то момент отставить.

8. Можно брать книги с большим шрифтом, перепечатывать тексты на принтере большими и, если есть возможность, цветными буквами. Есть специальные шрифты для дислектиков, например, здесь рассказывается о латинице.

9. Читать тексты, где главная опора в понимании идёт на картинки. Например, есть много хороших комиксов.

10. Этот пункт очень труден в исполнении, но дислектика нельзя учить писать по школьным правилам. Во всяком случае надо убрать все стандарты письма. У нас нет цели выучить дислектика писать грамотно — есть цель дать возможность получать удовольствие от процесса письма. Пусть ребёнок пишет с ошибками, переворачивает буквы, как это делают академически одарённые дошкольники четырёх-пяти лет, но пусть он использует эту деятельность в своей жизни, пишет авторские тексты, письма, комиксы и книжки.

11. Научить писать с разной скоростью, писать, проговаривая буквы, писать, специально делая ошибки, или списывать «ровно и красиво», писать по кривым и прямым линиям, срисовывать картинки по клеточкам и так далее.

12. Очень полезно писать разными ручками, карандашами, фломастерами и кисточками, лепить буквы и слова из пластилина, стараться угадать, уместится ли слово на листе, стараться «сжать» или «расширить» почерк.

13. Можно тренироваться делать на листе схемы или срисовывать карты, на которых размещать надписи разными способами.

14. Убрать оценки. Даже если они есть в школе, стоит объяснить всем заинтересованным сторонам, что долбать дислектика за двадцать ошибок в диктанте и заставлять его учить правила — жестоко и бессмысленно.

Дислексия на самом деле всего лишь другой способ восприятия письменного текста, другие отношения с ним. Это не болезнь и даже не нарушение. Многие дислектики вполне приспособились к своим особенностям и успешно адаптировались в жизни. Говорят, некоторые из них даже стали писателями: за письменным столом вместо них сидели их машинистки или жены, а сами они бегали по кабинету и диктовали.

mel.fm

Мой ребенок не хочет читать – вдруг у него дислексия? | Милосердие.ru

Ольга Азова, директор медицинского центра «Логомед прогноз», кандидат педагогических наук.

От чего бывает дислексия

— Что такое дислексия?

— Дислексия – это частичное нарушение процесса чтения, вызванное разными причинами, в том числе обусловленное несформированностью или нарушением высших психических функций.

О дислексии говорят следующие особенности чтения у ребенка: — фонематические проблемы, связанные с трудностями распознавания фонем, даже в сильных позициях ребёнок читает слово неправильно («Шеня» вместо «Женя»), — аналитико-синтетические проблемы, когда ребёнок допускает искажения звуко-слоговой структуры слова («нилейка» вместо «линейка») или не овладевает принципами слогослияния (вообще не может прочесть слово из нескольких слогов). — оптические проблемы, которые проявляются в трудностях усвоения образов букв, их элементов и в целом с оптико-пространственными нарушениями и особенностями зрительного гнозиса (ребёнок не ориентируются на листе, не видит линеечки). — мнестические нарушения, которые проявляются в невозможности запоминания буквы, — аграмматические проблемы характерны для тех детей, которые уже усвоили навык чтения, но во время «беглого» чтения допускают ошибки. Либо это один из признаков «угадывающего» чтения, когда ребёнок прочитывает начало слова, а потом «подставляет» неправильное окончание. При семантической дислексии наблюдаются разные механизмы нарушения: — неправильный тип обучения чтению — побуквенное чтение «бухштабирование» (когда ребёнок вместо слова читает перечень отдельных букв: Б, А, Б, А), — бедный лексикон,

—  плохой уровень овладения грамматикой (отдельно «карандаш» и «линейку» ребёнок знает, а прочитав задание «покажи карандашом линейку», не может выполнить).

Часто дислексия бывает смешанной, когда у ребёнка отмечаются разные виды нарушений чтения. Так бывает, если у ребёнка до школы были тяжёлые нарушения речи, или он долго молчал, либо это сочетанные нарушения в структуре других дефектов (при ДЦП, различных синдромах).

Если ребёнок физиологически и психически здоров, учится по общеобразовательной программе, занимается проблемой школьный логопед. Если дислексия связана с проблемами физического и психического здоровья ребёнка, то к работе необходимо подключить и других специалистов – детского невролога, психолога, нейропсихолога, массажиста.

Когда дислексия – болезнь гениев

— Очень часто на разных сайтах, посвященных дислексии, можно видеть переводы иностранных статей или материалы, основанные на зарубежном подходе к проблеме. Чем зарубежный подход отличается от российского?

— Этот вопрос очень важен. Я, например, студентам на лекциях рассказываю об этом и даже включила этот вопрос в экзаменационные билеты. Более того, участвуя на международных конференциях по дислексии, всё больше убеждаюсь в важности и правильности отечественного подхода в трактовке механизмов дислексии.

Говоря о диагнозе dyslexia, отечественная школа логопедии очень последовательно расписывает механизм нарушений, о котором мы говорили выше. Среди этих нарушений есть особый вид — «оптическая дислексия»: трудности усвоения образа буквы, смешение графически сходных букв, их взаимозамен (З-В, З-Е, Р-В, Т-Г и т.д.). У ребёнка «пляшут» буквы и строчки, он как будто не видит буквы, может не воспринимать какой-то шрифт, пробелы, переход с одной строки на другую, буквы сливаются-слипаются, смотрят в разные стороны, и другие похожие проблемы.

Зарубежные специалисты, говоря о дислексии, чаще всего имеют в виду только эту, оптическую ее разновидность. И здесь надо понимать: состояние детей с такой проблемой, даже при всей ее сложности, в целом значительно легче, ведь у них нет проблем с развитием речи и связанной с этим задержки психического развития.

Порой, наоборот, начинают даже говорить об особенности и гениальности таких детей: с оптикой плохо, а всё остальное, возможно, компенсаторно – перфект. Отчасти – это миф, но у кого-то – правда. Среди детей, которые проходили у меня коррекцию, были те, у кого была велика склонность к рисованию и музыке.

Как правило, детям с оптической дислексией, кроме работы с логопедом, нужна консультация и психолога, и нейропсихолога.

Возможно, понадобится консультация невролога, который может в реабилитационных мероприятиях предложить и массаж, и ЛФК, мозжечковую стимуляцию, чтобы помочь формированию базисных для чтения функций.

Русский — великий, могучий, ужасно сложный

Ещё, касаясь разницы между отечественным и зарубежным подходами, надо помнить, что мы — обладатели очень красивого языка, который входит в топ трёх самых сложных языков мира. Многие языки мира не такие сложные, там не такой многоступенчатой грамматики, ограниченное количество падежей и родов, а значит, нет вариабельности окончаний. А чего стоят наши причастия и деепричастия, фонематические языковые процессы, которые подарили нам красоту языка, но и одновременно проблемы!

У нас есть паронимы, синонимы, квазиомонимы – масса слов, которые отличаются друг от друга на один звук. Множество языков в мире этой проблемы просто не знают, там не делят звуки по глухости-звонкости, твёрдости-мягкости, шипящие-свистящие и различные соноры.

Поэтому наш отечественный подход к дислексии шире – и касается языковых проблем, сформированности психических функций: фонематического восприятия, фонематического анализа и синтеза, недоразвития лексико-грамматического строя речи, мнестических и рецептивных процессов, и, конечно же, зрительного анализа и синтеза, пространственных представлений.

Проясняем термины Для того, чтобы грамотно разобраться в литературе по интересующей нас проблеме, родителям нужно знать несколько терминов. Кроме дислексии, отечественная наука различает алексию — сложное комплексное нарушение, когда ребёнка в принципе невозможно научить читать. У таких детей нарушено усвоение образа буквы, может отмечаться грубое нарушение речи, умственная отсталость или сложные сочетанные формы нарушений; Существует два нарушения письма – дисграфия и аграфия, и нарушение письменной речи — дизорфография. В иностранных пособиях различают легостению – когда у ребёнка и дисграфия, и дислексия одновременно. Но отечественные специалисты не пользуются этим термином за ненадобностью, потому что есть дисграфия и дислексия и действительно очень часто они сочетаются. Диагноз «гиперлексия» ставят, детям с расстройством аутистического спектра – когда дети читают механически, не особо понимая смысл прочитанного. Такие дети, например, по титрам могут выучить иностранный язык, или запомнить и воспроизвести большой объём «сложной» информации, но смысла её не понимают.

Как понять, будут ли у ребенка проблемы с чтением?

— Можно ли распознать дислексию до того, как ребенок начнет учиться чтению? Какие особенности в его поведении помогут насторожиться?

— Для того чтобы понять, будут ли у ребенка проблемы с чтением, нужно в целом оценить состояние здоровья ребёнка: его физическое и психо-речевое развитие, умение пользоваться разными видами памяти – все это легко проверяется до школы.

У любой проблемы есть корни. Рассмотрим различные способы диагностики проблем, которые в дальнейшем могут привести к развитию дислексии:

  1. Если у ребенка есть речевые нарушения, он ходит к логопеду. Логопед также смотрит, есть ли у ребенка нарушения фонематического слуха, анализа и синтеза, понимания, нарушен ли словарь и есть ли аграмматизмы (неправильное образование слов и их форм), насколько развита связная речь. Именно на занятиях, развивающих речь, логопед проводит и профилактику нарушений чтения, особенно тех видов, которые связаны именно с речью.
  2. На занятиях по ИЗО и при использовании любых видов ручного труда хороший воспитатель заметит, что у ребенка плохо развита мелкая моторика (не умеет вырезать, лепить, приклеивать, шнуровать, застёгивать пуговицы). Для письма, каллиграфии очень важно уметь выполнять мелкие точные действия. Их тренируют специально. Я рекомендую эти упражнения каждый день.
  3. Если ребёнок идёт в школу, он должен уметь кататься на двухколесном велосипеде — функции письма и чтения требуют координации и слаженности.
  4. Плохое владение ритмом может усложнить усвоение слов со сложной слоговой структурой, значит, его надо развивать — помогут танцы, музыка или более специализированные процедуры, такие как интерактивный метроном.
  5. Для чтения нужны хорошо сформированные зрительно-моторные и слухо-моторные координации, чтобы уметь видеть, слышать, говорить одновременно – именно это важно при чтении.
  6. Ребенок должен уметь запомнить и, если нужно, пересказать то, что он прочитал.
  7. Необходимо понять, какая рука у ребенка – ведущая, какой рукой он будет писать.

— Сама по себе леворукость – повод проверить ребёнка у логопеда?

— Да. Логопеды, психологи, нейрофизиологи и нейропсихологи часто обращают внимание не только на ведущую руку, но и ногу, и глаз. Латерализация важна, потому что в русском языке есть буквы, которые смотрят вправо или влево, симметричны по вертикали и по горизонтали или совсем несимметричны, а леворукий ребёнок может плохо усваивать направления.

На самом деле абсолютное большинство леворуких и амбидекстров (людей, одинаково владеющих двумя руками), кроме ведущей руки никаких особенностей не имеют. Левополушарное расположение центра речи наблюдается у 95 % праворуких и у 70% леворуких. И только у 15% леворуких центр речи находится в правом полушарии. Такие дети имеют особенности мышления — мыслят образами. Они могут обладать способностями к рисованию, музыке, а могут, наоборот, иметь ряд неврологических проблем.

Индивидуальный латеральный профиль помогает определиться с типом программы обучения (в зависимости от сочетаний ведущей руки, глаза и т.д. можно рекомендовать ребёнку школу определённого профиля. Например, ведущий левый глаз, рука и плечо – повод отдать детей в математическую.

Детей с разной латерализацией имеет смысл отдать в школу, где больше внимания уделяют чтению и гуманитарным наукам. А вот подход большинства гимназий, где берут сложную программу сразу по всем предметам, — неверный. Такая учёба очень тяжело даётся даже обычным детям и крайне тяжело – правополушарным леворуким).

Как определить ведущие руку, ухо, глаз Например: попробуйте покидать ребенку маленький мячик, который он должен ловить любой рукой, но только одной. Ведущая рука определяется по тому, какой рукой чаще пойман мяч. Можно попросить ребенка «размешивать» ложкой сахар в стакане, «вдеть воображаемую нитку в иголку: у леворукого ребенка нитка окажется в левой руке. Проверить ведущее ухо можно, попросив послушать, тикают ли часы. Ребёнок развернётся ведущим ухом к источнику звука. Проверить ведущий глаз – попросив «посмотреть в скважину, прищурив один глаз. Глаз, которым ребёнок будет смотреть в скважину, — рабочий».

Все эти тесты достаточны условны. Главный критерий – какой рукой ребёнку предпочтительно действовать в быту: держать ручку, карандаш, ложку для того, чтобы писать, рисовать и есть.

В школе: проблемы или просто не старается?

— Как в школе отличить дислексика от «не старается»?

— На самом деле «не старается» и «не внимателен» — это тоже то, на что нужно обращать внимание и искать причину, почему ребёнок быстро утомляется.

Родитель может обратиться к логопеду с тем, что ребёнок не запоминает, например, буквы. Но опытный специалист обязан спросить: «Что ещё беспокоит, что еще не так?»

Если родитель перечисляет: утомление, неумение переключаться, головные боли, рвота, неумение сосредоточиться – это всё симптомы и поводы для обращения к неврологу.

Если вернуться к вопросу, трудно ли усвоить буквы обычному ребёнку, ответ достаточно прост. Умение запоминать образ буквы — предуготованная функция. Дети чуть ли не с рождения видят буквы везде – на биллбордах, в газетах, в книге, которую читает папа. И в один прекрасный день ребёнок сам спросит: «Это что за буква?», — потому что слово «буква» он знает. То есть, ребёнок сам опытно-практическим путём дойдёт до того, что буква – это знак, который означает звук.

Итак, проблем с запоминанием и распознаванием букв у обычного ребёнка в целом быть не должно. Если они возникают, надо обращаться к помощи специалистов.

Почему некоторые дети не запоминают, не узнают буквы? Причин несколько: — литеральная агнозия или грубое нарушение зрительной памяти (невозможность запомнить образ буквы), — вербальная агнозия – конкретную букву распознаёт, а при написании слов, словосочетаний, предложений отмечаются искажения схожих по написанию букв, — вариант проблемы – «зеркальное» написание букв. Обычно «зеркалят» маленькие дети, когда процесс запоминания букв в стадии усвоения навыка. Как только этот процесс завершен (обычно все дети запоминают все образы букв к концу второго класса), дети перестают делать подобные ошибки. При этом до конца второго класса ребёнок имеет право спросить: «А как пишется «э» или «ф»?» Это не такие частоупотребимые буквы русского алфавита. Но если ребёнок и далее, например, в пятом классе продолжает писать «с» в другую сторону — «ɔ», то это уже не вариант оптической дисграфии, а зеркальная оптическая дисграфия.

Если ребёнок учит и не может запомнить буквы, забывает те буквы, которые часто используются в русском алфавите («а», «м» или «в»), нужно уже говорить не о дислексии, а об алексии. Такие детки обязательно, кроме логопеда, должны заниматься с нейропсихологом, клиническим психологом, получить консультацию невролога.

— А если ребенок плохо и медленно читает?

От способа чтения зависит и его скорость, отклонения в которой теперь тоже считаются дислексической ошибкой.

Здесь, наверное, нужно говорить о возрасте детей.

Существует три способа чтения: послоговое, «слог+слово» и «беглое чтение».  Ещё есть «бухштабирование» — последовательное называние букв слове (Б, А, Б, А) – чтением этот процесс называть нельзя, это неправильный тип обучения чтению.

Я считаю совершенно нормальным, если первоклашки читают по слогам. Так отрабатывается первый этап навыка чтения и его нельзя ускорить как-то извне – всему своё время. Ребёнок «начитался по слогам» и от этого способа переходит к другому — «слог+слово». Позже ребёнок узнаёт и начинает читать целые слова, переходя к беглому чтению.

В скорости освоения этого навыка ребёнка нельзя торопить. И просьбы родителей и учителей «читай быстрее» бессмысленны.

Так же неоправданно просить «быстрее вязать» или «быстрее переключать коробку передач в машине» человека, который только-только осваивает навык вязания и вождения машины.

Тут мы ничего не ускорим, но навредить можем: ребёнок начнёт торопиться и пытаться «угадывать» окончания слов.

Родители, которые пытаются приучить ребёнка к беглому чтению слишком рано, добиваются только одного – «угадывающего чтения», когда ребёнок пытается угадать слово по первому слогу, который он успел прочесть.

В итоге ребёнок делает ошибки, путается, не может понять текст, и вообще забрасывает чтение.

На начальном этапе формирования навыка чтения нужно проявить терпение – разрешить ребёнку читать в том темпе, который он пока может держать, не подгонять и не исправлять.

Разрешить водить пальчиком под строкой, пока эта необходимость сама не отпадёт. Пальчик – это такой «костылик», «палочка-выручалочка». Ребёнку и так очень трудно справляться с самостоятельным чтением, без которого он прекрасно обходился в дошкольном возрасте, когда ему читали взрослые.

Самое главное – это создать интригу вокруг чтения, чтобы это, скучное на первых порах, занятие довести до навыка и привить-таки к нему любовь. И одно из важных условий здесь – читать самим взрослым, подавать пример. Ребёнок должен видеть, что родители, братья-сёстры читают, что это нечто необходимое и такое же важное, как есть и спать, чтобы это вошло в его личный обиход.

Очень многие дети не прогрессируют в скорости просто потому, что не читают. А когда ребёнок читает каждый день, темп обязательно увеличится.

— А учитель способен распознать дислексика от «не старается»?

— В этом я до конца не уверена. Мне кажется, у него на это уже нет времени.

Проблему учитель, вероятнее всего, видит – разобраться с ней некогда.

Хотя нельзя исключить, что где-то в районной школе сидит замечательная Мариванна, у которой хватит душевных сил донести до мамы, какие именно у ребёнка проблемы или если уж не самой разрешить их, то предложить сходить к логопеду.

Я не склонна обвинять учителя в том, что он не может решить коррекционную проблему. Даже к логопеду учитель не может порой направить ребёнка, потому что такая штатная единица теперь не предусмотрела в школе.

Чем опасно принудительное раннее чтение

— Можно ли спровоцировать проявления дислексии у здорового ребёнка ранним обучением чтению?

— Учить ребёнка читать до школы действительно не надо.

Можно не препятствовать только тому, что ребёнок делает сам – хоть в два года.

Есть большое популяционное исследование, которое проводится в Институте возрастной физиологии РАО: проблемы памяти – это результат сверхраннего обучения, потому что создается система неадекватных требований, в том числе и очень раннее обучение чтению.

До шести-восьми лет ребенок не готов к чтению «физиологически»: не сформированы обеспечивающие функции:

не развито селективное внимание, без которого невозможно чтение и письмо, не сформированы в достаточной степени память и речь. Только к шести-восьми годам, когда созревают лобные доли мозга, у ребенка начинают формироваться эффективные зрительные дифференцировки. В этом возрасте и есть физиологический смысл начинать обучать чтению.

Если же начинает читать трёх-четырёх летний ребенок, это может привести к появлению неадекватного механизма чтения, которое ещё называют «угадывающим»: ребёнок будет неравномерно бегать взглядом по строке, успевая прочесть первые несколько букв в слове и пытаясь по ним угадать окончание. Да, таким образом можно спровоцировать дислексию.

— Имеет ли смысл ребенка с неврологическими проблемами или физиологически незрелого отдавать в школу позже?

— Я не очень люблю, когда пропускаются сензитивные (наиболее благоприятные) периоды. Самый оптимальный возраст для похода в школу — семь-семь с половиной лет. Физиологически незрелый ребёнок всё равно будет продолжать «вызревать» до пубертата, поэтому не стоит его передерживать дома. Иногда говорят, чтобы нужно продлить детство до восьми лет. Я задаюсь вопросом: а почему не до девяти или десяти, или даже до подросткового возраста? Нет, я против.

Всей семье психологически проще, если ребёнок пошёл в школу одновременно со своими ровесниками и продолжает решать уже известные и обозначенные проблемы одновременно с учёбой. При этом не стоит игнорировать занятия с логопедом, психологом, при необходимости — продолжать посещать невролога.

Я очень редко соглашаюсь на то, чтобы подождать до восьми лет. Это оправданно, если сильно настаивает психолог — если у ребёнка нет мотивации к обучению, он только-только начал по-настоящему играть, или же я сама вижу, что нужно дать стабилизироваться речи, которую только недавно «вызвали». Но и шестилеток в школе я видеть не хочу.

Я, например, пошла в школу в семь с половиной лет – и в жизни никуда не опоздала.  И так до сих пор считаю, что всему своё время: читать будем в школе, до школы – гулять и играть – учиться взаимодействовать.

— Какие-то ещё ошибки в составлении школьных программ могут провоцировать ошибки в чтении?

— Такое возможно, когда в программу обычного обучения включают коррекционные приёмы. Например, если учитель на обычном уроке говорит: «Смотрите, дети: буква «Е» смотрит в одну сторону, а буква «З» — в другую», — назавтра половина детей будет эти буквы путать. Если у ребёнка, обучаемого обычным способом, не возникает проблем в различении букв, то разницу объяснять и не надо.

Прививаем любовь к чтению

— Надо ли на период обучения чтению оставить только книги и дозировать визуальные источники информации – гаджеты, телевизор?

— Я считаю, что книга на начальных этапах обучения конкуренции с любым визуальным рядом всё равно не выдержит. Очень многие процессы в обучении завязаны на визуализацию – не случайно складываем мы с ребёнком не «2+2», а «два и два яблока».

Поэтому в борьбе с гаджетами и компьютером будет только две эффективных средства – личный пример родителей и правильные шаги.

Например, можно устраивать совместное чтение или чтение по ролям, но надо найти книгу, которая была бы интересна для всей семьи. Может быть, получится заложить традицию семейного чтения.

Можно, привлекая на помощь любимый гаджет, предложить диафильм – вывел на проектор картинку – и ребёнок читает. То есть, главное, предложить, показать, стимулировать интерес к чтению. Понятно, что «мама мыла раму» — очень скучно. Но и без «рамы» мы не обойдёмся – там специально простая структура слова.

Не надо навязывать ребёнку свой вкус, не предлагайте ему прекрасного Носова и Драгунского, пускай ребёнок читает то, что ему нравится – про принцесс, причёски и маникюры или фантастику, про животных и машины.

Главное, чтобы ребёнок обратил внимание на книгу как источник информации.

Можно поработать с поощрениями. Подумайте, чем вы можете поощрить ребёнка, главное, чтобы поощрение было здесь и сейчас.

Это могут быть конфеты, хотя стоматологи нас не поймут.

Нужно хорошо знать своего ребёнка. Помню, у меня занимался мальчик из очень состоятельной семьи, его было трудно чем-то удивить, родители могли купить всё. И я придумала покупать ему маленькие жвачки, причём за каждый успех давала сразу несколько. Он их вообще не жевал, просто ему нравилось, что у него к концу занятия – целая горка призов. Кто-то будет стараться – за смайлик, за весёлую картинку. И такие картинки ребёнок начнёт коллекционировать просто потому это – его поощрения.

Дислексию лечит специалист

— Могут ли в случае диагностированной дислексии заниматься с ребёнком сами родители?

— Могут, но под руководством специалиста. Помимо обязательной диагностики и приездов к логопеду, можно организовать расширенные консультации, где составляется реабилитационный и обучающий маршрут, что именно с ребёнком делать. При согласии педагога возникающие вопросы можно быстро задать ему в соцсетях. Иногда целесообразно предложить для самостоятельной работы «большое» задание, с которым родитель уходит домой, а потом показывает ребёнка в динамике, спустя какое-то время.

И это может быть задание совсем не только по чтению, но и конкретный совет: подключить к работе с ребёнком других специалистов – нейропсихолога, невролога, массажиста.

Иногда бывает, что ребёнка смотрит невролог и говорит: «Давайте сначала решим проблему с энурезом и пищеварением, потому что у ребёнка третий день запор, он у вас вообще еле сидит, какое уж тут чтение?»

Читать с ребёнком дома вы всё равно будете, другое дело, что у специалиста есть лайфхаки – интересные тексты, поощрения, всякие находки. У него обучение пойдёт быстрее и веселее.

— Как долго придется посещать логопеда?

— Зависит от состояния ребёнка. Если мы быстро найдём «винтик», на котором держатся проблемы и займёмся именно им, сдвинемся с места достаточно быстро.

Если состояние ребёнка осложнено другими диагнозами – например, умственной отсталостью, — времени потребуется больше. Читать сложные тексты со множеством специальной терминологии он, конечно, не будет, но довести навык до такого состояния, чтобы ребенок им свободно пользовался, — вполне возможно.

Но я однозначно не верю в истории «сейчас мы три дня почитаем – и всё пройдёт».

«Просто объяснить» навык чтения нельзя – его нужно вырабатывать и совершенствовать.

Например, если бы в программе первого класса урок письма стоял один раз в неделю, мы бы учились писать до одиннадцатого.

— Насколько реально ко всем специалистам, необходимым для коррекции ребёнка-дислексика, попасть бесплатно по ОМС?

— Знаете, я – за частные клиники. Я понимаю, что этот ответ мало кому понравится, но всё дело в нынешних нормативах на приём. Не может специалист за три минуты посмотреть ребёнка, записать всё нужное, выписать талон и так далее. Неврологические проблемы нужно уметь трактовать, и на это нужно время.

Например, у меня как логопеда первичная диагностика ребенка и консультация занимает от часа до полутора, а в прочем я не лимитирую по времени: родитель должен получить ответы на вопросы, с которыми пришёл, разрешаю, если что-то забыли спросить, писать мне в соцсетях. Во всём мире качественные консультации – тоже чаще всего не государственные программы, увы.

— Надо ли переводить дислексика на домашнее обучение?

— Я против любого сепарирования, потому что навык общения понадобится ребёнку везде.

При этом, понятно, что наше общество я поправить не могу. Значит, ищите учителя, который готов бы был такого ребёнка не ругать, а поощрять каждый его успех. Если мы поощряем личные успехи и личный рост ребёнка, проблемы в том, что он учится среди всех, нет никакой.

Фото из личного архива Ольги Азовой

О том, как выбрать логопеда для ребенка, читайте:

Как выбрать логопеда для ребенка?

www.miloserdie.ru

Как помочь ребенку с дислексией? Первый семейный портал Казахстана

Дислексия – это частичное нарушение способностей ребенка к обучению чтения. Чаще всего такие проблемы выявляются в начальной школе, так как в дошкольном возрасте дети только знакомятся с буквами и заметить подобные отклонения практически невозможно. Зачастую дислексия соседствует с другим отклонением – дисграфией (нарушение письма). Стоит сказать, что данные диагнозы не говорят об умственном отставании ребенка – он даже может быть лучшим в математике или на художественных занятиях. Но все мы понимаем, что умение читать необходимо для полноценного образования и дальнейшей жизни, поэтому очень важно, чтобы родители вовремя провели коррекционный курс обучения. О том, как можно помочь ребенку с дислексией, читайте в нашей статье.

К сожалению, диагноз «дислексия» сегодня ставят все чаще. Его диагностируют у 10-15 % школьников. Как мы уже сказали, заметить проблему до посещения школы очень сложно. Также важно понимать, что даже если ребенок подтянулся по чтению в начальных классах, проблема может вновь проявиться в средней школе.

Как проявляется дислексия у детей?

Нарушения в чтении чаще всего становятся очевидными ко 2-му классу. На что нужно обратить внимание родителям в этом возрасте? Если ребенок…

  • Читает по буквам;
  • Заменяет графически сходные буквы: И – Ш, Б – Д;
  • Смешивает или заменяет близкие по звучанию буквы: Б–П, Д–Т, К–Г, С–З, Ж–Ш.
  • Пропускает слоги или буквы при чтении, переставляет их, добавляет лишние буквы;
  • Пропускает слова и предложения, а то и целые абзацы;
  • Не понимает смысл прочитанного;
  • Прикрывает один глаз во время чтения.

Если у ребенка наблюдается один или несколько из этих признаков, рекомендуется обратиться к логопеду.

Дисграфия проявляется в большом количестве грамматических ошибок. Заметить проблему можно по разным признакам. Например, если ребенок…

  • Не использует заглавные буквы и знаки препинания;
  • Путает похожие по начертанию буквы: «З» и «Э», «Р» и «Ь» (мягкий знак) ;
  • Может не обратить внимания на лишнюю палочку в букве «Ш» или «крючок» в букве «Щ»;
  • Пишет медленно, неровно;
  • В письме некоторые буквы перевернуты в зеркальном направлении.

Как помочь ребенку с дислексией?

Родители должны внимательно следить за развитием ребенка с дислексией. Не нужно пытаться справиться с проблемой в домашних условиях – этого будет недостаточно. Репетиторство с учителем русского языка тоже не всегда дает значительные результаты.  Лучше обратить внимание на специальную систему обучения, совместно разработанную логопедами, психологами, дефектологами и неврологами. Большое значение имеют занятия с логопедом.

Также рекомендуется обсудить формат обучения с преподавателями в школе, при этом должен присутствовать логопед. Необходимо, чтобы на какое-то время педагог изменил систему оценок с учетом особенностей обучения ребенка-дислексика. Например, учитель по русскому языку должен учитывать, что ученику с дислексией нельзя давать текстовые упражнения с ошибками, которые нужно исправить.

Родители должны добиться того, чтобы в школе ребенка не критиковали за ошибки, связанные с дислексией, иначе он может замкнуться в себе, отказаться от попыток специального обучения, в связи с чем ухудшится ситуация с чтением и письмом.

Какие методики обучения использует логопед?

  • Различные речевые игры;
  • Занятия по логопедической азбуке;
  • Упражнения с использованием разрезной или магнитной азбуки для складывания слов;
  • Тренировка путем повторения слов;
  • Работы с наглядными материалами, которые помогают запомнить очертания слов;
  • Упражнения для мышц языка и улучшения артикуляции;
  • Изучение песен и стихов.

Что могут сделать родители?

Читайте вместе с ребенком. Выбирайте книги с интересными для малыша тематиками, чтобы он не чувствовал, что его тренируют, а получал удовольствие от чтения.

Развесьте в доме яркие таблички и календарики с крупными надписями, чтобы ребенок запоминал и «стыковал» звучание и написание часто употребляемых повседневных слов.

Покупайте детские журналы с кроссвордами и другими развивающими заданиями.

Зачастую в обучении хорошо помогают специальные аудиокниги вместе с параллельным чтением аналогичной книги. Поищите в сети аудиокниги для детей с дислексией. Если текстового варианта не прилагается, потрудитесь напечатать его самостоятельно. Именно комплексный подход дает наилучший результат.

Помните, что ребенок испытывает постоянный стресс во время учебы, так как чувствует себя хуже остальных. Чтобы поддержать его, подумайте о его сильных сторонах и найдите возможность для их реализации. Загляните в художественную студию. Например, девочки с удовольствием занимаются лепкой и рисованием, мальчики – конструированием или работой по дереву. Положительная оценка на других занятиях поможет ребенку чувствовать себя более уверенным, а это в свою очередь даст новые силы для обучения чтению и письму.

Домашние занятия

Предлагаем вашему вниманию несколько упражнений, которые помогут тренировать ребенку навыки к чтению и письму.

«Допиши букву». Для этого задания нужно сделать карточки со словами, в которых пропущена одна или несколько букв. Ребенок будет заполнять недостающие пробелы. Данное упражнение развивает зрительное внимание, а также способствует дифференциации смешиваемых букв, таких как «З» и «С».

«Слово за слово». У дислектиков часто ограничен словарный запас, поэтому задания по обогащению лексикона и формированию навыка словоизменения будут очень кстати. Можно предложить составлять уменьшительно-ласкательные слова (нога-ножка, стол-стульчик, сумка-сумочка) или притяжательные прилагательные (папа-папин, лиса-лисий, кот-кошачий).

«Почини слово». Сделайте карточки со слогами и предложите ребенку собирать из них разные короткие слова. Если первое время он будет испытывать сложности, в качестве подсказок подготовьте картинки-подсказки возможных вариантов слов.

«Слова на липучке». Напишите ряд слов, которые «приклеились» друг к другу. Пусть ребенок попробует разделить их (слова должны быть знакомые). Например, «ПАПАБАБАМАМАДЕДУШКАСЕСТРА». После успешного прохождения можно усложнить задачу и предложить разделять целые предложения. Например «ЯИДУВШКОЛУ», «ХОЧУИГРАТЬВМАШИНКИ».

«Кулинарная азбука». Во время готовки предложите малышу составить вам компанию на кухне. Разложите перед ним макароны и фасоль. Напишите крупным шрифтом на листочке знакомые короткие слова: «школа», «сад», «каша» и так далее. Пусть напротив этих слов ребенок попробует составить пиктограммы, заменяя гласные буквы макаронами, согласные – фасолью. Помимо навыков чтения и письма, эта игра отлично развивает мелкую моторику.

Дорогие родители! Не стоит думать, что ребенка с дислексией ждет тяжелое будущее. Занятия с логопедом могут практически полностью искоренить сложности с чтением и письмом, благодаря чему ребенок сможет быть весьма успешным. Примером для вас могут стать десятки известных людей, которые добились признания и поделились своими успехами, несмотря на этот диагноз. Среди них Уолт Дисней, Альберт Эйнштейн, Стивен Спилберг, Том Круз, Стив Джобс, Вупи Голдберг и даже любимый актер детей – знаменитый «Гарри Поттер» Дэниэл Рэдклифф! Верьте в своего ребенка, и в будущем он обязательно поблагодарит вас за ваши старания, которые помогли построить ему успешную карьеру и счастливую жизнь.

pandaland.kz

Дислексия: как помочь ребенку, которому трудно читать и писать

Экология жизни. Дети: Это стыдное слово «дислекция» или как помочь ребенку, которому трудно читать и писать? Каждому из нас хочется, чтобы наш ребенок достиг максимума в жизни и учебе. Чтобы у него было много друзей, его любили и у него все получалось. Но в жизни так бывает не всегда!

Это стыдное слово «дислексия» или как помочь ребенку, которому трудно читать и писать? Каждому  из нас хочется, чтобы наш ребенок достиг максимума в жизни и учебе. Чтобы у него было много друзей, его любили и у него все получалось. Но в жизни так бывает не всегда!

И тогда родители начинают винить себя, считают, что это они допустили где – то ошибку, страдают и ищут помощи. В таком состоянии тревоги и смятения они и обращаются к специалисту . 

И  основные вопросы, которые  задают родители :  «Где здесь наша вина ?» и «Что можно сделать?». И с этими вопросами я обращаюсь к специалисту с 30-летним стажем о области корректирующего обучения, учителю с огромным опытом  – Пнине Шефи.

Корреспондент:

Пнина, давайте начнем с того, что вообще должно вызывать беспокойство и зажигать красную лапмочку у родителей? Ведь я, как мать, не всегда знаю в каком возрасте ребенок уже должен бегло читать или писать, и что является нормой.

Пнина Шефи:

Понятие нормы, на самом деле очень размыто. Каждый ребенок развивается в своем темпе. Поэтому в раннем возрасте довольно сложно диагностировать наличие проблемы. Но все же некоторые моменты требуют внимания и должны настораживать:

  • Ребенок, старше 3-х лет все проверяет руками, без конца что–то трогает, все время должен держать, ощупывать или крутить в руках разные предметы.
  • Вместо того, чтобы называть вещи или действия словами, он указывает на них или применяет пантомиму.
  • Словарный запас ребенка беден, относительно того, что он слышит вокруг и относительно детей его возраста
  • Предложите ребенку большой выбор разных карандашей: тонких, толстых, круглых, треугольных. 

Проблемы с мелкой моторикой приводят к тому, что ребенок выбирает более объемные карандаши.

Корреспондент:

Так что это действительно болезнь или результат плохого преподавания или недостаточного внимания со стороны родителей?

Пнина Шефи: 

Это не болезнь. На самом деле, я считаю, что  нет такого понятия -  дислекция. Всегда можно развить ту часть мозга, которая котролирует производство и восприятие звуков. Хотя, специалисты все–таки обнаружили связь со здоровьем. Дети с ослабленной системой ухо–горло–нос, гораздо чаще страдают впоследствии такого рода нарушениями. 

Это легко объясняется. Ведь из-за избытка слизи и вообще при воспалениях верхних дыхательных путей искажаются произносимые звуки и ребенок не слышит себя достаточно четко, а если это происходит часто и в том возрасте, когда формируется узнавание звуков?!

Корреспондент: 

А чем такому ребенку может помочь специалист и сколько времени проходит, пока мы начинаем видеть первые результаты?

Пнина Шефи:

Спомощью специальных техник улучшается взаимодействие  между ухом, как органом восприятия и ртом, как органом произнесения. И это обучает узнавать различные звуки, записывать их и соответственно повышает оценки и, конечно, дает ребенку чувство уверенности в себе. В зависимости от сложности ситуации полное  решение проблемы берет от года до трех лет. Но первые результаты видны уже  через несколько занятий.

Корреспондент: 

А что могут сделать родители, чтобы помочь своему ребенку и в плане успеваемости и  в преодолении эмоциональных проблем?

Пнина Шефи: 

Важность родителей в жизни ребенка трудно переоценить и конечно они во многом могут повлиять на ситуацию.

1. Выбирать игры в которых ребенок руководит игрой и отдает указания. 

И задача взрослого точно и с полной  серьезностью следовать им. Это позволяет малышу почувствовать свою значимость и повышает его самооценку.Например, позвольте ребенку быть вашим учителем и в качестве ученика делайте ошибки и дайте ему возможность их исправлять. 

Это Вам будет интересно:

Про сексуальное воспитание — то, что потом исправляется годами

Стив Биддалф: Большинство людей попросту запрограммированы на несчастье

2. Все время предлагайте выбирать из нескольких опций (сделать уроки сейчас, после еды, перед прогулкой или начать заниматься с математики или чтения). Возможность выбора дает ощущение контроля и снимает напряжение.

3. Очень важно наладить грамотный тактильный контакт с ребенком. Правильное прикосновение творит чудеса! Можно сделать это с помощью массажа или рефлексологии. Это успокаивает и помогает построить положительные взаимоотношения с ребенком, а ему дает почувствовать  тепло и любовь.опубликовано econet.ru

Интервью записала Юлия Резникова

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление - мы вместе изменяем мир! © econet

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

econet.ru

Дислексия у детей: как помочь ребенку научиться читать и писать

Детская гиперактивность – особенность характера или болезнь?

История, которую рассказала мама Максима Виктория Коваленко, доказательство того, что, страдая дислексией, можно стать успешным, считает наш эксперт – врач-невролог Елизавета Меланченко.

Великий молчун

Я родила Максима в двадцать три. У меня рано пропало молоко, и моя мама предложила: «Иди-ка на работу, а с внуком я справлюсь сама. Какая разница, кто будет из бутылочки кормить?» Так что сына я почти не видела, только по выходным да иногда вечерами, если он еще не спал.

Макс рос спокойным и смышленым пареньком. Прекрасно занимал себя сам: отлично рисовал, неплохо лепил из пластилина и мог сидеть за этими занятиями часами. Одна беда: во дворе все сверстники Максима уже бойко лепетали, а наш молчал.

Комментарий специалиста: Если ребенок не говорит, надо всеми возможными способами побуждать его осваивать речь. Например, он тянется к чашке с соком или за яблоком. Не давайте ему лакомство сразу, пусть сначала попытается попросить. Показывая ему предметы, четко и разборчиво называйте их, просите повторить. Детям с дислексией надо развивать мелкую моторику рук: собирать конструктор с мелкими деталями, вырезать и клеить, лепить, плести из проволоки или цветных шнурков.

К детям, в коллектив!

Говорить сын начал лишь к трем с половиной годам. Но разобрать его речь было трудно. Мы-то к ней привыкли, а вот дети во дворе его не понимали.

Как-то мы всей семьей поехали к друзьям на дачу. Их дочка Маша, ровесница нашего Макса, болтала без умолку, наш же сидел рядом со мной букой и растормошить его было невозможно. Контраст был разительным. И мы с мужем, невзирая на бурные протесты бабушки, решили отдать сына в детский сад.

Комментарий специалиста: К сожалению, диагноз «дислексия», то есть нарушение способности детей с нормальным интеллектом к овладению навыками чтения и письма, ставят сегодня все чаще. Самый заметный дефект – малыш не выговаривает звук Р, замещая его на Л. Но редко кто из родителей обращает внимание на то, что ребенок плохо произносит шипящие, путает близкие по звучанию звуки М-Н или шипящие Щ-Ч меняет на свистящие Ц-С. Нередко это связано с нарушением слухового восприятия у самих взрослых. Соответственно дети таких родителей вовремя не попадают к логопеду.

Даже если вы только сомневаетесь, все ли в порядке у ребенка с речью, стоит показать его логопеду.

Помощь логопеда

Нас сразу определили в логопедическую группу. На удивление, занятия дали хорошие результаты. Мы тоже взялись за Макса. Занимались с ним по логопедической азбуке, делали упражнения для мышц языка и улучшения артикуляции, по дороге в сад учили песни и стихи. И хотя в багаже сына слов было не густо, речевые проблемы в основном удалось решить.

В школе сначала все шло хорошо, но затем Макс стал заметно отставать. Главные проблемы возникали при чтении и пересказе. Когда тексты были по полстраницы, он с ними успешно справлялся, но на больших объемах парень начинал буксовать.

На наше счастье, мы попали к замечательной учительнице. Она давала Максиму особые задания, часто занималась с ним после уроков, подтягивая по чтению и письму. Иногда мы с ней встречались, чтобы выработать единый план действий. Так общими стараниями мы закончили четвертый класс.

Комментарий специалиста: Когда дошкольник не выговаривает добрую половину букв алфавита, положение не столь критично для общения: все малыши плохо говорят, но как-то друг друга понимают. Детям постарше сложно адаптироваться в школе даже с незначительными речевыми нарушениями. Это сильно мешает учебе. Самые распространенные ошибки у них – оптические описки (зеркальное написание Я–R), пропуски гласных и согласных (скамейка – камейка, паровоз – парвоз), добавление и перестановка звуков (лопата – лотапа)… Чем тяжелее дислексия, тем многочисленнее и разнообразнее оплошности. Нарушается понимание прочитанного как на уровне отдельного слова, так и всего текста. Слова заменяются похожими (вылетел – влетел), существительные и прилагательные не согласовываются друг с другом, «хромают» падежи.

Очередная попытка

В пятом классе – новая напасть. На родительском собрании выяснилось, что сыном недовольна англичанка, а учительница по русскому, состроив скорбную мину, просто молча положила передо мной его тетрадку с последними диктантами. А там – все красное от замечаний, хоть плачь! Мы пробовали зазубривать слова, писали их по сто раз, но через несколько дней сын опять спотыкался на них же, делая самые нелепые ошибки. Например, вместо «колбаса» писал «калваса», постоянно путал парные согласные…

Выход подсказала школьный психолог. Она убедила нас снова обратиться к логопеду. И вот в свои 12 лет Макс опять идет на занятия в коррекционный центр и безумно стесняется этого. «Там, – говорит, – одни только малявки, и тексты заданий – такие же дебильные. Про зайчиков и белочек». Несмотря ни на что, желание победить свои проблемы у него было очень сильное. Он подолгу стоял перед зеркалом и выговаривал разные звуки.

Комментарий специалиста: К сожалению, благополучно разрешившиеся в раннем возрасте проблемы могут вернуться. Очень часто срыв возникает на фоне резко возрастающего объема заданий. Дело в том, что дислексикам сложно подстраиваться под общий темп обучения, ведь обычно в минимально короткое время надо усвоить задание, прочитать, осмыслить и запомнить текст, найти требуемые решения. Им для этого может понадобиться несколько попыток. Ведь у дислексика центры в мозге, управляющие языком, слухом и зрением, действуют рассогласованно, как лебедь, рак и щука: мозг не понимает того, что видит глаз, а язык не поворачивается это сказать.

Методики коррекции для четырнадцатилетних, по сути, такие же, что и для четырехлетних: упражнения по развитию речевых навыков, концентрации внимания, совершенствованию звукового анализатора. Логопедам, работающим в основном с маленькими детьми, действительно, бывает сложно подстроиться под подростков: их учебные пособия рассчитаны на детсадовский и младший школьный возраст.

Хорошее подспорье в обучении – аудиокниги. Школьник одновременно читает текст и слушает его же в наушниках, за счет подключения разных органов чувств восприятие текста происходит быстрее.

Как говорят ремесла?

Больших результатов от посещения коррекционного центра мы не ожидали, и все же он помог нам справиться со сложностями. И тем не менее требовалось придумать что-то иное, найти рычаги, способные поднять его само­оценку и заставить поверить в себя. Поэтому я отдала сына заниматься тем, что всегда у него получалось лучше всего – лепить и рисовать. Так мы оказались в художественной студии. На эти занятия он просто бежал сломя голову. И не мудрено: там он был лучшим, даже несмотря на то, что многие дети были на несколько лет старше.

Сейчас Максим учится в художественном училище на столяра-краснодеревщика и школу вспоминает как страшный сон. Проблемы с речью стали не такими заметными, а писать ему почти не приходится.

Комментарий специалиста: Для таких детей очень важно найти свое место в жизни. Краснодеревщик – отличная профессия для дислексика.

А вообще дислексия – не приговор. Она не имеет никакого отношения к умственным способностям человека.

Достаточно вспомнить, что нарушения речи были у многих знаменитых людей: у Леонардо да Винчи, Альберта Эйнштейна, Агаты Кристи, Уолта Диснея, Пабло Пикассо, Томаса Эдиссона, Генри Форда, Джона Леннона. Дислексиками были и такие политики, как Джордж Вашингтон, Томас Джефферсон, Уинстон Черчилль, Джон Кеннеди, экс-президенты США отец и сын Буши. Популярные актеры Харрисон Форд, Вупи Голдберг, Энтони Хопкинс, музыкант Оззи Осборн, кинорежиссер Стивен Спилберг… Список этот можно продолжать и продолжать.

Смотрите также:

aif.ru


Смотрите также



Услуги по созданию дизайна; верстка



© JuliettaRose, 2008-2020. При использовании материалов ссылка на источник обязательна.